21 Сентября 2014, 13:00

Спасти Надежду

Военный пилот Воздушных сил Украины Надежда Савченко обвиняется в соучастии в убийстве двух журналистов ВГТРК и незаконном пересечении границы. 28 января ПАСЕ потребовала отпустить ее в течение 24 часов. 10 февраля Россия продлила ее арест до 13 мая. Надежда Савченко голодает c 13 декабря.

«Проживаю в клетке»

Басманный районный суд Москвы продлил срок содержания под стражей украинской летчице, депутату Верховной рады Надежде Савченко до 13 мая 2014 года.

— Кем вы работаете?
— Сижу в тюрьме в России.
— Где вы проживаете?
— В клетке.

Так судья Артур Карпов сегодня устанавливал личность Надежды Савченко.
— Есть ли тяжелые заболевания?

— Не дождетесь.







Украинская летчица Савченко голодает уже более двух месяцев. Ее состояние близко к критическому, за 60 дней она потеряла около 20 килограммов, до 13 мая Надежда просто не доживет, уверены адвокаты. В суде летчица заявила: голодовка закончится либо на территории Украины, либо с ее смертью. Другого варианта нет. Просьбы матери и советы юристов не действуют. Она отвечает: «Я приняла решение».

На изможденного человека Савченко не похожа. Журналистам она крикнула традиционное «Слава Украине!», в начале заседания — дерзко отвечала судье, затем ходила вдоль решетки, ближе к концу начала рисовать в своем блокноте, почти незаметно качаясь из стороны в сторону. В конце заседания показала портрет то ли себя, то ли всей Украины — девушки в вышиванке с подписью «Українкою народилася українкою і помру».

Ее мама Мария Ивановна почти все время молчала. Лишь однажды она прошептала в сторону клетки: «Я люблю тебя», получила замечание от судьи. Савченко улыбнулась и приложила ко рту палец. В середине заседания мама не сдержалась, встала и пошла к клетке. Ее сразу же схватили приставы.

«Мама, скоро выйду! Уберите руки от моей матери! Быдло, б***ь...». Вслед за мамой Надежды, суд покинула и сестра летчицы.

«Заходите, там мама как раз жаркое из младенцев готовит, может, угостит». Ренат Давлетгильдеев съездил в Киев и поговорил с матерью и сестрой Надежды Савченко

«Заходите, там мама как раз жаркое из младенцев готовит, может, угостит». Вера Савченко, сестра Надежды, встретила нас около их дома на Троещине, — это на Левом берегу Киева. Район многоэтажек и неба. Киев, далекий от открыточных образов желто-голубого Майдана.

Перед интервью многие меня предупреждали, что Вера если и согласится дать интервью, то будет говорить только по-украински. Для ее семьи не Россия враг. Враг — это следователь Маньшин, который считает, что Надежда должна отправиться в российскую тюрьму на 20 лет. Враг — это президент Путин, который, не дрогнув, говорит на пресс-конференции, что Надежда «была наводчицей при убийстве российских журналистов». Убийстве, которое случилось в момент, когда сама Надежда была уже в плену у луганских сепаратистов. Враг — это судья Карпов, которому мало «болотного дела» и почетного места в списке Магнитского для того, чтобы увековечить себя в истории «басманного» правосудия.

Пока мы ждали Веру и ходили по квартире с мамой Марией Ивановной, начали без спроса разглядывать детские снимки сестер. «Ты хоть знаешь, с кем разговариваешь? Это российские журналисты, мам». «Ну и что, пусть знают, какая Надя на самом деле».

Через десять минут беседы Вера все-таки перешла на русский. Она архитектор. Любит лошадей. И сестру. И маму очень любит и пытается оградить от лишнего внимания таких, как мы. Сохранить нетронутым хотя бы дом, раз семью уже разделили по границе войны.

Как собиралось дело

22 июня сестра Надежды Савченко Вера сообщила, что сепаратисты вышли с ней на связь с предложением обменять Надежду на четырех своих пленных соратников.

9 июля представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин заявил, что Управление по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны, СК РФ предъявило Савченко обвинение в пособничестве в убийстве журналистов ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина (они погибли 17 июня). По версии следствия, Надежда Савченко участвовала в боевых действиях в составе батальона «Айдар», определила координаты группы журналистов и передала силовикам. По этим координатам был произведен минометный обстрел, вследствие которого погибли журналисты.

10 июля Минюст Украины обратился в Совет Европы с просьбой признать украинскую военнослужащую заложником России и потребовать ее выдачи.

15 июля Европейский суд по правам человека начал производство по делу Савченко. Делу был дан приоритетный статус. Президент ЕСПЧ обратился к правительству РФ с вопросами о том, как Савченко попала в российский СИЗО, на каких основаниях ей не была предоставлена ​​возможность встретиться с консулом Украины. Суд также обязал правительство РФ проинформировать его об условиях содержания Савченко.

По версии защиты, в середине июля летчица была похищена с территории Украины неизвестными людьми и передана сотрудникам российского Следственного комитета.

По словам адвоката Николая Полозова, по дороге в Воронежскую область Савченко пересаживали из машины в машину; так она сменила пять или шесть машин. С 23 по 30 июля ее допрашивали в гостинице «Евро» под Воронежем; номер охраняли два сотрудника ФСБ, к окнам летчице подходить не разрешали. Сначала Савченко допрашивали как свидетеля, без адвоката, но с переводчиком; по сведениям защитника, при допросах применялся полиграф. Расспрашивали не только об обстоятельствах боя у поселка Металлист, но и о том, что Савченко делала на Майдане, как относится к украинским политикам, были ли в составе сил АТО наемники и активисты «Правого сектора», призывают ли в Украине к «уничтожению лиц другой национальности» и участвуют ли в операциях против сепаратистов вертолеты с символикой ООН.

Из рапорта старшего оперуполномоченного по ОВД подполковника ФСБ Почечуева: «...Савченко в ходе опроса пояснила, что является военнослужащей Вооруженных сил Украины и участвовала в боевых действиях в Луганской области. Обстоятельства въезда на территорию Российской Федерации объяснить не смогла. В ходе опроса давала нечеткие противоречивые объяснения».

22 сентября Надежду Савченко вывезли из воронежского СИЗО на психиатрическую экспертизу в Москву. В ноябре судебная психиатрическая экспертиза признала Савченко вменяемой, и она была переведена из Института Сербского в СИЗО.

13 декабря Надежда Савченко объявила голодовку

28 января 2015 года Парламентская ассамблея Совета Европы приняла поправку к резолюции по России, которой призвала российские власти в течение 24 часов освободить Надежду Савченко.

7 февраля 2015 года Следственный комитет РФ отказался удовлетворить ходатайство защиты Савченко о прекращении уголовного преследования.

10 февраля судья Карпов продлил арест до 13 мая.

Послужной список

После окончания школы Надежда Савченко получила специальность модельера, после чего год училась на факультете журналистики Киевского университета.

1 октября 2003 года вступила в ВС Украины, служила сначала телефонисткой в Киеве, затем — оператором противотанковых управляемых ракет в Житомирской аэромобильной бригаде ВДВ;

с сентября 2004 года по март 2005-го проходила военную службу в составе миротворческого контингента в Ираке. На допросе в Воронеже Савченко говорила, что имеет боевой опыт, но не в качестве летчика — в Ираке она была стрелком в мотострелковом подразделении.

С июля 2005 года по 23 октября 2009-го Савченко была курсантом Харьковского университета ВВС Украины, где и получила высшее военное образование по специальности летчик-оператор СУ-24. В октябре 2009 года по распределению направлена в Броды Львовской области в полк армейской авиации в должности летчика-оператора вертолета МИ- 24. Провела 170 часов полетов.

14 сентября 2014 года съезд партии «Батькивщина» единогласно принял Савченко в партию и выдвинул ее в депутаты Верховной рады. 7 ноября адвокат Савченко сообщил, что она написала заявление об увольнении из Вооруженных сил Украины в связи с тем, что она стала депутатом Верховной рады. 19 ноября ЦИК зарегистрировал Савченко как народного депутата, а 25 ноября она получила свидетельство народного депутата Украины.

25 декабря 2014 года Верховная рада включила Савченко в состав постоянной делегации Украины в ПАСЕ.

Имеет награду: орден «За мужество» 3-й степени, присужден 21 августа 2014 года.

Интервью Надежды Савченко

Я пойду до конца»

Адвокат Новиков: «Нет другого шанса, кроме как добиться освобождения Савченко дипломатическим путем»

Адвокат Илья Новиков прокомментировал Открытой России решение о продлении ареста голодающей Надежде Савченко и рассказал о том, что делает защита для спасения ее жизни

Сегодня я впервые в жизни, за всю свою юридическую карьеру, заявил отвод судье. Я всегда считал, что это бесполезная мера, и что судья, который по своим профессиональным качествам непригоден для того, чтобы быть судьей, никогда сам себе отвода не удовлетворит, и подавать такое ходатайство бессмысленно. Но сегодня это было сделано, и сделано только для того, чтобы наглядно продемонстрировать отношение нашей адвокатской команды и к ситуации в целом, и в частности к тому, как этим делом занимается Басманный суд. Это касается не одного только судьи Карпова, который сегодня рассматривал вопрос о продлении ареста, но также касается очень серьезных проблем с адекватностью и готовностью воспринимать позицию защиты у всей нашей судебной системы.

Сейчас идут кулуарные переговоры между руководством России и представителями европейских стран по вопросам, связанным с Украиной, и, безусловно, там обсуждается судьба Савченко и некоторых других людей, которые сейчас находятся в России под арестом. Мы не знаем, как идут эти переговоры в данный момент, но мы понимаем, что если принципиальная договоренность об освобождении Савченко была бы достигнута, то сколь бы слабо или пассивно мы бы ни вели защиту — суд пересмотрит ей меру пресечения. И наоборот: если такое решение не принято, то суд удовлетворит ходатайство следствия и оставит Савченко под арестом на полный срок, невзирая на любые, самые мощные аргументы защиты. Что и произошло — и мы увидели, что пока таких договоренностей нет.

Другого шанса добиться освобождения Савченко, кроме как дипломатическим путем, нет. Правовые и судебные средства здесь сугубо инструментальны, и служат нам только для того, чтобы иметь возможность говорить с людьми об этом деле — но не потому, что мы с их помощью можем чего-то добиться отсюда. Мы находимся в постоянном контакте с украинскими коллегами и с депутатами, которые со своей стороны обеспечивают неослабевающее политическое давление.

И нам, и в равной степени следствию, и тем, кто с российской стороны занимается переговорами, очень некомфортную ситуацию в работе создает голодовка Савченко. Нас всех, включая ее адвокатов, Надежда поставила в очень жесткое положение — у нас нет времени, мы не можем себе позволить еще месяц или два потратить на то, чтобы вот так благостно писать бумажки и рассуждать о том, что можно, а что нельзя сделать. Мы сейчас беремся за все средства, которые у нас оказываются под рукой.

Вчера нами была подана экстренная жалоба в Европейский суд по правам человека по поводу угрозы жизни. Мы пока точно не знаем реакцию ЕСПЧ, но слышали о том, что жалоба принята к рассмотрению. В ЕСПЧ по делу Савченко подано довольно много жалоб — начиная с жалобы на обращение с ней в первые дни после ареста, когда не пускали украинского консула и не давали связаться с родственниками, но сейчас по большому счету значение имеет только эта, последняя жалоба.

Это не обычная жалоба: это запрос на приказ. Мы ждем, что в течение ближайших дней ЕСПЧ даст или не даст приказ о том, чтобы в России было изменено обращение с Надеждой Савченко. Это приказ будет обязателен для исполнения в России как члена Совета Европы. И здесь уже отвечать «через губу» — как нам, адвокатам, не получится: либо придется идти на явную конфронтацию с Советом Европы и Евросоюзом, либо придумать что-то более изощренное. При этом уже сейчас мы видим, что наши процессуальные оппоненты — следствие и прокуратура — к такому не склонны: они не любят придумывать тонких решений, им нравится простые, как кирпич, понятные им решения. Что касается стандартных чисто судебных мер, в том числе жалоб, судебных заседаний — мы все это делаем, но не потому, что мы полагаемся здесь на результат, а скорее потому, что не хотим лишать российские власти — в том случае, если они одумаются и пожелают изменить свою позицию относительно Надежды — удобной возможности и лишнего шанса это сделать.

Как мир реагировал на дело Савченко

9 февраля четырнадцать министров иностранных дел ЕС и французский посол в Брюсселе провели акцию с требованием освободить Надежду Савченко.

5 февраля депутат Европейского парламента от Литвы Пятрас Ауштрявичюс объявил голодовку в знак протеста против незаконного содержания под стражей Надежды Савченко.

Об этом Ауштрявичюс написал в своем твиттере: «Украинская группа депутатов призвала российского посла Чижова уважать международные стандарты и освободить Савченко. Сегодня я объявил голодовку!»

15 января Комитет литовского Сейма призвал освободить украинскую летчицу, народного депутата Верховной рады Надежду Савченко, которая находится в московском СИЗО.

Сбор подписей в поддержку

«Новая газета» опубликовала обращение к президенту РФ с просьбой освободить Надежду Савченко. Среди подписантов Людмила Улицкая, Ирина Прохорова, Гарри Бардин, Ксения Собчак, Мариэтта Чудакова и многие другие.

http://www.novayagazeta.ru/inquiries/16.html

Российские суды не признают Савченко военнопленной

12 декабря Надежа Савченко передала через адвокатов заявление с требованием признать себя военнопленной. В случае признания этого статуса СК должен приостановить уголовное дело.

Статьи 4 и 5 III Женевской конвенции о защите жертв войны и статья 45 Дополнительного протокола к конвенции предписывают приостановить следственные действия. Спустя два месяца Савченко так и не признана военнопленной, несмотря на все обстоятельства ее задержания.

util