6 October 2014, 15:48

«Сотрудники полиции не обращали на вопли никакого внимания»

Руководитель московского отделения «Комитета против пыток» Сергей Бабинец рассказывает о расследовании смерти гражданина Таджикистана, предположительно убитого в полицейском отделении Солнечногорска

То, что произошло 18 сентября 2014 года в Солнечногорском отделе полиции, мы называем убийством. Следственный комитет называет это превышением должностных полномочий, полиция пока отмалчивается.

26 сентября в «Комитет против пыток» за юридической помощью обратился житель Подмосковья Илхом Алихонов. По его словам, вечером 17 сентября он вернулся с работы домой. Его брат Фаррух Урозов к этому времени уже спал. Через десять минут в дом вошли сотрудники патрульно-постовой службы вместе с соседкой братьев Светланой Б.

По словам Илхома Алихонова, полицейские разбудили его брата, нанеся несколько ударов, в том числе дубинкой и используя электрошокер. Надев на руки Урозова наручники, правоохранители увезли его в отделение. Как позже узнал Илхом, Фарруха задержали по подозрению в применении насилия к шестилетней дочери Светланы.

Как объяснил Илхом, через некоторое время к его дому вновь приехали полицейские и забрали уже его самого вместе с приятелем Фирдавсом Саттаровым и увезли в то же отделение полиции. Там Алихонов слышал, как его брат, находящийся в одном из кабинетов, сильно кричит. Это подтверждал Фирдавс, а также Светлана Б., находившаяся в соседнем кабинете. Илхому, как он нам рассказал, удалось увидеть младшего брата в приоткрытую дверь: тот сидел на полу со связанными руками, на его лице отчетливо виднелись многочисленные кровоподтеки и ссадины, на полу была кровь.

«Брат успел прошептать мне на таджикском языке: «Я не могу уже терпеть»«, —

сообщил нам Илхом Алихонов. После этого полицейские закрыли дверь. Алихонов обратил внимание, что все время, пока он с Фирдавсом Саттаровым стоял в коридоре и слышал жуткие крики, проходившие мимо кабинета сотрудники полиции не обращали на вопли никакого внимания, словно так и должно быть.

Рано утром 18 сентября Илхома и Фирдавса выпустили из отделения полиции. Спустя несколько часов они узнали, что Фаррух скончался в полиции.

Юристам «Комитета против пыток» удалось осмотреть и сфотографировать труп Фарруха до того, как он был отправлен на родину в Таджикистан. Согласно предварительному свидетельству о смерти, причиной его гибели стало убийство, а именно нападение с применением тупого предмета, повлекшее «сочетанную травму нескольких областей тела».

18 сентября 2014 года следственным отделом по Солнечногорску Главного следственного управления СК РФ по Московской области было возбуждено уголовное дело по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ («превышение должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения»).

Тело Фарруха Урозова. Фото: Сергей Бабинец / Facebook

В настоящее время уголовное дело расследуется силами Следственного управления СК РФ по Московской области. Оценивать перспективы дела еще рано. Отрадно, что органы следствия без промедления возбудили дело и проводят следственные действия без лишних напоминаний. Однако, как показывает практика работы «Комитета против пыток», такое активное поведение в дальнейшем может смениться на полностью противоположное — особенно, если исчезнет интерес общественности к этому делу. В любом случае «Комитет против пыток» будет добиваться того, чтобы каждое должностное лицо, виновное в нарушении прав Урозова, были привлечены к ответственности, а родственники убитого получили компенсацию морального вреда.

На данный момент из трех сотрудников, подозреваемых в совершении преступления, только один находится в изоляторе. Двух других, в том числе начальника уголовного отдела Мясоедова, отпустили под подписку о невыезде.

Существует опасность, что всю вину за преступление попытаются скинуть на одного человека.

Расследованием дела занимается де-юре независимый от МВД Следственный комитет. Де-факто же система правоохранительных органов неохотно выдает своих работников. Чаще всего система будет всячески выгораживать провинившегося. Методов для этого предостаточно. Чаще всего, официально заявляя о возможном превышении должностных полномочий полицейскими, пресс-служба МВД старается выставить в негативном свете жертву пыток, указывая на то, что он-то точно преступник, а вот вину полицейских еще необходимо доказать. Говоря о причинах смерти в застенках полицейских отделов, пресс-службы указывают, что человек скончался от сердечной недостаточности, даже если его сердце остановилось вследствие удушения противогазом или пакетом. Случиться может всякое.

Отмечу, что «Комитет против пыток» не ведет отдельную статистику по количеству жалоб, поступивших от лиц, не являющихся гражданами РФ:

риск быть подвергнутым насилию в полиции у гражданина РФ и у гражданина иного государства примерно одинаков.

Единственная разница только в том, что лица, которые приезжают в Россию на заработки, по их собственным же словам, стараются не вступать в конфликты с государством и должностными лицами, дабы минимизировать возможность быть высланными из России. Поэтому некоторые пострадавшие от незаконных действий должностных лиц не обращаются ни в правозащитные организации, ни в правоохранительные органы.

При встрече с заявителем мы всегда предупреждаем его о возможных рисках, которым он и члены его семьи могут подвергнуться в связи с обращением в правоохранительные органы. В случае, если факты, изложенные заявителем, подтверждаются, «Комитет против пыток», в свою очередь, обязуется приложить все усилия, чтобы защитить жертву.

Бывают случаи, когда имеется реальная угроза здоровью и жизни заявителя, чаще всего с этой проблемой мы сталкиваемся на Северном Кавказе. Не единичны случаи, когда нам приходилось прятать в других регионах как самих пострадавших, так и членов их семей.

Важно помнить, что при обращении с жалобой на незаконные действия государственных агентов человек в любом случае морально должен быть готов ко всему. В первую очередь к борьбе за свои права: ведь никто другой, без воли самого пострадавшего, не сможет ему помочь.

util