9 Октября 2014, 15:00

Дмитрий Ишевский может стать третьим фигурантом «болотного дела», согласившимся на особый порядок

9 октября в Замоскворецком районном суде Москвы пройдут предварительные слушания по делу Дмитрия Ишевского, на сегодняшний день — последнего обвиняемого по «болотному делу», в отношении которого еще не вынесен приговор

31-летний Ишевский был задержан 27 мая 2014 года; на следующий день его арестовали. Он обвиняется по части 2 статьи 212 («участие в массовых беспорядках», максимальное наказание — до восьми лет лишения свободы) и части 1 статьи 318 УК («применение насилия в отношении представителя власти», наказание — до пяти лет лишения свободы). По информации члена ОНК по Москве Зои Световой, посещавшей арестанта в СИЗО № 5 («Водник»), тот был готов признать свою вину и согласиться на особый порядок рассмотрения дела. Адвокат Дмитрий Дубровин, представляющий интересы Ишевского, отказался комментировать эту информацию, сославшись на просьбу своего подзащитного. Вместе с тем Дубровин допускает, что «дело будет рассмотрено по существу» уже сегодня.

«Я думаю, будет не предварительное слушание; думаю, сегодня дело будет рассмотрено по существу», — сказал адвокат Открытой России. Особый порядок рассмотрения уголовных дел подразумевает признание обвиняемым своей вины; суд, со своей стороны, с согласия потерпевших и гособвинения отказывается от исследования материалов дела и допроса свидетелей; наказание при особом порядке не может составлять более 2/3 максимального срока, предусмотренного соответствующей статьей УК.

«При особом порядке указывается, что подсудимый совершил преступление не с конкретными подельниками (фамилии других людей не указываются), — говорится просто о группе лиц. Если есть какое-то большое уголовное дело в отношении нескольких человек, и кто-то из обвиняемых пошел на особый порядок, его дело выделяется в отдельное производство. Если человек в особом порядке признал вину,

приговор, постановленный в особом порядке, не может быть использован в качестве основания для обвинения кого-то еще,

именно потому, что там не исследуются доказательства по делу», — объяснил Открытой России адвокат Сергей Панченко, защищавший другого фигуранта «болотного дела» — Степана Зимина.

Ранее Ишевский своей вины не признавал. «Я — военный офицер. Я такую лажу ни за что подписывать не буду. Отсижу лучше!» — цитировал «Росузник» его слова, сказанные во время допроса в Следственном комитете.

По версии следствия, Ишевский «неоднократно поднимал с асфальта неустановленные предметы, в том числе твердой формы, бросал в неустановленных сотрудников полиции».

Один из таких предметов якобы попал «в область головы» сотруднику Центра специального назначения по фамилии Буданцев. Также следствие полагает, что Ишевский, препятствуя задержанию, схватил обеими руками шлем сотрудника Шашкова, потянул его на себя и сорвал, из-за чего Шашков упал на землю и испытал боль. Опознал Ишевского свидетель и сотрудник полиции Нарыков. Обвиняемый не является политическим активистом; по словам его жены Марии, на Болотную площадь он пошел, руководствуясь своей гражданской позицией.

«Никаких взглядов он не придерживался. У него была гражданская позиция пойти (на акцию протеста. — Открытая Россия), и чтобы его посчитали там, на митинге: еще один человек», — рассказывала она журналистам. Ишевский окончил военное училище, служил в армии и вышел в отставку в звании старшего лейтенанта. Затем он окончил курсы бортпроводников и работал воспитателем в кадетском корпусе. Болеет за футбольный клуб «Динамо».

В так называемой третьей волне «болотного дела» кроме Ишевского фигурировали активистка движения «Весна» Полина Стронгина из Санкт-Петербурга и лидер движения «Альтернатива» Олег Мельников, но они обвинялись только по статье 212 и подпали под амнистию, приуроченную к 20-летию Конституции. Мельников впоследствии примкнул к вооруженным формированиям самопровозглашенной ДНР.

«Болотное дело» — политический процесс о «массовых беспорядках», в которые, по версии следствия, вылилась массовая согласованная акция оппозиции 6 мая 2012 года на Болотной площади. Защита фигурантов дела настаивает, что столкновения полицейских с демонстрантами на Болотной не имели квалифицирующих признаков массовых беспорядков, описанных в статье 212 УК: они не сопровождались «погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ». Организаторами событий на Болотной Мосгорсуд признал Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева; оба получили по четыре с половиной года колонии. В августе этого года Замоскворецкий суд приговорил четверых обвиняемых по делу к срокам от 3 лет условно до 3,5 лет колонии; ранее, в феврале, еще восемь человек получили от 3 лет 3 месяцев условно до 4 лет колонии. Амнистированы были более десяти человек, дела признавших свою вину Максима Лузянина и Константина Лебедева были рассмотрены в особом порядке. Еще один обвиняемый Михаил Косенко был приговорен к принудительному лечению в психиатрическом стационаре.

«Расследование уголовных дел в отношении остальных участников преступления продолжается», — отмечается на сайте Генпрокуратуры.

По данным Судебного департамента, в 2013 году из 943 939 рассмотренных судами России уголовных дел 591 529 (62,66%) были рассмотрены в особом порядке.

util