24 September 2014, 21:10

Пожизненная сделка со следствием

Мосгорсуд вынес новый приговор неонацисту Никите Тихонову, в своих показаниях признавшему, что убивал в расчете на покровительство силовиков

24 сентября Московский городской суд вынес приговор одному из основателей ультраправой «Боевой организации русских националистов» (БОРН) Никите Тихонову. По версии Следственного комитета, на счету участников БОРН десятки насильственных преступлений: убийства судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, адвоката Станислава Маркелова, журналистки Анастасии Бабуровой, антифашистов Федора Филатова, Ильи Джапаридзе и Ивана Хуторского, чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева, участника кавказской радикальной группы «Черные ястребы» Расула Халилова, таксиста Сосо Хачикяна, а также покушения на Рамазана Нуричуева и сотрудника МВД Гагика Беняминяна.

Евгения Хасис и Никита Тихонов. Фото: tihonov-hasis.info

То, что именно Тихонов с помощью своей соратницы Евгении Хасис убил в 2009 году Маркелова и Бабурову, было установлено судом еще три года назад. Теперь же неонацист был признан виновным в убийстве антифашиста Федора Филатова и причастности к организации убийств нескольких других жертв БОРН.

Тихонов приговорен к 18 годам лишения свободы, что, впрочем, не сыграет в его судьбе существенной роли — националист уже отбывает пожизненное заключение за убийство Маркелова и Бабуровой.

Суд над Тихоновым проходил в особом порядке: участник БОРН заключил сделку со следствием, полностью признав свою вину. Именно на показаниях Тихонова и Евгении Хасис (она отбывает восемнадцатилетнее заключение за соучастие в убийстве Маркелова и Бабуровой и проходит по «делу БОРН» свидетелем) и строится обвинение против других членов неонацистской группировки — Михаила Волкова, Максима Баклагина, Вячеслава Исаева и Юрия Тихомирова, а также предполагаемого идейного вдохновителя ультраправых убийц — Ильи Горячева.

Сейчас Московский областной суд занимается отбором коллегии присяжных для рассмотрения основного дела БОРН, и показания Тихонова лягут в основу обвинения в этом масштабном судебном процессе.

На стадии следствия Тихонов дал показания о том, то именно Илья Горячев, возглавлявший ультраправую организацию «Русский образ», вдохновил его и других правых радикалов на создание БОРН — организации, которая своей целью поставила физическое уничтожение антифашистов, кавказцев и выходцев из Средней Азии.

«Бренд БОРН придумал я, но автором концепции все-таки был Горячев», — рассказывал следователям Тихонов. По его словам, Горячев планировал действовать по классической для радикальных движений схеме: «Русский образ» будет заниматься легальной политикой, а БОРН станет его силовым подпольным крылом.

Горячев постоянно ссылался на своих могущественных покровителей в администрации президента, которые заинтересованы в существовании такой боевой ультраправой организации, говорил Тихонов следователям. Неонацисты рассчитывали воспользоваться этим покровительством, чтобы безнаказанно убивать своих идеологических противников и создать мощную, разветвленную организацию, способную впоследствии претендовать на власть в стране.

Илья Горячев. Фото: modus-agendi.org

«Горячев сказал: „Можно решить без денег, но за определенные услуги для определенных людей во власти“. И пояснил, что речь идет об оказании физического давления на представителей оппозиции», — признавался Тихонов.

По его словам, именно Горячев фактически подталкивал его к убийству Станислава Маркелова, так как за адвокатом якобы «стоит партийный проект левой партии нового типа, проект западного образца», которая способна не только создать проблемы Кремлю, но и составить серьезную конкуренцию ультраправым в борьбе за влияние на молодежь.

Горячев убеждал Тихонова, что российские власти будут сотрудничать с национал-радикалами.

«И Горячев сможет через свои связи в кремлевских молодежных организациях и во властных структурах претендовать на депутатский мандат, войти во власть...

Я и сейчас думаю, что на тот момент Горячев действительно пользовался покровительством каких-то силовиков. И на протяжении моего предыдущего уголовного дела по убийству Маркелова и Бабуровой. В противном случае я бы не решился на убийство Маркелова,

не стал бы и молчать во время следствия и суда», — говорил Тихонов в своих показаниях.

Тихонов предполагал, что в дальнейшем БОРН должен был стать инструментом давления на властные структуры; Горячев, верил он, мог бы поставить власть перед выбором между сотрудничеством с легальным крылом организации и неуправляемым разгулом ультраправого террора: «Либо мы белые и пушистые — „Русский образ“ — будем с вами сотрудничать, войдем во властные структуры, либо вот эти отморозки (БОРН.— Открытая Россия) будут дальше стрелять».

В своих довольно пространных показаниях Тихонов называет только одного человека, являвшегося, по его словам, связующим звеном между Горячевым и администрацией президента, — это Леонид Симунин, глава люберецкой ячейки провластного молодежного движения «Местные».

Мотивацию Тихонова, решившего столь подробно рассказать следственным органам о роли Горячева в деятельности БОРН, можно понять. Ведь именно показания Горячева, выступавшего в качестве свидетеля по делу об убийстве Маркелова и Бабуровой, легли в основу обвинения, предъявленного Тихонову и его гражданской жене Евгении Хасис. В свою очередь, имея на руках показания осужденного на пожизненное заключение неонациста, российские следственные органы добились ареста Горячева, проживавшего в Сербии, и его экстрадиции в Россию.

Дополнительным стимулом для Тихонова могла стать перспектива перевода в другую колонию или хотя бы в московский СИЗО на время следствия и суда: он отбывает наказание в колонии особого режима для пожизненно осужденных в заполярном поселке Харп, известной как «Полярная сова». Условия содержания в ИК-18 — предельно жесткие.

Исправительное учреждение ФКУ ИК № 18. Фото: prisonlife.ru

Леонид Симунин, о роли которого Тихонов говорил в своих показаниях, не был допрошен по делу БОРН. В августе 2014 года «Новая газета» упоминала его как функционера самопровозглашенной ДНР, отвечающего за взаимодействие с Москвой в области энергетики.

Не был привлечен к ответственности и близкий друг Тихонова, известный своими ультраправыми взглядами журналист «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин, проходивший свидетелем по делу об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Известно, что дома у Стешина Тихонов хранил оружие; в мае 2014 года Стешин упоминался в числе 300 журналистов, получивших государственные награды «за объективное освещение событий в Крыму»; впрочем, поименный список награжденных официально не публиковался.

util