9 Октября 2014, 10:15

«Украина годится только в качестве перевалочного пункта, если у человека нет загранпаспорта»

6 октября стало известно, что Украина отказала в политическом убежище российскому оппозиционному активисту Владимиру Малышеву, который провел несколько месяцев среди протестующих на Майдане. Для многих этот отказ стал неожиданностью. Журналист Дженни Курпен, уехавшая из России в Украину в 2012 году и на протяжении полутора лет безуспешно добивавшаяся там статуса беженца, объясняет, почему отношение украинских властей к политэмигрантам не изменилось после победы революции и не изменится в обозримом будущем.

— Я не могу сказать о личности и истории Владимира Малышева ничего большего, чем он рассказывает о себе сам в своем блоге, и мне также не известна его активистская биография настолько хорошо, чтобы делать достоверный прогноз о возможных проблемах, которые его ждут в России. Но если он рассчитывал, что после полугода жизни на Майдане у него появится основание получить убежище в Украине, — это было его ошибкой. Так это не работает. Кроме того, те сроки, в которые Владимир получил отказ и принял решение вернуться в Россию, говорят о том, что он не исчерпал возможности процедуры и не стал обжаловать отказ ни в одной из трех судебных инстанций, а также в ЕСПЧ.

В последний раз гражданам России удалось получить статус беженца в Украине при президенте Викторе Ющенко, в 2007 году — это были в прошлом активисты НБП Ольга Кудрина, Михаил Ганган, Анна Плосконосова. Ющенко в тот период был очень расположен к российской оппозиции и государство довольно охотно давало тогда статусы беженца. Когда к власти пришел Янукович, организация УВКБ ООН оценила ситуацию как небезопасную, и этим людям было предложено переселение в третьи страны. Михаил Ганган и Анна Плосконосова согласились, они переехали в США.

При Януковиче ситуация с российскими беженцами резко изменилась по понятным причинам. С тех пор россияне получают автоматический отказ. Украина годится только в качестве перевалочного пункта в том случае, если у человека нет загранпаспорта или визы для того, чтобы выехать на Запад. Пытаться использовать ее в качестве места постоянного убежища — ошибочно. Украина — это место, куда едут люди, у которых нет возможности уехать в другую страну.

Сколько еще времени продолжится ситуация, при которой Украина будет таким перевалочным пунктом, я не знаю. В связи с нынешними отношениями между Украиной и Россией это положение дел может измениться, и тогда странами, годящимися в качестве перевалочного пункта, останутся, например, Казахстан и Киргизия. Думаю, что никаких особых иллюзий по поводу положения в этих странах испытывать также не следует. Что касается Белоруссии, то в связи с тем, что она сосуществует с Россией в формате Союзного государства, между этими странами действует упрощенная процедура депортации и экстрадиции в Россию, так что и Белоруссия не годится.

Люди, увидевшие в Украине страну, идеальную для убежища, в массе своей не пытаются анализировать и не выстраивают собственную грамотную стратегию, не говоря уже о понимании политической ситуации в этой стране. Многие считают, что ситуация в Украине изменилась, и кого-то интересует там их позиция по отношению к российско-украинскому конфликту, их отношение к Владимиру Путину и к российской власти. На самом деле это никого не волнует, но зато есть понимание того, что у Украины нет средств на свою армию и свою социальную политику, на восстановление уничтоженной в конфликте инфраструктуры, и уже поэтому содержать у себя посторонних людей, которые, к тому же, приехали из страны, которая на них напала, они не особо хотят, да и не могут.

Кроме того, ни один человек в структурах исполнительной власти, который решает вопрос о предоставлении убежища, не подвергся никакой люстрации: это те же лица, что и при Януковиче. И нет ни одной предпосылки для того, чтобы эта ситуация как-то поменялась. В то же время я знаю, что известная украинская правозащитная организация «Без границ» потратила много времени и сил, чтобы постараться переломить эту ситуацию на уровне Государственной миграционной службы, но это не так просто и не решаемо в один ход.

К тому же никто не осознает, что гуманитарные, правозащитные организации, которые в мирное время занимались проблемами беженцев, оказывали посильную юридическую и прочую поддержку, вплоть до бытовой — они сейчас заняты другим. Все силы брошены на внутреннюю миграцию, нужно заниматься беженцами с Донбасса и из Крыма. Количество этих беженцев такое, что сейчас не до иммигрантов из России.

Насколько я представляю себе внутреннюю украинскую ситуацию (а я жила там в различные периоды, при разной власти, довольно длительное время), люди украинской политической сцены — это абсолютно рациональные люди. Они мыслят категориями целесообразности, и такой целесообразности в предоставлении российским оппозиционерам статуса беженцев на данном этапе просто нет. Бесполезны попытки видеть в украинцах «братский народ» — у них реально другой менталитет, другие представления о национальных интересах. Положение российских беженцев в Украине может быть разменной монетой в большой политической игре с Москвой, но сами по себе политбеженцы не являются какой-то ценностью.

Конечно, можно приехать в Украину и не подавать документы на получение статуса беженца. Но пребывание на территории Украины регламентируется законом, человек не может просто приехать и остаться. Нужно зарегистрироваться, без регистрации там можно находиться лишь 90 дней. Когда 90-дневный срок законного пребывания на территории без регистрации подходит к концу, человеку нужно пересечь границу и въехать снова, чтобы отсчет 90 дней начался заново.

Но если у человека есть в России уголовное дело, и его розыскное дело перешло из федерального на международный уровень, а его данные попали в базу Интерпола, то Украина не имеет ни малейших оснований держать этого человека на своей территории. Такого рода поводы к еще большему ухудшению отношений с Россией украинцам абсолютно не интересны.

При наличии уголовных дел запрос на предоставление убежища — единственное, что позволяет законно избежать экстрадиции. Пока ты находишься в процедуре рассмотрения просьбы об убежище, ты не можешь быть выслан. Эта процедура длится от 18 месяцев.

util