клуб «открытая россия»

«Ваша задача — постоянно быть в тонусе»

Евгения Чирикова— в клубе
«Открытая Россия»

26 ноября 2016
Евгения Чирикова, экоактивист и общественный деятель, выступила в лондонском клубе «Открытая Россия». Публикуем видеозапись и расшифровку разговора.
«Как России стать нормальным демократическим государством»
— Добрый вечер! Прежде всего мне бы хотелось сказать вам огромное спасибо за то, что вы пришли. Честно говоря, я не ожидала, что столько людей в Лондоне интересуются Россией. Ведь здесь столько важных тем: Brexit и другие.

Тут много молодых людей, это для меня приятный сюрприз. Пожилых тоже много, и это приятно.

О чем бы мне сегодня хотелось поговорить? В последнее время, когда говорят о России, то это обычно «плач Ярославны»: как мы все умрем, как кровавый режим высосет из нас всю кровь, и Россия больше никогда не поднимется с колен, как она распадется на куски, как все будет страшно и ужасно.

Глядя на поведение Владимира Владимировича и кооператива «Озеро» очень хочется присоединиться к общему плачу. Но мне не нравится такая позиция упадничества. Мне хочется вселять в людей надежду и уверенность. Тем более, что в России идет совершенно потрясающий процесс. Удивительно, но ни политики, ни политологи об этом не говорят.

Что на поверхности? Что мы видим? Мы видим чудовищное поведение в отношении оппозиционеров. Мы видим аресты, новые и совершенно безумные законы Госдумы — нашего сумасшедшего принтера. Мы наблюдаем совершенно чудовищную внешнюю политику. Однако в России за последние годы в десятки раз увеличилось количество гражданских групп, что называется grassroots-группы, которые борются за свои права. Их становится очень много — от Москвы до самых до окраин. Во-первых, об этом мало кто говорит. Кроме меня, пожалуй, никто. А во-вторых, потому что это, с моей точки зрения, — действительно надежда России. Сегодня я объясню почему.

Почему в последнее время так много негативной информации и почему мало разговоров про то, что можно было назвать надеждой России? С моей точки зрения, это происходит потому, что человеческое сознание устроено так, что вся негативная информация воспринимается нами лучше.

Негативные новости распространяются в 12 раз быстрее, чем позитивные. С одной стороны, человеческое мышление устроено так, что, если в соседней пещере тигр, то никакая другая информация уже не важна — он придет и вас съест. Но это — с одной стороны.

С другой стороны, мне кажется, что это в чем-то игра Кремля. Ему очень выгодно демонизировать мышь, которая забилась в Кремль и держит последние 16 лет нас всех в жутком страхе. Ему очень выгодно, когда говорят, что протест слился, что сопротивление бесполезно, что он страшно влиятельный. Даже не пытайтесь создать какие-то свои движения, партии. Даже не пытайтесь ему отвечать, все равно все в тюрьме окажетесь, все равно это все бесполезно.

Когда мы слишком вторим этому хору пессимистов, а этим грешат оппозиционеры, то мы играем на их поле. Для того, чтобы переломить эту ситуацию, мы должны создавать свою повестку и поднимать те темы, которые по-настоящему важны.

Что сейчас происходит с российским гражданским движением? Все вы помните 2010−2012 годы, особенно 2011−2012 годы — это подъем «белоленточного» движения. Потом оно куда-то делось, куда-то рассосалось. Никто не может понять — а где, собственно говоря, это движение? Кажется, что все: поле совершенно зачищено, остался этот демонический Путин, который что хочет, то и делает, а все застыли перед экранами телевизоров и страшно боятся. Вот эта жуткая картина — она ретранслируется и со стороны оппозиции, и со стороны кремлевских товарищей.

Но ситуация обстоит вовсе не так. Если вы посмотрите сейчас на Москву, то вы увидите не менее четырех активнейших grassroots-групп (таких же, как в свое время была наша группа в защиту Химкинского леса), которые бьются за свои права.

Сегодня, например, был настоящий бой сразу в двух местах. На улице Живописная, где люди борются против уничтожения сквера. Дошло до того, что мама с коляской встала на пути техники. Вам никто об этом не рассказал — я первая.

Сегодня же произошло столкновение между православными боевиками и москвичами на улице Лодочная. Это было настоящее физическое столкновение, когда людей, которые встали на защиту аллеи на их улице, просто начали бить эти наемные люди. Это те самые «сорок сороков», которые воюют против выставок, которые очень любят выступать за нравственность — сегодня они себя вот так безнравственно повели.

Это только за сегодняшний день. Москва на самом деле бурлит. У нас одновременно происходит защита «Парка Кусково» — это историческая усадьба, через которую наша умная власть решила прокладывать дорогу. Там мощнейшее движение.

В авангарде мамы, потому что папы во время кризиса пытаются какую-то трудовую копейку заработать. Протест очень активный, и это не единственная точка, где останавливается техника. Часто это делают именно женщины, и часто они это делают с детьми.

Когда мне говорят, что Россия уже покорена, то мне хочется сказать «а вы посмотрите, что делается на местах!» Посмотрите, как женщины себя ведут, насколько они активны и бесстрашны. Ведь сейчас цена за протест очень сильно возросла. Можно сесть как Ильдар Дадин на три года — получить реальный срок только за то, что ты вышел на пикет в соответствии с Конституцией. Подержал бумажку «Не хочу войны с Украиной», и за это можешь сесть в тюрьму. Но люди не боятся выходить.

Когда они выходят? Они выходят, когда дело касается их кровного интереса. Надо заметить, что Владимир Владимирович Путин совершенно гениальный человек — он нашел путь к сердцу практически каждого. Представители всех слоев населения со временем у нас в России становятся настоящими гражданами.

Я сейчас объясню, как это происходит. Не секрет, что во времена Советского Союза власть делала все, чтобы убить в человеке гражданина. Сделать все возможное, чтобы человек вообще не хотел сопротивляться, чтобы люди не умели самоорганизовываться. Была уничтожена деревенская община, как класс. Был уничтожен любой бизнес, потому что любой бизнес — это все равно вопрос договоренностей, самоорганизации.

Если вы почитаете исследование «Левада-центра», то увидите, что постсоветский человек — это просто какая-то страшная личность. То есть это человек, который не способен к самоорганизации, и даже к какому-нибудь сочувствию. А с очень низкими моральными качествами — не способен к солидарности. И вот с таким багажом, мы, собственно говоря, пришли к путинской эпохе.

Дальше началась настоящая кампания по «обыдлизации» населения, то есть, если вы включаете сейчас телевизор, вы смотрите по всем программам что-то типа «Дома-2», и понимаете, что это для дебилов. То есть это была совершенно целенаправленная политика, чтобы вот этого человека, уже несчастного, из страны, захваченной террористами…

Я напомню, кем были коммунисты — на самом деле это была самая настоящая террористическая организация. Сталин террорист был, банки грабил. Они 70 лет держали людей в заложниках. Люди, конечно, потом вышли с больным, не люблю это слово, «менталитетом», но не совсем здоровые. И тут они попадают в лапы следующей банды, которая пытается еще и самых умных из этих людей «обыдлить», если есть такой глагол. И совершенно невероятно и удивительно, что в такой ситуации появляется такое количество новых движений, о некоторых из которых вы даже знаете. Это при том, что у нас такая тяжелая история. Почему это происходит? Потому что, особенно в последнее время, когда в России наступил экономический кризис, наши власти, несмотря на то, что они очень подлые, они при этом еще и очень хитрые. И они поняли, что больше с черной жидкости денег получать не будут, что им больше за газ, нефть и уголь за ту цену, которая была, платить не будут. Мир меняется, мир переходит на другую энергетику — на чистую энергию. Мир больше не хочет платить этим не очень приятным странам, которые нарушают права человека, которые диктуют какие-то свои условия, только потому, что у них на территории есть какая-то черная жидкость. Мир пытается перейти на какую-то другую, безопасную модель энергетики и, следовательно, оставить за бортом страны, которые сейчас что-то из себя представляют только потому, что у них эта черная жижа, уголь есть, то есть они только за счет природных ресурсов живут.

Власти наши это прекрасно понимают, жить они привыкли хорошо и вкусно. И поэтому они придумывают новые способы извлечь черную жидкость — извлечь деньги. Только теперь они это будут делать, — и уже начали это делать, — из населения.

Первое, за что они взялись, — это зеленые зоны. И этот безумный девелопмент, который начался на наших зеленых зонах, начался с Химкинского леса — когда прекрасный дубовый лес решили вырубить под платную трассу и под инфраструктуру к ней, после чего мы 10 лет назад начали работать. Это была первая ласточка, сейчас таких проектов — миллион по всей стране.

Люди, конечно же, отвечают на это, когда дело касается вашей среды обитания, вашего вида из окна, вашего привычного образа жизни, когда вы привыкли в этом лесу брать воду, как это у нас произошло.

Почему у нас был такой протест? Потому что у нас очень плохая вода в Химках, и пожилые люди просто брали воду в этом лесу каждый день. Они пили нормальную воду — благодаря тому, что жили рядом с лесом, с родником святого Георгия. Это самые нормальные инстинкты — защитить свою землю. Это более понятно, чем пойти на выборы.

Я видела интересные наблюдения одного политолога. Он считает, что 80 процентов протеста в России — это протест экологический, причем люди могут не знать такого слова «экология». Они выходят, потому что дело коснулось их матери-земли. Дело коснулось земли, которую они считают своей. Они хотят передать ее детям в том виде, в котором она есть сейчас, — с деревьями, с речкой, незастроенной, незагаженной, незабетонированной.

И таких протестов очень много. Я вам, чтобы не быть голословной, привела несколько примеров: это протест «Кусково», вы, наверное, прекрасно знаете протест в парке «Торфянка». Никто не знает? Хорошо, я сейчас расскажу. Протест в парке «Торфянка» — это потрясающее место. На самом деле, это самый ядерный электорат нашей власти. Это спальный район Москвы, от центра далеко, и вот там решили возвести объект, не поднимается у меня язык сказать, что это храм. Они решили там возвести просто какой-то православный объект, хотя есть альтернативные варианты. Но почему там, в парке, хотят построить этот храм? Потому что рядом уже все земли отданы под супермаркеты, под небоскребы, под всю возможную застройку, поэтому любую застройку, вроде спортивных объектов, детских объектов, школ, детсадов, поликлиник, выводят в парк. И у людей отнимают их среду обитания, их лишают нормальной экологии, их лишают нормальной возможности просто дышать. Потому что Москва — это 14 миллионов жителей, огромный город, и, конечно, людям необходима нормальная экология.

И вот представьте: люди, которые очень поддерживали Крым, люди, которые очень поддерживали Путина, аплодировали ему — когда они встали перед необходимостью защищать свою землю, свой парк «Торфянка», очень интересно, как у них начиналась ментальная трансформация в какой-то момент, когда их начал избивать ОМОН. А надо отдать им должное — несмотря на то, что они были совершенно отравлены этой пропагандой ужасной, дело коснулось их вида из окна, их любимого парка. А он там один. То есть там такие каменные джунгли, и это — их один единственный парк. Они туда пришли, они там остались, они там остаются день и ночь, они организовали там лагерь. И люди самых разных возрастов не боятся того, что приходят православные боевики, бьют их, приходит ОМОН — их бьет. Они там остаются, несмотря на это.

Но сильно меняется их менталитет, потому что мы наблюдали, какие они дают комментарии, после того, как с ними произойдет какое-то неприятное событие. Комментарии следующие: «Как странно, сегодня ОМОН нас, русских людей, не жидо-бандер, бил, как фашистов. Это почему же? Мы же им сказали: „мы русские, мы хорошие“, а они нас бьют».

Дальше — больше. Против них начинается самая настоящая операция по пропаганде. Почему они парк «Торфянка» защищают? Ну, конечно, потому, что это им Обама заплатил. Потому что это план Госдепа: парк «Торфянка» очень нужен Госдепу, поэтому они наймиты Госдепа, естественно, американские шпионы, поэтому они защищают свой парк.

И у людей начинается следующая дискуссия: «Вот это да, мы сегодня прочитали в газете, что мы, оказывается, работаем на Америку! Но вот если так про нас врут, то, может быть, и про Украину не все правда?»

И этот внутренний диалог начинается у каждого активиста после того, как он становится активистом. Как правило, это абсолютно обычные люди. Они аполитичны, они ни по каким выборам не ходят, они верят телевизору. Но через этот активизм у них меняется сознание, и они действительно становятся совершенно другими.

А кому надо сказать спасибо? Конечно, надо сказать спасибо Собянину, путинскому режиму, благодаря которому советский человек с этим ужасным бэкграундом, о котором я вам сейчас только что сказала… Вот так, интересным образом все трансформируется. То есть путинская власть сама создает такие условия, при которых довольно много людей начинают меняться, — не только в Москве.

Есть парк «Дубки», где люди тоже так бьются. Я сейчас перейду и к другим регионам, но про парк «Дубки» я отдельно скажу. Это самоотверженные люди.

Парк «Дубки» находится в центре Москвы, рядом с Тимирязевской академией, и там люди не просто бьются. Этим летом, например, один из активистов, Дмитрий Байнов, вышел на защиту своего парка, и нанятые секьюрити избили его так, на глазах у полиции, что ему сломали ногу. Полиция на это смотрела, не остановила избиение. Человек попал в больницу и на костылях возвращается в парк обратно, защищать дальше свою родину. Представляете, как достало человека, что он готов даже на костылях приходить в этот парк?

Милиция, увидев такую нездоровую активность, как они считают, заводит на него уголовное дело по статье «хулиганство». Сейчас Дима у нас под уголовной статьей, и очень советую следить за его биографией. Я считаю, что такие люди и есть герои России. Совершенно обычный москвич, никакой не политический лидер, и при этом такое смелое поведение, совершенно не свойственное робким россиянам.

Если мы говорим про регионы, то там экологический протест идет широкой волной. Не могу не упомянуть протест, который вы все-таки знаете. Это протест на Хопре, Воронежская область. Чтобы в Воронежской, черноземной области добывали никель? 98% населения — это бабушки 98 лет, это мамы с детьми, папы и казачьи семьи. Это те самые казаки, которых изо всех сил пытается использовать путинская власть и которые считаются путинским электоратом, выходили против того, чтобы не уродовали их землю, не добывали никель.

Почему против? Потому что никель — это самое грязное на свете производство. Для производства никеля нужна чистая вода. Там прекрасная река Хопер — ничего более красивого я в своей жизни не видела. Я когда туда приехала, обалдела, потому что это похоже на Швейцарию. Это огромная река, это волшебный воздух, это орланы, у которых размах крыльев начинается от 4 метров. Там даже в свое время и зубры были, пока им уколы не сделали. Хотели как лучше, хотели их здоровее сделать, но убили. Там черепахи водятся! И вот эту реку хотят загадить под добычу никеля.

Земли, естественно, окислятся и после этого будут совершенно непригодны для сельского хозяйства. И люди настолько переживают за свою землю, что в каком-то богом забытом Елань-Колене выходит 98% населения, и люди дерутся за свою землю. Лидер этого движения оказался сейчас в тюрьме. Он два года уже находится в тюрьме и ждет суда, а протесты продолжаются, они каждую неделю выходят. Об этом, опять же, очень мало говорили.

Это крестьяне, люди без фейсбука, — они не сидят в контактах, в онлайнах, но они вышли за свою землю, когда их это коснулось. Опять же, кто молодец? Естественно, путинская власть! Молодцы, потому что они смогли достучаться до этих казачьих станиц. Это же тоже уметь надо, кстати говоря. Как они только ни старались!

Последняя акция летом мне очень понравилась. После того, как начали бурить, в колодцах вода стала отравленной, то есть пошла радиация, и пить эту воду было нельзя. Люди встали перед необходимостью пить отравленную воду. Приехала добрая власть и сказала: «Все, больше не пейте». После вопроса «где пить? где брать нормальную чистую воду?» власть быстро села в машину и уехала.

И, мне кажется, такого рода акции показывают всю глубину падения, всю безответственность властей, которые приветствуют добычу никеля в Черноземье. Это настолько странный проект, эта добыча никеля, — это просто не пересказать! Потому что в России не так много плодородных хороших земель. Воронеж — это одна из тех редких чернозёмных зон, где, собственно говоря, палку воткнешь, и она у тебя зацветет. Когда была всемирная выставка в Париже, до революции, то чудо, которое везли из России, — это огромный куб плодородной земли. Это было из Воронежа, из Воронежской области. И теперь такое место загаживается под этот проект. Кто сопротивляется? Крестьяне!

Дальше идем по регионам. Совершенно неожиданный протест произошел в Татарстане, который многие политологи уже списали: «Ой, господи, где эта Казань? Там все уже такие заснувшие. Там никакого протеста быть не может». Но власти и здесь нашли путь к сердцу граждан.

Они придумали гениальный проект. Они решили засыпать Волгу, что естественно. Земли мало в России, страна небольшая. Засыпать Волгу, посредине построить платную трассу, а по бокам от нее — симпатичные коттеджи. И назвать ее… Это такое luxury, это такие шикарные коттеджи, которые прямо смотрят на платную трассу.

Вам не надо объяснять, как это плохо отразится на природе. Это настоящее уничтожение. Это называется экоцид. Это уничтожение реки.

Во-первых, как происходит эта засыпка? Приезжает земснаряд, это такая машина с пятиэтажный дом. Он выкапывает огромным ковшом землю со дна и засыпает Волгу между островами. Это очень грязная и шумная работа. Все хомячки, белочки, зайчики убегают, вся рыба умирает. Это конец для национального парка.

Что сделали люди? Они садятся на свои маленькие резиновые лодочки, плывут к этому земснаряду и физически ему мешают работать. Одно неаккуратное движение, и ты идешь ко дну навсегда. Это смертельно опасный трюк. И люди на это шли. Вот так они защищают свою землю. Урочище Займище — защита Волги. Об этом мало информации, что странно. Это — те самые герои, про которых надо кричать, про которых надо говорить, которых надо поддерживать.

Власть, естественно, не осталась в долгу. Она стала сжигать дома активистов. Они недавно выиграли суд благодаря своей активности и солидарности. Суды в России выигрываются благодаря уличной активности.

Они показали, что они серьезная сила, с которой надо считаться.

Если вы пойдете в суд просто так, то никто вас по закону судить не будет, будут судить по понятиям. Они смотрят, стоит ли с такими связываться или нет.

Челябинск. Казалось бы, суровый город. Все живое уже давно убито. По телевизору нам показывают, что это такой дальний суровый регион. Вы представьте себе, что сейчас на улицы Челябинска выходят тысячи людей?

Они протестуют против горно-обогатительного комбината.

Кто был в Челябинске, тот поймет этих людей. Потому что экология там совершенно чудовищная уже сейчас, а новый горно-обогатительный комбинат кислорода не прибавит. Люди это прекрасно понимают и выходят на улицы, несмотря на то, что цена протеста сильно выросла.

Представьте себе, что сейчас голос поднимают даже такие презренные, с точки зрения Кремля, категории граждан, как коми-ижемцы и финно-угры.

На их землю пришли добывать уголь, газ и нефть. С ними никто никогда не считался. Это настоящая колонизация. С ними не считались в Советском Союзе, просто грабя их землю, с ними не считаются и сейчас.

Этой весной компания «Лукойл» при добыче нефти совершила преступление. Был огромный разлив нефти, была отравлена река Ухта.

Представьте себе, что коми-ижемцы, очень скромные люди с совсем иным менталитетом — в твиттер писать не умеют, иностранных языков не знают, живут натуральным хозяйством — целую неделю устраивали кампанию сопротивления.

Журналисты их не заметили, в отличие от ФСБ, которая начала их прессовать. Но эти люди не сдались.

Несмотря на прямые угрозы, они продолжали стоять со своими плакатами. Их очень мало, но их протест тем и ценен, что это те самые люди, от которых вообще никто и никогда ничего не ожидал.

Можно вспомнить про Сергея Кечимова. Это совершенно героическая личность — шаман, живущий на озере Имлор. По финно-угорским понятиям, это священное озеро, там даже рыбу не ловят и ягоды рядом не собирают.

Приходит туда «Газпром» и ведет себя там так, что духи предков просто трепещут. Они позволяют себе там все: браконьерство, гадить в это озеро. Они плюют на окружающую среду. Человек, чтобы защитить свою землю, вынужден взяться за ружье, чтобы просто прогнать этих захватчиков. Сейчас против него возбуждено уголовное дело. Это беспрецедентный случай.

Когда я 10 лет назад начинала свою активность как лидер движения в защиту Химкинского леса, я не могла в России найти вообще никаких примеров гражданского сопротивления. Я видела кампании «Гринпис», например. Может быть, я плохо искала их. Но сейчас это совершенно другая палитра.

Специально для того, чтобы дать голос этим активистам, мы с товарищами- защитниками Химкинского леса организовали медиа — такое же, как Meduza, но для активистов. Это такой фейсбук для активистов. Этот проект называется Activatica. Если вам интересно посмотреть на карте, где и кто сопротивляется, то вы можете открыть наш портал Activatica. Нажмите точку на карте и смотрите, что там происходит.

Россия кипит от Москвы до Дальнего Востока и до наших западных границ. Люди возмущены тем, как власти сейчас делают деньги на их земле.

У них нет другого выхода. Они не могут обратиться в честный суд, потому что такого нет. Они не могут обратиться в полицию, потому что она же их и бьет. Они не могут обратиться в прокуратуру, потому что с тем же успехом можно обратиться к Санта Клаусу. Но они поняли, что единственная возможность им вообще выжить на этой земле — это объединяться. Именно это они и делают.

Сейчас мы поговорили на тему, как «чудесный» Путин пробуждает гражданское общество через его интерес к застройке земель. Владимир Владимирович сделал все возможное, чтобы уничтожить природоохранные институты. Это первое, что он сделал, когда пришел к власти. У нас сразу не стало лесной охраны, часть Земельного кодекса была просто искромсана, часть федеральных законов, которые защищали природу, были уничтожены.

Он с тиграми, может быть, и целуется, но как делать деньги на природе, он знает совершенно четко. Спасибо ему большое за эту деятельность, потому что он всколыхнул очень большое количество людей. Без этого сидели бы и аплодировали, что «Крым наш». Но теперь они многое понимают.

Для того, чтобы сделать деньги на людях, власти придумывают разные новые поборы и разные новые несправедливые налоги. Яркий пример — это система «Платон». Я думаю, вы уже все слышали и знаете: это протест дальнобойщиков против несправедливой системы поборов с большегрузов.

Совершенно гениально Владимир Владимирович сумел достучаться до сердца такой категории, как дальнобойщики. Ведь это же уметь надо!

Кто когда-нибудь ездил в этих больших машинах? Мне доводилось. Обычно залезаешь в кабину, вот с этой стороны — Сталин, вот с этой стороны — Путин. И вот они друг на друга светят, два таких светоча. Это я так утрирую, конечно. Но это его электорат. Это самые его почитатели, кто не сидит в фейсбуке, не читает «Коммерсантъ» и «Ведомости», кто никогда не будет сильно анализировать внешнюю политику, кто отдыхает с пивом у телевизора. Такой у нас стереотип.

Сейчас дальнобойщики создали свой профсоюз. Они первые, кто прибегает на помощь к защитникам парка Торфянка. Они первыми пришли на помощь к фермерам. А почему они это делают? А потому что у них ощущение, что солидарность — это то, что вам поможет, это то, что вас сплачивает.

Возможно, они не так хорошо объединились, как объединились бы на их месте американские или английские дальнобойщики, но они и в других условиях выросли. То, что они есть — это уже огромный успех гражданского общества.

Это особое явление. Это люди, которым надо помогать и которых надо поддерживать, потому что власть их очень здорово заметила.

Когда они стали поддерживать фермеров, то их лидера Сергея Уварова посадили на 10 суток просто за то, что он на машине ехал.

Уваров ничего плохого не делал. Он просто призвал поддержать фермеров. Он не бежал по Красной площади с вилами! Просто за передвижение на машине! За намерение, по сути.

А к одной женщине, лидеру дальнобойщиков, пока она ехала поддерживать фермеров, в дом пришла полиция и третировала ее дочь. Ребенка довели до нервного срыва. Это цена их протеста — довольно серьезная цена.

Власть показывает, что с ней можно торговаться. Когда они видят реальное сопротивление, они начинают немножко «откатывать» назад: да, мы платеж не отменим, но мы понизим его в 100 раз; но стоит вам ослабить хватку, мы сразу же очень здорово повысим платеж. То есть ваша задача — постоянно быть в тонусе.

Это же прекрасно! Владимир Владимирович и его окружение делают все, чтобы люди не расслаблялись, чтобы у них гражданский тонус наращивался, чтобы они постоянно были активные и не забывали, благодаря кому они вынуждены терпеть эти лишения. Путин достучался до всех.

И теперь, казалось бы, две совершенно не связанные вещи. Вы наверняка слышали про «ночь длинных ковшей», когда уничтожали киоски в Москве. Когда все магазинчики и небольшие киоски вдруг стали незаконными. Все документы на собственность, которые они получили, оказались какими-то не такими. Это взволновало многих, ведь через какое-то время может оказаться, что документы на квартиру и дачу какие-то подозрительные. Самая настоящая экспроприация. Это с одной стороны.

С другой стороны, представьте себе, что этот процесс связан с маршем фермеров. И все это — один большой трюк наших властей, чтобы сделать деньги. Сейчас я вам расскажу, как работает эта замечательная схема.

Начну с фермеров. Почему появился марш фермеров? Дело в том, что у них земля находится в аренде. С некоторого времени крупные агрохолдинги начали у них рейдерским захватом эти земли отнимать и выживать фермеров с их собственной земли.

Эти агрохолдинги очень здорово связаны с властями, а особенно Краснодарский. Господин Ткачев, который в свое время был губернатором Краснодарского края, такой серьезный латифундист. У него большой интерес в этих агрохолдингах. Сейчас господин Ткачев пошел на повышение. Он стал министром сельского хозяйства. Он доблестно борется с западными сырами, давит их тоннами. Это страшно ответственная работа.

Но и у властей, которые остались в Краснодаре, есть отличные связи с агрохолдингами. Они этот процесс очень поддерживают. Потому что собирать деньги с агрохолдингов намного проще, чем собирать деньги со 150 фермеров. Одно дело — один объект, другое — 150.

Made on
Tilda