24 Сентября 2014, 13:20

Антон Носик: «Параноик уже не задает жулику вопросы»

Антон Носик на Марше мира в Москве, 21 сентбяря 2014 года. Фото: Василий Петров / Facebook

Совбез готов обсудить отключение России от глобального интернета. Экс-руководитель проектов Rambler, основатель Lenta.ru и Gazeta.ru Антон Носик объясняет, почему эта инициатива бессмысленна, кому она выгодна и чем Россия отличается от Судана

Анонсируемое обсуждение Совбезом новых мер по обеспечению безопасности интернета так или иначе состоится, поскольку есть заинтересованные лица. Если они уже сумели пролоббировать включение этого вопроса в повестку, то они пролоббируют и его рассмотрение на заседании.

Одна из предложенных мер, направленных на защиту российского сегмента интернета от отключения извне — а именно передача полномочий по регистрации доменов в ru-зоне государству — вообще никак не связана с декларируемой целью. Это дербан под неким предлогом.

Отбирание доменного бизнеса у общественной организации в пользу квазигосударственной не имеет отношения к отключению России от интернета: по сути, это отжимание под шумок, передел собственности.

В этом нет смысла, ведь если доменная система у нового барыги не будет работать, получается, зачем тогда отбирал? Это чистый передел собственности в духе Lurkmore.

Вторая предложенная мера: обязать провайдеров обеспечить возможность технического отключения рунета от глобальной сети в случае некой чрезвычайной ситуации — это совсем недоразумение. У нас на сегодняшний день есть десять федеральных операторов, имеющих магистральные каналы (обеспечивающие обмен данными с зарубежными серверами. — Открытая Россия). На 143-миллионную страну их всего десять штук. И у всех десяти есть кнопка Рower на серверах, от которых идут трансграничные кабели. Отключил — и до свидания. То есть физически отключить рунет от глобального интернета возможно уже сейчас. Для этого любому провайдеру, имеющему трансграничный канал, можно выслать по телефону предписание от Минкомсвязи отключить этот канал. И он отключит. На Совбезе обсуждать нечего, поскольку это положение уже записано в условиях провайдерской лицензии. Провайдеру сказали — он это сделал, и по-другому не бывает.

На Совбезе будет обсуждаться совершенно другая вещь: установка оборудования DPI (Deep Packet Inspection) как технологии управления доступом к тем или иным серверам. Еще когда в 2012 году принимался федеральный закон № 139-ФЗ (закон о «черных списках сайтов». — Открытая Россия), было намеренно введено понятие блокировки по IP-адресу — как провокация закупки для государственных нужд оборудования DPI. Потому что без оборудования DPI блокировка по IP, у которой есть множество недостатков, остается единственным способом отрубить «нехорошие» сайты. Тогда это было лоббирование закупки этого самого оборудования для цензурных нужд примерно на $100 млн только в масштабах одного отдельно взятого «Ростелекома», в чем и заключалась идея. Но это не прокатило: тонкий намек не был уловлен, и лоббистское усилие не прошло. Сейчас же этот вопрос будет подниматься заново — вопрос о том, что

для покоя наших границ нужно закупить какое-то специальное оборудование, которое поставляется в Россию уполномоченными компаниями-закупщиками. Для них это бизнес.

И, как вы понимаете, эти компании не случайные, они сертифицированы спецслужбами. Их цель — продать свое оборудование, как идеальный вариант — государству. И если Совбез примет решение, что государству надо купить это оборудование, оно будет куплено. И, конечно, неплохо еще и частных провайдеров обязать понакупать у них ящиков. Так что здесь чисто коммерческая история. Ведь для того, чтобы отрубить Россию от заграницы, не нужно собирать Совбезы, достаточно звонка Минкомсвязи в десять компаний — и все, рубильник опущен.

Там есть и второй старый экономический интерес, кроме DPI. В соответствии с объяснениями Никифорова (министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров. — Открытая Россия) и компании о том, что многие ключевые интернет-сервисы находятся за пределами Российской Федерации и мы без них останемся, если вдруг будем отрублены — под этим соусом можно профинансировать дублирование в России большого количества инфраструктурных сервисов. Мы отключились по какой-то причине: враги ли нас отключили, бульдозером ли переехало кабель или снаряд попал в него на юго-востоке Украины — а у нас есть резервные сервера с той же функциональностью, и нам все нипочем. И это опять выделение денег на дублирующие функции, по той же схеме, по которой, например, ГЛОНАСС дублирует GPS. У ГЛОНАССа же нет никакой своей собственной важной функциональности, да? ГЛОНАСС делает то же самое, что делает GPS: показывает вам ваше положение на карте относительно спутника. До тех пор, пока GPS нам не отрубили, или мы сами себе его не отрубили, ГЛОНАСС не нужен. Но десятки миллиардов долларов-то на него были выделены, и кто-то же эти денежки освоил. То же самое и здесь: можно создать в России сервисы, дублирующие те, которые мы получаем с Запада, и они никому никогда не понадобятся, как до сих пор никому не понадобился ГЛОНАСС. Тем не менее деньги выделены, люди покушают.

Такое объяснение уменьшения нашей зависимости от Запада путем создания внутри России модели интернета в натуральную величину — это способ определенным людям хорошо заработать:

людям совершенно не случайным, сертифицированным, допущенным к кормушке. Люди, которые озвучивают страшилку о том, что нас могут отключить от глобального интернета, аргументировать ее могут тем, что в 1997 году США ввели соответствующие санкции в отношении страны под названием Судан. В Судане был отрублен доступ к интернету и к международным платежным системам. Жители Судана не могли читать свою электронную почту и не могли воспользоваться своими карточками Visa и Mastercard, поскольку процессинг в этой стране не происходил. Да, такие санкции в истории человечества уже были. Другой аспект: эти санкции были всего один раз и с тех пор не повторялись.

Все те, кто имел отношение к принятию этих санкций, извлекли из них урок: санкции бьют совершенно не по тем, против которых они были направлены,

они ударили не по властям Судана, а по наиболее продвинутой части суданского населения — по людям, интегрированным в глобальное, например, научное сообщество, по тонкой прослойке интеллигенции. Пострадали те, кто не отвечал за политику властей. С тех пор прошло 17 лет, и санкции, связанные с отключением интернета, больше никогда не применялись, хотя за этот период санкционная политика проводилась в отношении десятков правительств.

Но это мы с вами понимаем, рассуждая логически. А если вам нужен уровень обсуждения Государственной думы или Совбеза — уровень разговора жулика с параноиком — то жулик приводит параноику пример Судана: в Судане отключили интернет и международные платежные системы, и в результате почта перестала ходить, сайты перестали открываться, карточки перестали работать, и с нами сделают, как с Суданом. И параноик уже не задает жулику вопросы, насколько свежим примером является Судан, были ли извлечены выводы из этого опыта, и есть ли другие примеры. Параноик запуган и дальше действует так, как будто бы и не было семнадцати лет, прошедших с момента применения санкций против Судана.

util