Никакого сибирского сепаратизма пока нет. И в этом основная проблема Сибири. К сожалению, говоря о сибирском сепаратизме, большинство имеют в виду «особые права» Сибири. Отсутствие этнической общности, слабые горизонтальные связи между регионами, отсутствие институтов гражданского общества — все это не создает питатальную почву для регионального сепаратизма. Наверное единственное, что объединяет сибиряков, это устойчивый представление о том, что Москва выкачивает все сибирские ресурсы, мало что оставляя на местах. После кратковременного всплеска региональной активности в 90-х годах, которая запомнилась созданием Ассоциации «Сибирское Соглашение», Уральской Республики Росселя, сегодняшние региональные элиты ориентированы на администрацию президента, нежели чем на интересы сибиряков.

Сибирь никогда не была автономной частью России. Даже в доиндустриальную эпоху, несмотря на огромные размеры она управлялась царскими наместниками. При этом как самостоятельная страна, Сибирь имеет все предосылки стать по настоящему демократическим, проевропейски и проамерикански настроенным государством. Россия обречена на конкуренцию с Западом, на православные ржавые скрепы, подпирающие почти тысячелетний ярлык на власть, фискальную и силовую, выданные Золотой Ордой. Московский князь Иван Калита получил право сбора дани со всех русских земель в пользу Золотой Орды в 1327 году за помощь в подавлении восстания в Твери. От хана Узбека ему был выдан и соответствующий документ — ярлык. По сути Россия и сейчас управляется этим ярлыком. Россия вынуждена противопоставлять себя западной цивилизации, модерну, обществу основанному на уважение к человеку, к его правам и его личной свободе. Сибирь, основанная людьми, которые не были рабами, людьми которые переезжали сюда от диктата царя, Москвы, коммунистического режима, московской бюрроократии — имеет возможность стать настоящим европейским государством.

Большие страны устарели в современном мире. Небольшие, динамичные, качественно управляемые государства предоставляют гражданам больше гражданских, политических и экономических свобод, больше возможностей для самореализации, развития предпринимательской инициативы, и как следствие — качество жизни. Достаточно посмотреть направление миграции, и понять куда устремлены взоры людей ищущих лучшую долю. Большие страны пытаются изобрести свои рецепты. Китай пытается опережающим темпом ликвидировать огромные структурные перекосы между богатым побережьем и бедным северо-западом страны, перед тем как начать настоящую федерализацию государства. Соединенные штаты и так представлют собой скорее конфедерацию, чем федерацию, при этом процесс федерализации идет дальше. Скоро в Калифорнии состоится референдум, на который выносится предложение разделить штат на 3 части.

К сожалению, Россия не имеет укорененных традиций федерализма. Кроме наверное 90-х годов 20 века, страна была и есть унитарным государством. Управляемой из Москвы, и распределяющей ресурсы централизованно. Это приводит к тому, что сибирскими регионами управляют зачастую некомпетентные ставленники Москвы, обязанные и подотчетные только центральной власти. Даже регионы с сильными местными элитами, и неавторитарными моделями правления, такие как Новосибирская область, фактически «сломаны» федеральной властью, и отданы под управление ставленникам из центра. Мэр маленького российского города становится губернатором одного из ключевых сибирских регионов! Не усмешка ли это над жителями Новосибирской области?

Сибирь будущего, это земля свободных и сильных людей. Которые полагаются не на власть, не на государство, а на свои силы, на свои таланты и свои мечты. Это страна, где нет насильственного угнетения одной территории другой, где жители могут построить ту модель государственного управления, которая соответствует их географическим, культурным, национальным, климатическим, экономическим особенностям. Где государство выполняет свои функции, не пытаясь влезть в личное, семейное, общественное и экономическое пространство. Где церковь отделена от государства и образования. Это страна уважающая своих соседей, не играющая в дешевые геополитические игры. Это европейская страна, которая сделала свой выбор на долгосрочное сотрудничество и интеграцию с Европой и Северной Америкой.