17 Сентября 2014, 13:32

О скрепах и журналистской этике

Фото: East News

Юрист Дамир Гайнудтинов объясняет, что ни одни нормативный акт — от Конституции РФ до «Правил эксплуатации кладбищ в городе Пскове» — не запрещает журналистам рассказывать о гибели российских солдат на востоке Украины

25 августа газета «Псковская губерния» опубликовала статью «Война спишет все», в которой рассказывалось о похоронах двух российских военнослужащих, предположительно участвовавших в боевых действиях под Луганском. Публикацию сопровождали снимки могил с табличками и скриншоты страниц в социальных сетях. Статья стала самой читаемой за все время существования газеты. Почти одновременно с «Псковской губернией» фотографии могил выложил Slon.

Тревога поднялась после того, как один из роскомнадзорских начальников поинтересовался в твиттере, спросило ли издание разрешения у родителей погибших; когда такой вопрос задает должностное лицо органа, надзирующего за интернетом, в нем трудно не заподозрить подвоха. Судя по тому, что наказаны журналисты не были, оснований для привлечения СМИ к ответственности служба найти не смогла. Однако сама постановка такого вопроса заставляет еще раз задуматься о рамках допустимого вторжения в частную жизнь.

Конституция России гарантирует каждому право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, запрещая сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия. Когда СМИ перепечатывают селфи председателя правительства в лифте — дело одно. Он — политик, рамки его приватности существенно уже, чем у обычного гражданина. Тайком отправленный в Украину десантник — простой парень, не претендующий ни на какую публичность. Можно ли выложить на сайте копию его личной страницы «Вконтакте»?

Публикуя подобный материал, нужно быть готовым к разбирательствам с надзирающими органами— четко сформулированная правовая позиция здесь не помешает.

Прежде всего,

следует учесть, что, имея дело с российскими госорганами, в том числе в судах, бессмысленно ссылаться на общие конституционные принципы и нормы международного права.

Точнее, не имеет смысла ссылаться только на них. Защита, построенная на подзаконных актах, о которых оппоненты нередко даже не подозревают, гораздо эффективнее. Если взять историю с псковскими десантниками, то начинать можно с Правил пользования сайтом «Вконтакте», которые доступны по адресу http://vk.com/terms.

Общий принцип: регистрируясь в социальной сети, гражданин соглашается соблюдать условия пользовательского соглашения.

Не поставив галочку напротив слова «Согласен», нельзя получить учетную запись.

По этим правилам любую информацию на свою страницу пользователь загружает под свою личную ответственность, на свой страх и риск, а регистрация является бесплатной и добровольной.

Тут важно вспомнить положения Гражданского кодекса, устанавливающие, что сбор и распространение информации о частной жизни гражданина допустимы без его согласия, во-первых, в государственных, общественных или иных публичных интересах, а во-вторых, в случаях, если такая информация ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле. Отсюда следует, что вся личная информация, размещенная на странице социальной сети (если доступ к ней не ограничен настройками приватности), может быть на законных основаниях опубликована, поскольку ранее ее добровольно раскрыл сам гражданин. Кроме этого, согласно принципиальной позиции Верховного суда, интернет является телекоммуникационной сетью общего пользования, а размещение различных материалов в ней — публичным действием. Многие, не обращая внимания на советы экспертов по безопасности, выкладывают в сеть свои адреса, телефоны, даже фото банковских карт и документов. Нередко на фотографиях изображены посторонние. Поскольку для целей публикации эти данные не имеют значения, их лучше скрыть. Именно так, кстати, сделали журналисты «Псковской губернии», продемонстрировав свою добросовестность и профессионализм.

Могила Леонида Кичаткина на кладбище в деревне Выбуты, 25 августа 2014 года. Фото: «Псковская губерния»

Допустимо ли публиковать фотографии могил и табличек с именами? Кладбище является общественным местом. Не все это знают, но в России есть закон «О погребении и похоронном деле», который устанавливает, что общественные кладбища находятся в ведении органов местного самоуправления. В частности, порядок деятельности и правила поведения на псковских кладбищах определен Постановлением Псковской городской думы «О правилах эксплуатации и содержания кладбищ в городе Пскове», в котором дан исчерпывающий перечень действий, которые запрещено совершать посетителям, — высаживать деревья, портить оборудование, жечь мусор.

Запрета на фотографирование в правилах нет.

При этом родственники умершего (при отсутствии его прямого волеизъявления) определяют порядок и место захоронения, в том числе решают вопросы, связанные с установкой надгробия и размещения на нем информации, тем самым фактически соглашаясь на ее опубликование.

Правила использования изображения гражданина определены статьей 152.1 Гражданского кодекса РФ, запрещающей использование изображения гражданина после его смерти без согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — родителей (вот откуда взялся странный вопрос чиновника). Однако такое согласие не требуется, если использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.

Аналогичная норма закреплена и законом «О средствах массовой информации»: журналист освобожден от необходимости получать согласие гражданина или его родственников при распространении информации о частной жизни, если это необходимо для защиты общественных интересов. При этом журналист вправе искать и распространять информацию, а также производить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъемки.

Как следует применять данные нормы, объяснил Верховный суд РФ — к общественным интересам необходимо относить, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде. А право нашего общества знать о том, что российские солдаты убивают и гибнут на необъявленной войне, наверное, не требует дополнительного обоснования.

Автор — правовой аналитик правозащитной ассоциации «Агора».

util