8 Октября 2014, 10:05

Глава трамвайного профсоюза: «Как не попить кровушки у начальства?»

Водитель трамвая и активист профсоюза Владимир Васильев рассказал Открытой России о сложностях, с которыми сталкиваются вагоновожатые, о борьбе за трудовые права и о том, как непросто получить юридическое признание независимого профсоюза

Зачем нужна организация на рабочем месте

Идея организоваться на рабочем месте возникла три года назад. Я тогда работал 7 лет в охране и параллельно водителем в уголовно-исполнительной инспекции. Должность водителя для меня была уже не нова. Я искал работу в автобусных парках — в трех мне отказали. Отец дал мне адрес, и это оказалось трамвайное депо имени Русакова. И таким образом 16 марта 2011 года я пришел в трамвайный парк.

Моя первая самостоятельная зарплата в 10 100 рублей меня, конечно, сильно поразила. Думаю: как так? Вроде тариф неплохой. Изначально я приходил и спрашивал у начальника эксплуатации, буду ли я получать 25 000 — на тот момент у меня была такая планочка. В договоре было указано: тарифная ставка, разряд. И по тарифу у меня начисляется время. По ТК 168 часов, поэтому минимум именно эти 25 я и должен был получить.

С независимыми профсоюзами я никак раньше не общался. Решение что-то делать было из здорового эгоизма: ведь, не решив проблемы на уровне депо, я не смогу решить свою проблему. Изначально я пинал дирекцию сам. Думал: есть ТК, есть трудовой договор, есть коллективный договор. Я был в официальном профсоюзе. В результате я так понял, что даже если возможно что-то сделать на уровне местного профсоюза, это настолько долго и муторно, что реально никакой помощи нет. Поэтому у водителей руки опускаются, и они худо-бедно свои проблемы решают сами. И на тот момент идея зрела не только у меня.

Есть ли польза от официального профсоюза

У нас профсоюзная жизнь хорошо загнулась. Раньше были какие-то спортивные состязания, поездки экскурсионные. Они и сейчас есть, но из водителей дай бог если 1-2 человека поедут. А в официальном деповском профсоюзе состоят больше 80%. Водители потихоньку выходят оттуда. Потому что даже если обратишься за помощью к профсоюзу, они максимум что могут сделать: «Мы вам дадим тысячу-полторы». За три года моей работы набежало почти 12 тысяч отчислений, я даже справку брал. За все про все я получил билет на елку для дочери за 1700. За все три года. Ни юридической, ни практической пользы от такого профсоюза нет.

Путевки там, оздоровительные мероприятия — это все побочная деятельность профсоюза. Это как бы отвечает интересам трудящихся, но не является основной целью профсоюза.

Вся ячейка профсоюзов, которая в трамвайных депо существовала, осталась с советского времени — даже после перерегистрации — все в том же, нетронутом виде. Какие были лица при горкоме — так они и остались, и их помнят и 15, и 20 лет назад: так и сидят. Хотя чего они сделали, чтобы водителям помочь? Я не понимаю. Не могу этого увидеть. Хочу, но не могу.

О победе коллектива над начальством

В прошлом году мы начали собирать подписи, началось это где-то в конце марта. И мы в общей сложности собрали 363 подписи на 3 депо: Апаковское, Русаковское и Октябрьское. Во-первых, мы требовали совершенно нормальное, положенное по ТК, высчитывание сверхурочного времени. Во-вторых, предоставление при сверхурочной работе дополнительных дней отдыха. С нас даже не брали бумажки, что мы согласны на эту сверхурочную работу. Да, я понимаю, что в депо недостает водителей, но нельзя же это компенсировать тем, что водитель работает, работает, работает, и еще получается, что он виноват.

Начальники маршрутов, заместители по эксплуатации, начальники эксплуатации ходили и давили всячески на водителей. Собирали отказные, я сам лично наблюдал, что человек отказывается от своей подписи в коллективном обращении. Листочек такой с графами и подписи. Но я-то собрал 167 подписей, а они отказных собрали всего 32 или 33. Но все равно — кто-то не побоялся. Было, что угрожали увольнением.

Мы это отнесли в три организации: Администрацию президента, Генпрокуратуру и мэрию. И после этого я наблюдаю наше обращение у директора со штампиком из мэрии. Ага, думаю, а что же здесь, у нас в депо, делает наше коллективное обращение со штампиком, когда оно должно рассматриваться там, создаваться комиссия, должны выполняться проверки? В результате это все спускается вниз и решается административным ресурсом — как такое возможно?

Мы пошуршали, погремели, меня несколько раз вызвали на ковер. Я даже общался с начальником отдела контроля главка Мосгортранса. После этой встречи не знаю, что произошло в главке, но на совещании у мэра 31 октября генерального директора Иванова сняли (Петр Иванов был генеральным директором «Мосгортранса» с 2006 по 2013 год. — Открытая Россия). В том числе по формулировке, как было озвучено на заседании, за нечто, связанное с зарплатой: что-то где-то не начислялось.

Петр Иванов. Фото: metroblog.ru

Можно ли считать заслугой, что сняли Иванова, и что у нас сейчас более или менее выровнена оплата? Можно сказать, что это заслуга, да. После этого коллективного обращения аж шесть раз за полгода повысили зарплату. Мы диву давались каждый месяц. И в результате выходит уже неплохая сумма

О проблемах водителей трамваев

В январе этого года ко мне обратился водитель с Красной Пресни. Она устроилась в феврале 2013 года и практически весь год работала в среднем не меньше 26-27 дней в месяц, уже налицо нарушение. И перед самым отпуском у нее происходит нехорошее ДТП. Зимой у нас есть такой страшный зверь как юз: когда начинаешь вагон тормозить, и обычный тормоз не помогает, потому что получается, что по рельсу как по маслу едешь. Способы борьбы с этим — песок, который засыпается в песочницы, и рельсовый тормоз с усилием 120 ампир — колоссальная мощность, но даже это иногда не помогает. Она въехала во впереди идущий вагон, пострадали два пассажира — вроде медики даже легких повреждений не зафиксировали. Водитель состоит в штатном профсоюзе депо, и профсоюз ей даже не объяснил, каким образом это дело можно оформить, что надо сделать. Депо принимает меры по увольнению водителя. По суду документы были затребованы, и выяснилось, что номер приказа об увольнении проходит 4 раза под разными датами. Изначально добивались того, что это был несчастный случай, и сейчас дело обжалуется. Дирекция не хочет, чтобы на дирекции висел несчастный случай, потому что это очень серьезные издержки предприятия, и это грозит увольнением большинству из самой дирекции. Человек держится за свое место всеми зубами, всеми правдами и неправдами. Получается, что дирекция ищет пути, чтобы себя прикрыть, а водители, если даже и знают, как поступать, стараются этого не делать, чтобы остаться на работе.

У меня было такое: написал на меня ревизор рапорт, что я сдавал задним ходом без сопровождения, — по инструкции это является грубым нарушением. В случае таких нарушений положена стажировка в течение 40 часов в учебно-курсовом комбинате, это филиал Мосгортранса. Проблема в том, что в коллективном договоре сказано, что это должно оплачивать предприятие, но на практике оплачивает сам работник. Я прихожу и говорю: хорошо, я заплачу, но вы мне квиточек дайте. Так я целых две недели выбивал из директора платежку, а потом подал в прокуратуру. Потом мне благополучно это в зарплату вернули, а замдиректора после этого злая на меня ходила весь год.

Были случаи, что нас директор уже прямо обвинял: вы перебили все «морковки», потому что уже 70% вагонов так или иначе участвовали в ДТП. Это очень красивые, хорошие вагоны, водителям они очень нравятся. С низким полом, оранжевого цвета, удобные, мягко трогаются, плавно тормозят, и пассажиры довольны. Но ремонта ждешь по 2-3 недели, а то и месяц-два. Занимается этим фирма, которая выиграла тендер. Хорошо. Пишешь заявку — тебе отписка: будет мастер, сделаем. Однако есть такие проблемы: например, две «морковки» на линии, разделены изоляторами на сети. Подъезжая к изолятору, два вагона начинают тормозить, и у кого-нибудь резко сбрасывается управление. Вагон четко останавливается, ничего не могу сказать. Но у тебя либо пассажиры за билетиками сразу летят, либо кто-то в салоне падает. Такие случаи уже тоже были. И, опять же, обвиняют водителей, лишают их премий, а заявки, которые я сам лично писал, исполняются очень долго.

Кстати, с завода «морковки» пришли к нам с видеорегистраторами. Однако почему-то в комплекте нет ни двух положенных камер, ни жестких дисков в комплекте к регистратору.

У нас была практика в депо: случилось у человека ДТП, и они сразу лишают и по ущербу, и премии до вынесения постановления, вступившего в законную силу. По договору же подразумевается, что должно быть постановление, вступившее в законную силу, и только после этого человека можно лишить и премии, и по ущербу. Зачем заранее так делать? Практически своими распоряжениями они решают, что виноват водитель, и взыскивают с него. А потом долго, муторно, но через месяц-два они все возвращают. И я доказал 24 апреля, что это неправильно. И наш начальник безопасности движения имела очень неприятный разговор у нашего директора — иск я выиграл, и директор был зол.

Куда деньги уходят — тоже вопрос.

Об особенностях оплаты труда

Очень многим водителям ставят дежурство, и оплачивают всего один час. Человек приезжает ради этого к 4 утра или во вторую смену. Оплачивается само дежурство, а смена, которая должна быть 8 часов, практически сводится к этому одному часу. В результате, когда выходит итог в конце месяца, над зарплатой плачешь.

Сейчас у нас в депо закрыли 4 маршрута из всего 9, которые у нас есть. Вместе с водителями-перегонщиками у нас 425 человек, 390-395 из них линейных водителей. И получается, что больше половины водителей отпускают в отпуск. У кого-то в ноябре, декабре, феврале, — а им уже заранее дают. Недавно ехал с водителем: она выходит из отпуска с 14 сентября, ей дают 6 добавочных, 2 дежурства этих вот по одному часу и всего 4 рабочих дня. И какую зарплату за полмесяца она может получить? Хотя по трудовому договору положено: 5 рабочих дней и 2 выходных. Не может работодатель предоставить? Можно по простою оплачивать. А простой оплачивается как 2/3 от тарифа. У нас, по моему разряду, 4-му, тариф средний — 196 рублей в час.

Трамвай-«морковка». Фото: ru-railway.livejournal.com

Сейчас я фотографирую наряд каждый день, начиная с 1 числа. Наряд — это выпуск по выходам: маршрут, выход и табельный номер водителя, который выходит. Соответственно, первая и вторая смена. В наряде у нас с учетом урезанного расписания 147 водителей в день используется. А должно быть гораздо больше, потому что когда полный выпуск по всем маршрутам — у нас 300-320 водителей. То есть народ не получает зарплату и ему это никак не выплачивается. Обидно. Многие из них приезжие, у многих разные ситуации в жизни. Они тоже не от хорошей жизни сюда приехали. И в связи с этим ремонтом народ сидит, а эти обстоятельства зависят от работодателей.

А потом думаешь: как после всего этого не попить кровушки у начальства? Образно это называется именно так, потому что они это именно так воспринимают.

Зачем профсоюзу юридическое лицо и как его получить

Я подал документы на государственную регистрацию в Минюст. Отказали мне на том основании, что у меня якобы не указан адрес профсоюза — хотя он по документам есть. Он в 9 пункте, а они смотрели не дальше 4-й страницы. 9 пункт на 13-й странице. Ну не любят они читать устав. Но извините, я готовился серьезно; перед тем как принять устав, мы его на собрании усиленно обсуждали, я сверялся со многими законами. И, согласно Международной конвенции труда № 87, трудящиеся вправе самостоятельно решать, какую форму объединения им избрать. Поэтому юридически ничтожным является это решение — они не имели права отказать в регистрации, это в федеральном законе о профсоюзах № 10 тоже прописано.

И судья в Гагаринском суде сейчас же, не разбираясь, за 10 минут приняла решение отказать. На основании того, что правовая экспертиза в Минюсте является объективным доказательством, а мои доводы не учли совершенно. Сейчас я подаю апелляцию, и мне приходится в очередной раз воевать с этой бюрократической машиной вместо того, чтобы заниматься более насущными делами.

Когда мы получим юридическое лицо, можно будет на совершенно официальных правах расширить профком, который сейчас состоит из председателя и секретаря, вашего покорного слуги, доверенными лицами по регионам. Это дает привилегии в получении информации по трудовым вопросам и в том, чтобы контролировать, что выходит из-под дирекции, как с этим бороться и как с этим жить. О многих приказах, которые дирекция издает, мы узнаем в последнюю очередь, когда все уже принято и введено в действие. И по факту нет уже никакой возможности это обжаловать.

Например,в прошлом году получилось так, что тарифную ставку подняли, но убрали кучу доплат. Нас поставили в известность в декабре, что такое будет. А во что это вылилось, мы узнали уже в апреле, получив мартовскую зарплату. То есть трехмесячный срок на обжалование прошел, и мы по факту ничего не смогли предпринять.

Какие цели и принципы у профсоюза

Это прописано в федеральном законе о профсоюзах: приоритетом всей его деятельности должны быть интересы трудящихся. Соответственно, это права водителей трамвая при работе на линии и при общении с начальством, здравоохранением, другими структурами.

Среди старых совковых профсоюзников бытует мнение, что профсоюз должен входить в нечто более большое. У нас официальный профсоюз работников автомобильно-дорожного хозяйства — головной, горком. И они считают, что у нас так же должно быть. И Минюст точно так же считает. Но это же неправильно. Это вмешательство в деятельность профсоюза, а оно федеральным законом запрещено. И приходится зубы показывать, хотя можно все сделать спокойно и культурно. Очень много людей некомпетентных в этом деле, и приходится самому грызть этот гранит. Я самостоятельно и все законы изучил, и международные договоры России.

О других профсоюзах водителей трамваев мне неизвестно; их просто нет.

Это дело чести — сделать так, чтобы все было четко по законодательству, и чтобы водители чувствовали себя защищенными. Я бы уже давно сменил эту работу — я как техник-электронщик смогу себе найти другую в случае чего. Но это дело чести: то, что мне отец черканул в свое время адрес депо и я пришел сюда работать.

Сейчас я фотографирую наряды и буду анализировать это в электронном виде. Заодно решу программную часть на моем сайте — чтобы водитель мог забить свои данные по зарплате: тарифу, времени, чтобы посчитать, правильно ли зачислила бухгалтерия ему зарплату соответственно условиям, выставленным в приказе об оплате труда. Эти приказы известны, и я сейчас работаю в этом направлении.

Четыре маршрута отменили, доплаты водителям не делают, а зарплатный фонд выделяется тот же самый. Вот я и думаю — без юрлица тут действительно делать нечего. Я не могу даже бухгалтерскую документацию затребовать.

Я просто потихонечку коплю это все. Они не понимают, что они делают. Ну а всему же приходит конец. Рано или поздно всему этому придет конец. Я думаю, что я этого добьюсь.

util