9 Сентября 2014, 22:03

«Россия выплачивает компенсации как налог на безнаказанность»

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев. Фото: East News, архив

Адвокаты Ходорковского и Лебедева призвали комитет министров Совета Европы заставить Россию исполнить решение Страсбурга об отмене взыскания с экс-руководителей ЮКОСа 17,4 млрд рублей. Юристы: решения ЕСПЧ Россия выполняет лишь частично

Защита бывших руководителей компании ЮКОС обратилась в Комитет министров Совета Европы с просьбой потребовать объяснений от России по поводу неисполнения решения Европейского суда по правам человека по жалобе на приговор по делу ЮКОСа, сообщил 9 сентября пресс-центр Ходорковского и Лебедева.

Комитет надзирает за исполнением решений ЕСПЧ странами, подписавшими Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод.

Решение по жалобе № 11082/06 Ходорковского и Лебедева ЕСПЧ вынес в июле 2013 года. Судом были выявлены значительные нарушения, допущенные в ходе рассмотрения первого дела экс-руководителей ЮКОСа, в том числе признано неправомочным взыскание 17,4 млрд рублей по гражданскому иску Налоговой службы о налогах, выплаченных аффилированными структурами ЮКОСа с использованием векселей нефтяной компании.

На основании решения ЕСПЧ Верховный суд РФ в январе 2014 года заново открыл производство по делу Ходорковского и Лебедева, однако в своем решении оставил без изменения часть, касающуюся гражданского иска Налоговой службы, — вопреки требованию ЕСПЧ.

Неисполнение российским судом страсбургского решения, говорится в обращении в Комитет министров ЕС, повлекло за собой серьезные последствия для Ходорковского и Лебедева, поскольку «из-за огромной суммы, присужденной за сфальсифицированный ущерб», Ходорковский не может вернуться в Россию, а Лебедев не может из России выехать.

Кирилл Коротеев, юрист правозащитного центра «Мемориал»:

— Санкций за неисполнение решений ЕСПЧ не предусмотрено. Единственная санкция, которую Комитет министров может принимать по уставу, — это исключение страны из Совета Европы. Естественно, Комитет не будет принимать столь жесткую санкцию в связи с неисполнением решений Европейского суда. Случай Михаила Ходорковского и Платона Лебедева — не первый, когда Россия не исполняет принятое ЕСПЧ решение.

Таких решений уже сотни, но Россия по-прежнему остается в Совете. И, наверное, это хорошо, поскольку иначе мы потеряем возможность жаловаться в Европейский суд.

Что может сделать Комитет министров в данном случае? Комитет может разослать информацию для сведения представителей других государств. Кроме того, у Комитета есть полномочия выносить промежуточные резолюции, отмечающие аспекты неисполнения конкретного решения, но это очень редко происходит. Также Комитет уполномочен обратиться в Большую палату Европейского суда с просьбой установления факта системного неисполнения конкретного решения. Однако в течение четырех лет — с момента наделения Комитета этим правом — ни одного обращения в Большую палату пока не последовало.

Владимир Краснов, адвокат Платона Лебедева:

— Россия обязана выполнять решения ЕСПЧ. Есть документ о ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, где Россия признает юрисдикцию ЕСПЧ и обязуется строго следовать его решениям. Пленум Верховного суда РФ детально разъяснил, как следует выполнять решения Европейского суда. Но на деле — совершенно другая ситуация.

Практика такова, что Россия относительно исправно выполняет решения ЕСПЧ лишь в определенной части, в первую очередь в сфере выплаты присуждаемых компенсаций и возмещения ущерба. В остальной же части с выполнением решений Европейского суда в России все обстоит очень плохо.

Эту тенденцию отражает и дело Ходорковского и Лебедева.

Символические денежные компенсации, которые были присуждены за незаконный арест и по второму решению, выплачиваются.

В остальном решения ЕСПЧ не выполняются.

На примере дела ЮКОСа: мы дважды побывали в президиуме Верховного суда России. Первый раз — когда состоялось первое решение первое по жалобе Платона Лебедева на незаконность ареста. Было возобновлено производство, были отменены решения о незаконном аресте. Это не изменило судьбу Платона Леонидовича, он как был в тюрьме, так и остался, но факт имел место. При этом никто из судей, выносивших эти незаконные решения, не понес за это ответственности. А присужденная ЕСПЧ компенсация заявителю была выплачена из государственного бюджета, то есть за счет наших с вами — налогоплательщиков — денег.

Акция в поддержку Михаила Ходорковского в Москве. Фото: Иван Секретарев / AP / East News, архив

Второй раз — по последнему решению ЕСПЧ председатель Верховного суда возбудил производство, но все ушло в паровозный гудок. Лебедеву сократили срок до фактически отбытого и на этом поставили точку. А основная часть решения ЕСПЧ — прежде всего о незаконности приговоров и незаконности гражданского иска на 17,5 млрд рублей — все это осталось в силе. На это наплевали, извините за выражение.

Когда Россия так относится к исполнению решений ЕСПЧ — это моветон: не исполнять решение суда, юрисдикцию которого ты признаешь. В этом случае под сомнение ставится статья 1 Конституции, гласящая о том, что Россия является правовым государством. Это именно так, поскольку в правовом государстве решения судов, вступившие в законную силу, должны выполняться неукоснительно всеми и государством в первую очередь.

Павел Чиков, председатель ассоциации «Агора»:

— Политика российских властей по отношению к решениям Европейского суда по правам человека очень четко разграничивается: все, что касается монетарных претензий, в частности, выплаты компенсации по решению суда, — российские власти исполняют в срок, вовремя и без нареканий. Еще десять лет назад это было проблемой, но сейчас такой проблемы нет. Там, где вопрос только в том, чтобы заплатить деньги заявителю, чтобы он успокоился, власти идут навстречу.

Что касается всего остального, гораздо более значимого, когда речь идет про устранение действительных нарушений и необходимости каких-то изменений, — так называемые общие меры, — здесь российские власти с гигантским трудом что-то меняют. Можно по пальцам одной руки перечислить положительные изменения — и каждое из них сомнительно и неочевидно, — которые были достигнуты под влиянием требований Европейского суда.

Такое отношение российских властей к исполнению решений ЕСПЧ — это вынужденный налог на нарушение прав человека. Это вполне подъемная для федерального бюджета сумма, чтобы нейтрализовывать претензии к государству по поводу нарушений прав человека.

В конечном счете, неисполнение решений ЕСПЧ может привести к исключению России из Совета Европы. Если будет осознанная, принципиальная и многократно подтвержденная позиция российских властей по неисполнению, то исключение из Совета будет неминуемым, поскольку нельзя оставаться в клубе, если вы не соблюдаете правил поведения в этом клубе.

Однако до сих пор российские власти целенаправленно делали вид, что исполняют все международные обязательства, будь то перед Советом Европы или перед ООН. Представлялись насыщенные аргументацией официальные доклады и ответы, в которых утверждалось, что Россия полностью соблюдает все обязательства. И это основная проблема, поскольку

для правозащитных организаций и юристов, которые ведут дела о нарушениях прав человека, важно эффективно изменить систему, а не просто добиться денежной компенсации.

А когда международная организация удовлетворяется такой лапшой, которую ей навешивают представители российской власти, это, к сожалению, не может обеспечить позитивного развития общества.

Александр Черкасов, председатель совета правозащитного центра «Мемориал»:

— Мы подаем в ЕСПЧ жалобы с 2000 года, в большей степени по Чечне и Северному Кавказу, в частности, по исчезновениям людей, а также жалобы по экологическим делам, по условиям содержания и другие.

До сих пор Россия действовала преимущественно по одной схеме: ЕСПЧ присуждает какие-то суммы к выплате, и Россия их выплачивает, но выплачивает как налог на безнаказанность. Но ни расследования преступлений, проводить которые предписывается соответствующими решениями ЕСПЧ, ни наказания виновных, ни какие-либо системные изменения (за исключением случаев, связанных с условиями содержания в тюрьмах) — всего этого, как правило, не происходит.

Например, по делу о бомбардировке села Катыр-Юрт ЕСПЧ три раза выносил решение, и после того, как Россия не исполнила ни одно из них, последовало обращение в Комитет министров Совета Европы. Комитет вынес грозный вердикт: Россия должна наконец выполнить решение. Что с тех пор произошло? В этом году в окружном военном суде в Ростове дела были рассмотрены, и суд не нашел состава преступления в эпизодах, которые были признаны ЕСПЧ преступлениями. А иначе пришлось бы судить генерала Шаманова, который руководил операцией.

По ряду очень серьезных дел решение ЕСПЧ игнорируется уже в течение десяти лет.

Десять лет — это время подводить некоторые итоги. И они, честно говоря, скорее удивляют, чем радуют.

util