26 September 2014, 18:49

«Мы попросту убиваем российские медиа»

Госдума ограничила участие иностранного капитала в СМИ; принятые поправки — катастрофа для российского медиарынка, единодушны эксперты

26 сентября Госдума сразу во втором и третьем чтении приняла поправки в закон «О СМИ», согласно которым «иностранное государство, международная организация, иностранное юридическое лицо и российское юрлицо с иностранным участием, иностранный гражданин, лицо без гражданства, гражданин России с гражданством другой страны» отныне не смогут выступать учредителями СМИ в России и владеть более, чем 20% акций в их уставном капитале.

Исключение сделано лишь для телеканала «Мир» и СМИ Союзного государства Россия—Беларусь — специально для этого профильный комитет Госдумы внес поправку, которая позволяет не распространять действие законопроекта на СМИ, созданные на основе международных соглашений. Еще одну поправку, которая позволила бы вывести из-под действия закона развлекательные и спортивные СМИ, вносил депутат от КПРФ Олег Смолин, однако комитет эту поправку отклонил.

Теперь поправки к закону «О СМИ» должен будет утвердить Совет федерации, после чего они уйдут на подпись к президенту.

Экс-секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко считает законопроект «довольно бессмысленным, но разрушительным».

«Это некий ритуальный танец, логика авторов законопроекта строится по принципу: „в ответ на санкции разбомбим Воронеж“. Ведь никакой западной пропаганды, на которую ссылаются авторы законопроекта, в России не существует. Аудитория газеты „Ведомости“ и журнала Forbes все равно не будет подвержена пропаганде, даже если лишить их этих изданий; люди, читающие те же „Ведомости“, в основном владеют как минимум одним иностранным языком, они будут читать зарубежные СМИ», — сказал Яковенко Открытой России.

Эксперт обращает внимание на то, что под удар попадут не только общественно-политические издания, но и образовательные, развлекательные и детские СМИ — телеканалы «Домашний», Disney, AnimalPlanet, Discovery, а также глянцевые журналы.

«А глянец — это основа киосковой продажи, и киоскам придется закрываться или торговать чем-то другим», — прогнозирует журналист.

«Закон, в случае вступления его в силу, влечет за собой полное убийство медийного рынка, не только того, где участвует иностранный капитал, но и вообще всего. Это означает, что ни одна российская медиакомпания не может вынести свои акции на биржу, потому что биржа — это когда акции можно купить всем, а не только членам кооператива „Озеро“. Медийный рынок у нас и так очень сильно деградировал, деформировался, но хоть как-то существует. А теперь он будет даже в своей нынешней форме ликвидирован», — говорит Яковенко.

Медиааналитик Василий Гатов уверен, что одобренные парламентом нововведения подчинены не столько политической, сколько экономической логике.

«Политический смысл не является основным, однако необходим в логике развития режима. В определенной степени, в рамках политического смысла, это еще и желание „нагнуть“ иностранных собственников СМИ для того, чтобы они вступили в переговоры с соответствующими службами Кремля, — считает Гатов. — Экономический смысл — снижение стоимости активов, к которым имеется интерес, а также исключение иностранного покупателя на активы Sanoma (холдинга Sanoma Independent Media, сделка по продаже которого неизвестному покупателю широко обсуждается на медиарынке этой осенью. — Открытая Россия), прежде всего — на „Ведомости“».

По мнению Гатова, выживать в новых условиях каждое из подпадающих под действие поправок изданий будет по-своему, но трудности, с которыми некоторые из них неизбежно столкнутся, не могут на сказаться на состоянии медийного рынка в целом.

«Будут заново учреждены российские юрлица, которые получат лицензии. Часть издателей могут просто закрыть свои бизнесы и уйти с гордо поднятой головой. Думаю, таких будет немного. При этом любые пертурбации у издателя — это еще и тревога рекламного рынка. Бюджеты крупнейших глянцевых изданий сейчас реально будут сокращаться просто потому, что рекламодатели не будут уверены в надежности своих инвестиций. Скорее всего, все эти события скажутся негативно на рынке труда для журналистов, однако пока рано говорить о том, что это заведомо приведет к увольнениям и потере статусов для многих», — объясняет эксперт.

«В той или иной степени действие закона отразится на всех российских СМИ, в том числе и на государственных», — уверен член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Николай Сванидзе.

«Но прежде всего пострадают лучшие — „Ведомости“, Forbes, „Сноб“, то есть те издания, которые сохранили внутреннюю свободу и доносят до аудитории разные точки зрения. Закон ударит по их самостоятельности и еще больше сузит круг возможностей для качественной и объективной подачи информации. Патриотизма СМИ это не добавит, к тому же его и так сейчас столько, что страшно становится. Можно сказать, что это решение в общем политическом тренде изоляции России, причем не снаружи, как нам пытаются внушить, а изоляции изнутри», — считает тележурналист.

Депутат Госдумы Дмитрий Гудков, проголосовавший против поправок, называет их «ударом по российским СМИ».

«Он попросту убьет нашу медиаиндустрию, которая сейчас очень прочно встроена в международную систему. Напомню, что не только „Ведомости“ и Forbes, но и РБК, например, и „Газпром-медиа“ большей частью финансируются из-за рубежа. Привлечение иностранного капитала — обычное дело для любого бизнеса, и медиа не исключение», — напоминает оппозиционер.

«Допустимая новым законом доля — 20% — не устроит иностранцев, они не будут инвестировать в бизнес на условиях миноритариев. Тут речь идет не только в финансах: если иностранцы уйдут с российского медиарынка, наши СМИ лишатся не только капиталов, но и технологий, и лучших кадров, в том числе управленческих, а телевидение рискует лишится еще и многих самых популярных на сегодняшний день проектов», — прогнозирует Гудков.

«Мы попросту убиваем российские медиа», — говорит он.

util