27 September 2014, 09:02

Братья Навальные, «Ив Роше» и сбой в системе Femida

Специально для Открытой России корреспондент The New Times Мария Эйсмонт кратко излагает содержание уголовного дела, которое насчитывает уже 130 томов

Замоскворецкий районный суд Москвы продолжает заслушивать свидетелей по «делу „Ив Роше“». Алексей и Олег Навальные обвиняются в мошенничестве в особо крупном размере; в деле, которое насчитывает 130 томов, фигурируют около двухсот свидетелей и двое потерпевших. Первый — компания «Ив Роше Восток» — уже признала, что никакого ущерба братья Навальные ей не нанесли. Представитель второго потерпевшего — гендиректор «Многопрофильной процессинговой кампании» — о самом факте ущерба узнал от следователя.

Процесс по делу «Ив Роше» обещает быть долгим: заседания проходят раз в неделю (последнее было в пятницу, 26 сентября); Алексей Навальный сидит под домашним арестом, а значит, устранен из публичной политики (его брату Олегу избрана другая мера пресечения — подписка о невыезде). Мало кто сомневается в том, что приговор Алексею будет обвинительным (часть 4 статьи 159 УК предусматривает до десяти лет лишения свободы). Главная интрига заключается в том, получит ли на этот раз оппозиционер реальный срок или же суд — как в случае с делом «Кировлеса» — ограничится условным.

Процесс без фиксации

Формально процесс Навальных открытый, но, в отличие от суда по делу «Кировлеса», все заседания которого транслировались на сайте РАПСИ (Российское агентство правовой и судебной информации), в этот раз трансляция происходит лишь на первом этаже в здании суда — для тех, кому не хватило места в небольшом 410-м зале, и опоздавших. Однако в первый же день слушаний судье Елене Коробченко запиской доложили, что кто-то организовал ретрансляцию звука в интернет, — и она объявила, что вещание на первый этаж прекращается. На следующем заседании внутрисудебные трансляции было решено возобновить, но отключать на время допроса свидетелей, чтобы их показания не услышали раньше времени другие свидетели, ожидающие своего вызова. Таким образом, фактически наблюдать за процессом могут только те, кто непосредственно присутствует в зале.

Отдельный сюжет здесь связан с использованием комплекса аудиофиксации Femida, установленного в рамках федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013-2020 гг.» во всех районных судах Москвы. На первом заседании суд отказал защите Навальных в ходатайстве о ведении официальной аудиозаписи процесса «в связи с отсутствием технической возможности». Навальный предъявил суду статью из «Ведомостей», в которой со ссылкой на судебный департамент утверждалось, что кабинет 410 в Замоскворецком суде оборудован системой Femida, и судья Коробченко постановила официальную аудиозапись вести.

«Только все вопросы я прошу задавать непосредственно в микрофоны, говорить медленно, внятно, а то если все одновременно будут разговаривать, ничего не получится записать», — строго предупредила она.

«Если вы говорите, что система плохо работает, — отвечал Навальный, — ФБК (основанный Навальным Фонд борьбы с коррупцией. — Открытая Россия) проведет расследование, почему департамент судебных закупок купил такую некачественную систему так дорого».

Впрочем, система Femida на этом процессе проработала недолго. В день, когда выступал один из ключевых свидетелей обвинения — гендиректор «Многопрофильной процессинговой компании» Сергей Шустов — выяснилось, что из-за технического сбоя (кто-то якобы наступил на провод) система аудиофиксации отключена.

Потерпевший без ущерба

По версии следствия, в ноябре-декабре 2007 года братья Навальные, вступив в преступный сговор, создали «лжепредприятие без цели осуществления им реальной предпринимательской деятельности» — фирму Alortag Management Limited. Компанию зарегистрировали на Кипре. Генеральным директором и еще одним соучредителем фирмы стал знакомый братьев Навальных Леонид Запрудский — его Навальные выбрали, чтобы «скрыть свою причастность» к предприятию.

Кипрский офшор выступил учредителем ООО «Главное подписное агентство». Изначально планировалось, что компания будет специализироваться на оформлении подписки на газеты и журналы, но в силу сложившихся обстоятельств она занялась оказанием других услуг — по сортировке и перевозке грузов для клиентов «Почты России».

В услугах перевозчиков нуждалась и компания «Ив Роше» — один из федеральных клиентов ФГУП «Почта России»: магистральный сортировочный цент в Ярославле, куда «Ив Роше» доставляла свои товары для последующей отправки почтой по стране, не справлялся с наплывом грузов, и часть продукции клиенты «Почты» были вынуждены сами возить в Москву и уже там сдавать в сортировочный центр. При этом поиском перевозчика вынужден был заниматься сам клиент «Почты», то есть «Ив Роше», — и компания решила заключить договор с фирмой Навальных.

Олег и Алексей Навальные в суде, апрель 2014 года. Фото: Василий Максимов / AP

Хищение у «Ив Роше» 26,7 млн рублей, по версии следствия, заключалось в том, что Навальные, пользуясь служебным положением Олега — на тот момент заместителя директора филиала «Почты России», который специализировался на создании и обслуживании автоматизированных сортировочных центров — якобы принудили «Ив Роше Восток» заключить с их фирмой заведомо невыгодные договоры на перевозку продукции из Ярославля в Москву.

На процессе по делу «Ив Роше» выступили уже больше десяти свидетелей обвинения — и фактически все они дали показания в пользу защиты.

Сотрудники группы компаний GSL, которая занималась регистрацией фирмы Навальных, назвали их деятельность законной и «стандартной»: таких клиентов у них немало.

Анатолий Корневецкий — владелец компании «Автосаго», которая перевозила по договору с фирмой Навальных товары «Ив Роше» в Москву — рассказал, как в 2008 году он искал клиентов для перевозки грузов из Ярославля. Олег Навальный посоветовал ему «Главное подписное агентство»; расценки, предложенные фирмой Навальных, он считает «нормальными, адекватными» и средними для рынка.

В апреле 2013 года Алексей Навальный опубликовал докладную записку административно-финансового директора ООО «Ив Роше Восток», из которой следовало, что компания не находит «реального ущерба и упущенной выгоды вследствие сотрудничества с ООО «Главподписка».

Потерпевший без бухгалтерии

17 сентября 2014 года в суде по делу «Ив Роше» был допрошен ключевой свидетель обвинения — Сергей Шустов, генеральный директор «Многопрофильной процессинговой компании» (МПК), которая признана одним из двух потерпевших. По версии следствия, ущерб МПК от действий Навальных составил 4,4 млн рублей. Заявление о преступлении на имя Александра Бастрыкина Шустов написал в своем кабинете и отправил с курьером в СК через несколько дней после того, как первый потерпевший — «Ив Роше Восток» — фактически отказался от своих претензий.

МПК — дочка «Связьбанка», внучка «Внешэкономбанка» — в 2008 году решила сменить подрядчика, ответственного за печать, сортировку и отправку извещений клиентам «Ростелекома». Предыдущий партнер — компания «М-Сити» — с сортировкой и отправкой не справлялся, что вызывало многочисленные нарекания «Ростелекома». И тогда появилось ООО «Главное подписное агентство». Сотрудничество с ним по «заведомо невыгодному договору» продолжалось пять лет, с 2008 по 2013 год, и при этом МПК ни разу не высказала подрядчику претензий, не подавала на компанию Навальных в суд и продолжала пользоваться услугами «лжепредприятия» Навальных еще несколько месяцев после того, как Шустов попросил СК привлечь их к уголовной ответственности.

В 2012 году в рамках уже возбужденного дела в МПК прошли выемки документов, связанных с «Главподпиской». После этого, рассказал Шустов суду, следователи заявили ему, что все это время Навальные его обманывали. Дело в том, пересказывал свидетель изложенную ему версию следствия, что «Главподписка» пользовалась услугами того же субподрядчика, с которым МПК до этого расторгла договор — «М-Сити». То есть за ту же работу, объяснили Шустову в СК, с него брали больше. Олег Навальный пояснил: речь шла не только о печати извещений, а о сортировке, с которой «М-Сити» до ГПА не справлялась, а вместе с ГПА — справилась. Шустов подтвердил, что в условиях договора с «Главподпиской» была описана возможность привлечения субподрядчика и ни словом не оговаривался запрет на работу с «М-сити». Тем не менее в суде Шустов стоял на своем: со стороны Навальных был обман.

— Откуда вы знаете, что вам принесен ущерб? — спрашивал свидетеля Навальный.

— Они (следователи) предоставили информацию, как нам был нанесен ущерб.

— Ведь вы — ООО, вы руководитель общества с ограниченной ответственностью. Если бы был нанесен ущерб, вы бы сами об этом не узнали?

— У нас не было никаких предположений о возможном невыгодном сотрудничестве.

— Как был установлен размер ущерба? — интересовалась защита.

— Размер ущерба был установлен исключительно следствием.

— Но ведь следствие не хозяйствующий субъект. У вас есть бухгалтерия. И тут к вам приходит следователь и говорит: «У вас ущерб столько-то рублей»?

— Да, так и было, — с готовностью подтвердил свидетель.

— Вы перепроверяли информацию?

— СК провел экспертизу и предоставил информацию об ущербе.

— И вы согласились и написали заявление?

— Потому что информация, предоставленная со стороны следствия, не вызывала сомнений.

Ведущая процесс «Ив Роше» судья Коробченко совсем недавно стала федеральным судьей: указ президента о ее назначении датируется концом 2013 года, до этого она была мировой судьей 398 участка.

util