24 September 2014, 11:49

«Семье сказали, что сержант Бараков был убит во время учений»

Владислав Бараков. Фото: личная страница «ВКонтакте»

Корреспонденты The New York Times — о простом российском солдате, которого родина отправила на смерть

«Селизово, Россия. В дальнем углу маленького кладбища за этой деревушкой, что на реке Оке, черный флаг, прославляющий военную мощь российских танковых войск, колышется на ветру над недавно вырытой могилой Владислава А. Баракова. Фотография солдата с кукольным лицом в полном обмундировании стоит, опираясь на деревянный крест с маленькой табличкой, сообщающей, что он умер 24 августа. Ему был 21 год.

О чем табличка не сообщает — и о чем никто не хочет говорить — это каким образом и где умер молодой сержант: он был взорван в танке, отправленный сражаться в восточной Украине — там, где российские лидеры отрицали какую-либо иную свою роль, кроме миротворческой.

Сержант Бараков, служивший в шестой танковой бригаде, был одним из десятков — или, как говорят другие, сотен — российских солдат, убитых во время боев этим летом. В течение последних недель их тела возвращали их любимым, часто не знавшим, куда их (солдат. — Открытая Россия) отправляли воевать, получавшим немного информации о том, как они умирали и которых — во всех случаях — заставляют не говорить об этом. Некоторым семьям даже запрещали это под угрозой отобрать все компенсации. <...>

В прошлом месяце эти истории стали появляться в сети — о них писали товарищи солдат, родственники и друзья. Иногда связь с солдатами обрывалась, что заставляло семьи обращаться к правозащитным группам — таким как «Солдатские матери», основанные во время советской войны в Афганистане.

Располагая крохами официальной информации, Елена Васильева, политический и экологический активист, создала группу на фейсбуке (23 сентярбя Васильева сообщила, что эту группу удалил фейсбук. — Открытая Россия) для сбора и распространения информации.

«Официальную информацию достать невозможно, — сказал Васильева. — Войны официально не объявлено».

Украинский программист, который представляется просто Владимиром, рассказал, что создал lostivan.com, специальную поисковую базу, после того как некоторое время наблюдал, как информация о российских военных в восточной Украине быстро исчезала с интернет-сайтов.

Отрицания войны, с которыми выступало российское правительство, становились все менее убедительными в августе, когда бои интенсифицировались и были задействованы регулярные российские войска, чтобы спасти повстанцев от разгрома.

Одним из этих подразделений была шестая танковая бригада сержанта Баракова, которая обычно расквартирована в Мулино, в 362 километрах от Москвы.

15 августа, когда был отдан приказ об отправке бригады к украинской границе, один солдат — Сергей Русаков — написал об этой новости на своей странице в «Вконтакте», российском фейсбуке, с нецензурным выражением и намеком на свое желание уволиться.

На следующей неделе подразделение стало частью колонны, отправленной в Украину, и 24 августа — в тот же день был убит сержант Бараков — официальный представитель украинской армии Андрий Лысенко заявил о как минимум двух российских танках, уничтоженных на границе.

С тех пор стало известно о других убитых солдатах из шестой танковой бригады, Русакове и Дмитрии Ермакове.

Здесь в Селизово, маленькой деревушке, что в 290 километрах от Москвы, все жители знают о смерти сержанта Баракова, но детали были туманными. По словам его старшего брата Александра, его семье сказали, что сержант Бараков был убит во время учений.

Дэвид Гершенгорн, Александра Одинова, «Солдатские могилы свидетельствуют о роли России в Украине», The New York Times, 21 сентября 2014

util