1 Октября 2014, 20:43

Сергей Петряков: «Суды в России готовы отпустить тяжелобольного только при признаках скорой смерти»

В Красноярском крае открылся первый в России тюремный хоспис — хотя согласно УК тяжело больные осужденные подлежат освобождению. Юрист ассоциации «Агора» Сергей Петряков вспоминает два случая из своей практики, когда заключенных выпускали из колонии только для того, чтобы своей смертью они не портили статистику.

Конечно же, есть в Уголовном кодексе норма об освобождении осужденного от наказания в связи с тяжелым заболеванием. Однако на практике у такого осужденного возникает целый ряд проблем — от сложностей внутри колонии до странной позиции суда. Администрация учреждений, бывает, тянет с созывом медицинской комиссии и передачей материалов в суд, либо тюремные медики по неясным причинам не могут разглядеть заболевания у заключенного.
Но даже если все документы в порядке и осужденный имеет право на так называемое «актирование», суды не спешат отпускать человека на свободу. В удовлетворении ходатайства, к примеру, отказывают по причине «неисправления осужденного» или нарушения им режима.
Не спешат поддерживать освобождения и тюремщики и прокуроры, которые готовы поддержать осужденного, только если он явно в скором времени отдаст богу душу. В иных случаях они, как правило, выступают против, ссылаясь на наличие условий для лечения в колонии или же на поведение осужденного, который, к примеру, продолжает курить, несмотря на рак легких.
В моей практике было дело, когда осужденного выпустили из тюрьмы лишь когда он потерял способность ориентироваться на местности и самостоятельно передвигаться.


Оcужденный в ЛИУ-6 УФСИН России по Пензенской области пять раз в течение одного года подавал ходатайство об освобождении по болезни в связи с наличием ВИЧ-инфекции в стадии 4В и сопутствующих заболеваний. На шестой раз удалось добиться удовлетворения этого ходатайства: у суда не было оснований подозревать, что он встанет на путь совершения новых преступлений, поскольку к тому моменту он уже не мог самостоятельно передвигаться и ориентироваться в пространстве и потерял 20 кг веса. Через 2 недели после освобождения он скончался.
Другой осужденный — ЛИУ-4 УФСИН России по Удмуртии — подавал ходатайства дважды в течение полугода. Заболевания: ВИЧ в стадии 4В, туберкулез легких, гепатиты. К моменту подачи второго ходатайства наметилась отрицательная динамика развития ВИЧ-инфекции: выявили менингит — как следствие ненадлежащего лечения. Однако суд оба раза отказал ему. Через два месяца после второго отказа колония сама вышла с представлением, поскольку была вероятность смерти в ЛИУ. Суд в этот раз удовлетворил ходатайство. Бывший осужденный в настоящий момент проходит интенсивный курс лечения в специализированной клинике.
Вот так и получается, что тюремная система и суды в России готовы отпустить тяжелобольного только при явных признаках скорой его смерти — видимо, чтобы статистику себе не портить.

util