11 September 2014, 17:00

«Если правды не существует, то возможно все»

The Atlantic публикует эссе британского телепродюсера о философии его российских коллег, смело шагнувших по ту сторону реальности и вымысла

«Новая Россия не просто прибегает к мелкой дезинформации, подлогам, лжи, сливам или киберсаботажу, которые обыкновенно ассоциируются с информационной войной. Она заново изобретает реальность, порождая массовые галлюцинации, которые потом преобразуются в политическое действие. Возьмите Новороссию, имя, данное Владимиром Путиным обширному клину южноукраинских земель, которые он подумывает — или нет — аннексировать.

Этот термин выдернут из царских времен, когда он обозначал другое географическое пространство. Никто из нынешних обитателей этой части света никогда и не помышлял, что живет в Новороссии и связан с ней обетом верности, — по крайней мере, несколько месяцев назад. Сейчас вымышленная Новороссия обрела существование: российские медиа показывают ее географические карты, а прокремлевские политики вписывают ее историю в школьные учебники. <...> Изобретение Новоросии — знак того, что внутрироссийская информационная система становится глобальной.

Очертания сегодняшней России заданы политтехнологами — визирями системы, которые, подобно многим Просперо постмодерна, своими заклинаниями оживляют куклы политических партий и симулякры гражданских движений, чтобы отвлечь нацию от консолидации власти кликой Путина. В философии этих политических технологов информация предшествует существованию. <...> Но между советской пропагандой и ее более поздней российской разновидностью есть огромная разница. Для Советов была важна идея правды — даже когда они лгали. Советская пропаганда могла далеко зайти, доказывая, что кремлевские теории или вбросы дезинформации суть факты.

В сегодняшней России, по контрасту, сама идея правды нерелевантна. В российском «новостном» вещании границы факта и вымысла окончательно размыты. <...> Фишка этой новой пропаганды — не переубедить кого-то, но удержать зрителя в подвешенном, обезумевшем состоянии, — тем самым скорее подрывая западный нарратив, чем предлагая собственный контрнарратив. Это идеальный жанр для конспирологов, которые на российском ТВ — повсюду. <...> Теперь Россия экспортирует эту модель переформатирования реальности, тратя сотри миллионов долларов на международное вещание, например, многоязычный новостной канал RT (Russia Today) <...> Но, настаивая на лжи, Кремль угрожает миру, показывая, что он контролирует само определение «реальности». Вот почему Москве так важно покончить с правдой. Если правды не существует, то возможно все«.

Питер Померанцев, «Россия и угроза нереальности. Как Владимир Путин революционизирует информационные войны»", The Atlantic, 9 сентября 2014

Автор — британский телепродюсер; в апреле 2014 года Померанцев опубликовал книгу о современном российском ТВ.

util