22 Сентября 2014, 20:18

«Это Чечня 1997 года либо Сомали»

Фото: Анатолий Степанов / AFP

Украинская армия начала отвод тяжелой артиллерии из 15-километровой буферной зоны, которая, согласно новым минским договоренностям, будет разделять враждующие стороны в Донбассе и Луганской области; эксперты: конфликт заморожен, но отсутствие политического решения может обернуться новой войной

22 сентября украинская армия начала отводить свою тяжелую артиллерию на предусмотренное минский меморандумом пятнадцатикилометровое расстояние от линии фронта. По словам спикера СНБО Андрея Лысенко, также отводится вся бронетехника, вооруженная пушками, калибр которых превышает 100 мм.

Впервые о создании буферной зоны между воюющими сторонами на юго-востоке Украины публично сказал экс-президент Леонид Кучма, возглавлявший украинскую делегацию на переговорах в Минске в минувшие выходные. Итогом очередного раунда переговоров между украинской стороной и представителями сепаратистов, который состоялся при посредничестве России и ОБСЕ, стал меморандум из нескольких пунктов. Документ предусматривает отказ обеих сторон от применения всех видов оружия и наступательных действий; все вооруженные формирования остаются на позициях, занимаемых ими по состоянию на 19 сентября.

Тогда же Кучма сообшил, что в меморандуме зафиксирована договоренность о буферной зоне между воюющими сторонами шириной 30 км: каждая из сторон должна отвести крупнокалиберную артиллерию и системы залпового огня на расстояние не менее 15 км от линии фронта.

По мнению экспертов, с созданием буферной зоны конфликт в Донбассе вступает в «замороженную» фазу. Вывод тяжелого оружия из прифронтовой полосы снизит интенсивность огневых ударов, которыми, несмотря на формально действующее перемирие, периодически обмениваются украинская армия и боевики самопровозглашенных республик, но возможность для размораживания конфликта в будущем сохраняется.

«Отвод тяжелого вооружения с линии фронта — это, безусловно, заморозка конфликта, к которой и стремилась Москва», — убежден военный эксперт Александр Гольц. Четырехмесячная война показала глубину упадка, в котором находится украинская армия, отметил Гольц в разговоре с Открытой Россией.

«Решить многочисленные проблемы армии за три месяца невозможно. Нужна реальная военная реформа, а для этого нужно время. Несмотря на то, что Украина на абсолютно законных основаниях пыталась защитить свой суверенитет и территориальную целостность, достаточных сил для этого у нее не оказалось. Поэтому ожидать, что в обозримом будущем украинская армия вернется к активным военным действиям нельзя. Россия же (я читаю, что нет никаких „сепаратистов“, есть лишь Россия и контролируемые ею силы) дальше, за пределы нынешней территории так называемых ДНР и ЛНР, тоже не двинется» — прогнозирует эксперт.

Аркадий Бабченко. Фото: личная страница в Facebook

Военный журналист Аркадий Бабченко, дважды выезжавший в длительные командировки в зону конликта на юго-востоке Украины, полагает, что Киев согласился на условия минских соглашений из-за слабости своих силовых структур, которые оказались неспособны разгромить формирования сепаратистов и воюющие на их стороне части регулярной российской армии.

«На данный момент Украина в эту стадию заморозки конфликта входит проигравшей стороной», — считает Бабченко. «Украинскими военными во время войны были допущены все ошибки, какие возможно было допустить», —говорит журналист.

«Но беда не только в допущенных ошибках, — отмечает Бабченко. — Дело в том, что Украина вошла в эту войну, так же, как Россия в Первую чеченскую, абсолютно неподготовленной. На момент начала войны у украинцев фактически не было государства и не было армии. Возьмем тот же Иловайск. Это же повторение ситуации с разгромом Майкопской бригады на железнодорожном вокзале Грозного в 1995 году, когда полторы тысячи человек заходят в город, закрываются где-то в депо, их окружают, они гибнут».

«Точную численность украинской армии я не знаю, но говорят о цифре в 40-50 тысяч человек как о реальной численности. Это всего несколько бригад, это несерьезно. А территория, на которой велись боевые действия, довольно значительна. В Чечне российская группировка составляла на пике войны сто тысяч человек. Но в Чечне крупный город всего один — Грозный. И то он не миллионник. А в Донбассе несколько крупных городов, в том числе миллионный Донецк. Плюс огромные территории, плюс длинная граница с Россией», — рассуждает журналист. По словам Бабченко, «пока у Украины не будет армии численностью хотя бы тысяч в двести человек, говорить просто не о чем вообще, любые военные действия обернутся только напрасными потерями людей и техники».

«Что касается настроения людей в Украине и их отношения к заморозке конфликта: адекватные люди понимают, что это перемирие нужно. Если бы военные действия продолжались, российские танки уже взяли бы Мариуполь, уже шли бы на Харьков. Ну а „диванная сотня“ конечно же будет орать, что „все слили“. Но дело даже не в этом. Дело в том, что это не окончание войны, а именно заморозка, пауза. Во что превратятся так называемые Луганская и Донецкая народные республики — понятно. Это Чечня 1997 года либо Сомали. Будут похищения людей, убийства, терроризм. Никакого даже протогосударства организовано не будет, будут чисто бандитские территории. И решать этот вопрос Украине рано или поздно все равно придется», — говорит Бабченко.

У Украины сейчас время (три-четыре года), которым государство должно воспользоваться, чтобы создать боеспособные вооруженные силы,— считает военный журналист.

util