26 Сентября 2014, 10:06

Надежда Савченко: «В Москве мне сказали, что нельзя писать на украинском»

В пятницу, 26 сентября Басманный районный суд Москвы рассмотрит жалобу адвокатов украинской летчицы Надежды Савченко на постановление следствия о проведении комплексной стационарной психолого-психиатрической экспертизы.

Следственный комитет РФ обвиняет старшего лейтенанта ВС Украины, летчика-оператора вертолета МИ-24 Надежду Савченко в пособничестве убийству двух журналистов ВГТРК, погибших 17 июня 2014 года в Луганской области. Савченко вины не признает и говорит, что была захвачена в плен ополченцами самопровозглашенной ЛНР, а потом вывезена с территории Украины представителями российских спецслужб.

24 сентября украинская летчица была этапирована из Воронежского СИЗО в Москву для проведения стационарной психолого-психиатрической экспертизы в Институте имени Сербского.

В четверг, 25 сентября в московском СИЗО-6 с ней встретились члены ОНК Москвы Ева Меркачева и Елена Абдуллаева. Меркачева рассказала Открытой России, о чем им удалось поговорить с украинской летчицей.

"Надежда Савченко содержится на спецблоке — в одиночной камере. Вот что она нам сказала: «Это здесь я заключенная, а в Украине я — герой. Я слышала, что меня в депутаты выдвигают. Я далека от политики, никогда не баллотировалась, но если народ скажет: «Надо!», я пойду. Я спросила: «Так может, мы разговариваем с будущим президентом Украины?»

Савченко усмехнулась: «Может быть!» — и призналась, что не получает почти никакой информации о выборах в Украине. Она не знает, какие кандидаты собираются принимать в них участие. Она попросила нас связаться с украинским консулом, с послом Украины в России. Сказала, что в СИЗО Воронежа к ней не пускали консула. После того, как 17 июня она попала в плен, а потом была арестована, она ни разу не разговаривала с родными. Мы спросили, получает ли она письма от сестры и мамы, Савченко ответила: «Я уже получила 25 писем. Много от незнакомых людей, в основном из Украины. Все пишут : „Держись!“. Из Нью-Йорка еще получаю. Здесь, в Москве мне сказали, что нельзя писать на украинском. Надо на русском. Я могу на русском. На польском. На английском — на любом. Но буду на украинском».

Меркачева говорит, что разговор с арестанткой получился сумбурным. Савченко казалась усталой: только что с этапа, ей надо обустраиваться на новом месте.

Прощаясь с правозащитниками, она сказала: «Все не так, как показывают русские СМИ. И не совсем так, как наши показывают тоже... Нету той жести, нету страшной войны. Тот священник, который рассказывал, что я якобы пытала людей, — я ему в глаза хочу посмотреть. Все этого нет. Нет жестокости».

UPD 11:10 Басманный суд Москвы перенес рассмотрение жалобы защиты Надежды Савченко на постановление о проведении стационарной психолого-психиатрической экспертизы на 13 октября.

util