18 Сентября 2014, 10:04

АТО и мир

Луганская область, август 2014 года. Фото: Анатолий Степанов / AFP / East News

Украинские политики и активисты — о попытке Петра Порошенко замирить Донбасс при помощи законопроектов, которые в форсированном режиме принимает Верховная рада

Верховная рада проголосовала за предложенный президентом Петром Порошенко закон «О специальном статусе местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Согласно этому закону, в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, расположенных в зоне антитеррористической операции (АТО), сроком на три года вводится особый порядок местного самоуправления. На этих территориях гарантируется свободное использование русского и других языков; государство гарантирует им социально-экономическую поддержку. 7 декабря в районах Донбасса, находящихся сейчас в зоне АТО, будут проведены выборы в органы местного самоуправления.

ОТКРЫТАЯ РОССИЯ собрала высказывания украинских общественных деятелей об этом неоднозначном законе, принятом после четырех месяцев кровопролитной войны на юго-востоке Украины.

Мустафа Найем, журналист, кандидат в депутаты Верховной рады, один из инициаторов Евромайдана:

«Несколько слов касательно закона „О специальном статусе местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей“.

Если бы я был народным депутатом, я бы за него завтра не проголосовал.

<...>Я также как и многие не вижу возможности решения конфликта на востоке только силовым или только политическим путем. Рано или поздно всем придется пойти на какие-то уступки. Но я не вижу никакой ценности в компромиссах, которые могут привести к очередному расколу сил в Киеве, взаимным обвинениям в предательстве и показному соревнованию в патриотизме.

По степени важности этот документ едва ли уступает харьковским соглашениям 2010 года, и он не может быть принят через колено, вопреки протестам тех политических сил, которых мы считаем демократическими. Противоречия между лидерами крупных политических партий по такому важному документу могут привести к необратимым последствиям.

Это действительно исторический закон, требующий открытой дискуссии, как в стенах парламента, так и в обществе. И, откровенно говоря, мне не очень понятно, почему администрация президента заранее не инициировала разъяснение его сути и последствий обществу».

Семен Семенченко, командир добровольческого батальона «Донбасс», кандидат в депутаты Верховной рады

«Этот должно было случится два месяца назад. Общество было не готово и поэтому АТО было продолжено. А с народом стали работать. Сначала было запугивание армией РФ, затем череда военных поражений за которые никто не понес ответственности. Потом заговорили про угрозу применения тактического ядерного оружия. И это пугало людей еще больше. Причиной поражения были объявлены мобильные телефоны, а те кто требовал правосудия- агентами Кремля. Потом стали заранее затыкать рты тем кто мог в будущем сказать „Нет“ и призвать к действию. Компании по дискредитации прошли по всем кто был опасен. Заложниками оставались плененные под Иловайском солдаты. И вот они закрыли лиц а и проголосовали. Не важно что думают они. Важно что думаем мы. Если мы не дадим превратить себя в зрителей, если будем активными участниками то Украина будет жить. Ведь Донбасс это не начало и не конец . Может быть очень трудно. Черное будут делать белым, а белое черным. Предательство интересов страны будут называть победой.

Слава Богу,

В стране есть силы с которыми надо объединяться и бороться за будущее. Спина к спине. Главное- не дать себя обмануть и забыть про цель. Не дать сделать зрителями. Все зависит только от нас. И это — игра в длинную<...>».

Анастасия Станко, журналист

«Я прекрасно помню, как лгали все эти регионалы в Раде. Знаете, это такая штука: он врет, ты знаешь, что он врет, он знает? что ты знаешь, что он врет. Дело не в этих законах даже, хотя в них конечно тоже, а в первую очередь в этой засекреченности, в этой закрытости, которая воняет январем-февралем этого года.

Когда лидер фракции „Удар“ Виталий Ковальчук говорит, что тайно, потому что должны были кого-то там заслушать из штаба АТО, но не заслушали, потому и голосовали... это традиционное бла-бла-бла. Трудно понять, почему, имея такого союзника как украинский народ, ему — народу никто ничего не хочет объяснять, с ним — с народом никто не собирается считаться. Не честнее ли было бы объяснить, как всё на самом деле, и почему так?

Мы уже столько всего пережили, мы выстояли, мы стали вместе — плечом к плечу, мы все перетерпели, сами собрались и все сделали, дайте нам шанс, поговорите с нами.

Если это правда, Путин пойдет на всю Украину, если не будет этого голосования — произнесите это прямо, нам не страшно. Что-то уже будем думать, что-то решим. Это же вместе можно.<...>»

Анатолий Гриценко, депутат Верховной рады, лидер партии «Гражданская позиция», министр обороны при президенте Викторе Ющенко

«Такого в Раде еще не было. Янукович отдыхает.

Голосование за путинский проект „специального статуса“, по требованию Порошенко и Турчинова, прошло в закрытом режиме. Беспрецедентно закрытом, невиданном ранее режиме. Во время голосования табло было „метвым“, никто из депутатов не мог видеть, кто и как голосует. Лишь в конце высветилась цифра 227 — и Турчинов огласил: закон принят. На всех предыдущих закрытых заседаниях табло показывало ход голосования. Результаты на сайте не обнародовались, но депутаты все видели. Такого закрытого голосования в парламенте не было. Никогда. Янукович отдыхает...»

Фото: Женя Савилов / AFP / East News

Юрий Луценко, экс-министр внутренних дел Украины, один из лидеров предвыборного «Блока Петра Порошенко»

«Иногда важно читать тексты законов, а не заголовки сайтов. Правильное название очень важного закона — «Про особенный порядок местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».

Ни в названии, ни в содержании закона нет фразы об «особенном статусе» этих районов, и, тем более, Донбасса в целом. Закон касается не всего Донбасса, а лишь тех районов, которые на данный момент контролируются боевиками. Этот закон не предусматривает содержание тех территорий за счет госбюджета. Наконец-то мы увидим, способны ли Донецк и Луганск прокормить себя. Закон об амнистии не распространяется на убийц, террористов, насильников и похитителей людей. Амнистия коснется лишь тех, кто выпустит всех пленных, сдаст оружие и военную технику, освободит помещения органов государственной власти и местного самоуправления, государственных и частных предприятий и организаций.

Надо прекратить крики «всё пропало». Мы ничего не проиграли. Каков был план Путина? Захватить Донецк или Луганск? Конечно, нет! План Путина предусматривал инспирированное его диверсантами восстание всей Юго-Восточной Украины, триумфальный поход «повстанцев» на Киев, возвращение Януковича в президентское кресло, а Украины в азиатское ярмо. Но генералы и политтехнологи Кремля оказались кончеными идиотами. Восстание провалилось, наоборот — русскоговорящие украинцы Одессы или Днепропетровска оказались не меньшими патриотами, чем жители Галичины и Волыни. В Украине возродилась армия. Вооруженные сепаратисты вместе с российскими наемниками оказались разбиты и окружены. Ни Янукович, ни его партия, ни его колониальная политикане имеют в Украине никакой перспективы. План Путина потерпел полное поражение. Дабы скрыть это, он был вынужден пойти на ввод регулярных войск на Донбасс.

Тысячи убитых российских военнослужащих окончательно продемонстрировали необходимость остановить агрессию. Конечно, Кремлю не нужен этот кусок депрессивного региона. Он просто гоняет понты, чтоб прикрыть глобальное поражение имперского плана. Выход из авантюры Путин оформил минским протоколом, который подписал посол России. Он оформил вывод войск в обмен на временный (до 3 лет) особенный порядок самоуправления захваченных террористами территорий. При этом Украина возобновляет контроль над границей и не имеет никаких обязательств во внешней политике. Украина не сделала никаких уступок в вопросах своей территориальной целостности и государственного устройства.

Фото: Анатолий Степанов / AFP / East News

Есть ли этому альтернатива? Есть — возобновление войны с российской армией, уличные бои в мегаполисах и десятки тысяч убитых. Причем, абсолютно очевидно, что делать это придется без какой-либо поддержки со стороны Запада.

Всем, кто призывает к подобному сценарию, я бы порекомендовал разгрузить пару камазов разорванных тел наших солдат. Нельзя превратить войну в предвыборный девиз. Я выступаю за мир. За мир с позиции силы. За мир, который даст нам время модернизировать Армию и реформировать экономику. За мир, который в перспективе приведет нас в ЕС и возвратит нам Крым".

util