2 October 2014, 15:40

24 года первой революции на Майдане

Участники «революции на граните», Киев, 1990 год. Фото: Александр Наумов

2 октября 1990 года в Киеве началась первая успешная украинская революция новейшего времени

Украинскую революцию 2013-2014 годов в России принято называть «вторым Майданом» — предполагается, что первым был «оранжевый» Майдан 2004-2005 годов.

Но эта периодизация неверна. Первое восстание в Киеве произошло вовсе не под оранжевыми флагами Ющенко и Тимошенко, а гораздо раньше — в 1990 году, когда майдан Незалежности еще назывался площадью Октябрьской революции.

События эти вошли в историю как «революция на граните»; и — подобно двум последующим украинским революциям — она увенчалась успехом.

Осенняя кампания протеста на площади Октябрьской революции была инициирована Украинским студенческим союзом и «Студенческим братством». СССР уже вошел в завершающую фазу распада, но Украина оставалась одной из союзных республик: на ее территории действовали все советские органы власти и партийные структуры, а желто-голубой флаг считался символом уличной оппозиции — сажать за его публичную демонстрацию перестали совсем недавно.

2 октября 1990 года около сотни студентов из Киева, Днепропетровска, Одессы и Львова разбили палаточный городок на площади Октябрьской революции и начали голодовку. Они требовали национализации имущества украинской компартии и ВЛКСМ, свободных, многопартийных перевыборов Верховного совета УССР, протестовали против подписания Украиной нового союзного договора и службы призывников-украинцев за пределами территории республики.

Вскоре к первой сотне активистов присоединились киевские вузы, объявившие забастовку; лагерь протеста на Майдане стал стремительно расти. Через несколько дней студенты начали перекрывать движение в центре города, окружили здание Верховного совета и захватили корпуса университета имени Шевченко.

Участники «революции на граните», Киев, 1990 год. Фото: Александр Наумов

Хотя органы власти в агонизирующем СССР были к началу 1990-х деморализованы и апатичны, нельзя сказать, чтобы киевские бунтовщики ничем не рисковали. Всего годом ранее советская армия разогнала демонстрацию в Тбилиси саперными лопатками; через полгода после «гранитной революции» кровь пролилась в Вильнюсе. Потенциал сопротивления у системы еще был, но в Киеве власти не решились пойти против хорошо организованного и решительного студенчества.

Под давлением улицы представителей протестующих пустили в эфир республиканского телевидения; список их требований вынужден был принять к рассмотрению президиум Верховного совета УССР. Часть этих требований власть выполнила.

Прохождение срочной военной службы вне границ республики стало возможным только по добровольному согласию гражданина — украинская молодежь не хотела тратить два года жизни на защиту дальних окраин умирающей империи. Был принят закон о выборах на многопартийной основе; создана спецкомиссия по национализации имущества украинских «дочек» КПСС и ВЛКСМ. Верховный совет объявил, что направит все усилия «на построение правового независимого Украинского государства, принятие новой Конституции республики», а до тех пор Киев будет считать подписание нового союзного договора несвоевременным.

Именно после этих событий Майдан получил статус места протестных акций и народных сходов — на главную украинскую площадь национал-демократические силы выходили и в 1991-м, и в 1992 году.

В 2010 году в Украине отмечали двадцатилетие «революции на граните». Юбилей совпал с окончательным крахом надежд, связанных с недавним оранжевым Майданом. К власти только что пришел Виктор Янукович, пафос гражданского сопротивления вышел из моды, на смену ему пришло уныние и разочарованность в политике.

На таком фоне романтическая «революция на граните» вспоминалась как нечто случайное и уж точно неповторимое. «Революционеры 1990-х сомневаются, что современное студенчество способно на столь решительные шаги», — говорили в юбилейных телесюжетах. «То время уже забыли, когда дали возможность свободы, все забыли о той свободе, и это расслабило», — заявлял участник «революции на граните» Назар Новосад. «Современные студенты и сами не скрывают: если раньше протесты организовывали ради идеи, то теперь готовы выходить на улицы ради привилегий и собственных интересов. А все потому, что нынешняя молодежь отчаялась, а виной этому называют Оранжевую революцию и ее героев. Они отчаялись в возможности что-то изменить своими силами, они отчаялись в политических силах, в политиках», — подводила итог революционному двадцатилетию директор фонда «Демократические инициативы» Ирина Бекешкина.

До Евромайдана и бегства Януковича оставалось три года.

util