9 Октября 2014, 18:00

Расшифровка прямого эфира Льва Шлосберга от 9 октября 2014 года. Часть вторая

Часть первая

Еще один вопрос. Это вопрос Леонида Троицкого: «Как вы относитесь к тезису ведущей идеологии в обществе? Не ее ли отсутствие породило таких многочисленных зомби с их имперскими амбициями и гипертрофированным национализмом? Куда должен направляться такой идеологический вектор? Только лишь на западные идеалы демократии?»

Далее — с уважением...Леонид, величайшая ошибка заключается в том, что у государства должна быть идеология. У государства должна быть политика, идеология должна быть у партии. Это может быть идеология социалистическая, идеология консервативная, либеральная, социал-демократическая, даже националистическая, потому что есть так называемые национал-демократические силы, которые находятся в рамках того спектра, который может находиться в рамках выбранной системы, не представляя из себя экстремистскую угрозу для людей и для государства. И такие партии существуют, и в рамках культуры они естественны во многих странах. А как только появляется господствующая идеология — именно идеология, — которая становится государственной идеологией, так мы получаем Советский Союз.

Вот сейчас мы с вами присутствуем при окончательном распаде Советского Союза. По нашей наивности нам казалось, что в начале 90-х годов, на рубеже перехода от СССР к Российской Федерации, состоялся распад Советского Союза. Территориальный распад состоялся, а политического разложения не состоялось, потому что Советский Союз выжил, реинкарнировался, и то, что построено в Российской Федерации в период после 1999 года — это касается и устройства политической системы, и прав монопольной партии, и появления человека, с которым персонифицируется вся полнота власти в государстве, фактически полнота власти, сопоставимая с императором...

Кстати говоря, я бы всячески приветствовал появления в России проявлений таких политических сил как монархисты и конституционные демократы — все взгляды, все подходы к государственному устройству России должны быть представлены. И вот когда после 2000 года появилась действующая система власти, она как раз попыталась ввести новую идеологию, но это оказалась идеология тотальной лояльности к власти. Вся идеология «Единой России», все, что вокруг нее — это идеология «припасть к власти и быть ей лояльным». Ведь не случайно «Единую Россию» прозвали партией власти. Эта кличка имеет свои истоки вот в таком подходе в оценке отношений гражданина и власти.

Я думаю, что нам нужно всячески поддерживать идеологическое многообразие, политическую дискуссию. Кстати говоря, единственным способом мирного реформирования России в 1917 году была бы конституционная монархия. Но к этой идее оказались не готовы ни императорская семья — если вы помните, Николай II последовательно разгонял Думы, они казались ему слишком народными, слишком вольнодумными, и он брезговал Думой и старался не общаться с депутатами. В итоге все завершилось колоссальной трагедией, в том числе для Николая Александровича II и его семьи. Это очень тяжелый и драматический урок истории. Но вот это была единственная альтернатива революции.

Если бы Россия еще в конце 90-х годов, я имею в виду 90-х годов предшествующего века, XIX века, после земской реформы, которая была достаточно интересной и перспективной для России, если бы тогда пошли политические свободы, если бы тогда была создана конституционная монархия, в России появился бы парламент... Все это нужно было делать после ликвидации крепостного права, все это растянулось бы на десятки лет, но к концу XIX века Россия была бы современным, динамичным государством, и риск революции был бы снижен намного. Этого не произошло, к величайшему сожалению, власть оказалась без власти. Здесь, у нас в Пскове, Николай Александрович II под давлением части военного командования и своего собственного внутреннего состояния отрекся от престола государства Российского в пользу своего брата, брат отказался принимать власть, власть упала на землю — и подобрали ее бандиты, более известные как большевики. Для того, чтобы таких ситуаций не повторялось, не возникало, нужна обязательно система политического многообразия, и эта система — единственная, которая может удержать страну от сползания к катастрофе.

Вопрос от Алены Голубевой: «Не охватывает ли меня отчаяние оттого, что мы одиноки, мы донкихоты в море равнодушия, конформизма народа и цинизма властей предержащих?» Там дальше все это развивается в не менее драматичных формулах — народ спит, и так далее...

Ну, с одной стороны — народ заслуживает то правительство... и дальше все знают. В этой фразе есть вторая часть, менее известная — не весь народ заслуживает это правительство.

Вот я исхожу из того, что не весь народ заслуживает правительство, которое сейчас оказалось у власти в России.

Отчаяние вообще, по христианскому мироощущению и мировоззрению, является одним из грехов, поэтому вне зависимости от того, воцерковленные вы люди или светские (я, допустим, светский человек), нельзя поддаваться отчаянию, это неправильно. Отчаяние разрушает человека, лишает его сил, а нам сейчас очень нужно терпение и спокойствие.

Нельзя ненавидеть народ, надо понимать, что вот эта вот машина, совершенно нечеловеческая, варварская машина, в которую превратилось российское государство, она переработала народ в то состояние, в котором большая часть людей сейчас действительно находится. Но, безусловно, каждый человек отвечает за свое личное состояние, в котором он находится, но нужно понимать, что государство внесло в это колоссальный вклад. Колоссальный. Можно провести весьма обычное (сейчас, к сожалению, уже обычное) сравнение с периодом, который был в Германии в 30-х годах, когда комплекс неполноценности огромной страны, огромной европейской страны, после поражения в Первой мировой войне, так называемый комплекс вагончика в Компьенском лесу, привел к тому, что народ захотел возродиться вот такой страшной ценой, через завоевание других народов).

Поэтому когда сейчас значительная часть общества кричит: «Распни Украину и возьми ее» — это связано, в такой вот ужасной форме выходят обиды и оскорбления людей за то, что произошло с ними и со страной, в том числе и в 90-е годы, когда чаяния людей не оправдались, их имущество было разрушено, их деньги превратились в пыль, уважение к личности было существенно снижено, и многие люди многое потеряли, уже не говоря о том, что многие потеряли жизнь.

Нужно терпеливо относиться к этой ситуации и понимать, что в народе существует код самовозрождения, он есть в любом народе. Да, этот код можно заглушить, сегодня российскими властями он всячески заглушается, потому что вся эта псевдопатриотическая истерия, которая хлещет отовсюду, она не может быть признана возрождением народа. Но, во всяком случае, я могу сказать, что сейчас от нас требуется большое терпение, и поддаваться отчаянию мы, конечно же, не должны.

Вопрос от Антон Антон: «Не кажется ли вам, что время, когда можно было надеяться поменять систему изнутри прошло?»

Так я не предлагаю менять систему изнутри, выборы — это смена власти снаружи, выборы — это смена власти народом. Так что, безусловно, вот так, как я себя чувствую сейчас в российском государственном устройстве, будучи одним из сорока четырех депутатов областного собрания и оказываясь в некоторых ситуациях действительно в полном одиночестве — да, у меня нет рычага изменить эту систему. Я в ней сложно существую, я нахожусь с ней в ультимативном конфликте, мы с ней враждуем, и это видно.

Очень сложно в такой ситуации продвигать положительную законодательную инициативу и добиваться чего-то депутатскими запросами. Это трудно. Это действительно очень трудно. Но хочу вам сказать, что через выборы — это не смена системы изнутри, это смена системы снаружи через общественные усилия.

Мне подсказывают, что нужно посмотреть выше. Вопрос: «Когда уйдет Путин?»

На вопрос «когда уйдет Путин?» ответа нет. При сегодняшнем устройстве власти Владимир Владимирович Путин будет управлять Россией столько сроков, сколько он захочет. Дело заключается в том, что объективная политика Владимира Владимировича Путина сегодня входит в противоречие с коренными, подлинными интересами десятков миллионов людей — в том числе в элите, в том числе рядовых, простых людей, в том числе тех людей, кто не хочет ходить по улицам, оглядываясь, чтобы его назвали шпионом, тех, кто хочет свободно ездить по миру, свободно принимать гостей, свободно заниматься своим бизнесом и понимать, что у него не отнимут этот бизнес, и не важно, будет ли это авторемонтная мастерская или крупнейшая в России нефтяная компания, когда будут гарантированы права собственности.

И вот учитывая то, что Владимир Владимирович очень долго находится на вершине российской власти, я, допустим, убежден, что десять лет — два срока — во главе государства более чем достаточно для любого политического деятеля, ведь у человека исчерпывается внутренний ресурс. И к информации, и к каким-либо действиям по продолжению своих усилий. Десять лет во главе такой страны, как Россия, любой страны — это за сто лет должно уйти. Отработал десять лет — поклон тебе, уступи место, пусть придет следующий реальный руководитель. Не человек, который будет греть для тебя мягкое кресло, чтобы ты вернулся туда через четыре года или пять лет, а человек, который будет работать, понимая, что он — самостоятельный президент России, глава государства. Вот я думаю, что пример Владимира Владимировича Путина показывает, насколько опасна несменяемость власти, насколько человек находится уже в плену той картины мира, которая у него сформировалась годами. Эта картина никогда не изменится.

Может быть, в ближайшем окружении Путина найдутся люди, которые смогут сказать ему: «Владимир Владимирович, что-то все-таки идет не так, куда-то не в ту сторону движется наше государство, наша страна».

Безусловно, политические конкуренты Путина в России есть, но для того, чтобы эти люди могли прийти к власти, возвращаемся к пункту первому — к честными выборам. Нужно требовать честных выборов везде, на любом уровне. Будут честные выборы — сменится власть. Все.

Вопрос Оксаны Князьковой: «В 90-е в России верили, что нужно реформировать экономику, а остальное получится само собой — не получилось. В 2011–12 годах верили, что достаточно провести честные выборы — пожалуйста, в Екатеринбурге выбрали Ройзмана, в Москве допустили Навального, и опять ничего не изменилось. Как вы считаете, с чего нужно начинать, что нужно в России изменить, чтобы следом изменилось все остальное?»

Уважаемая Оксана, в Екатеринбурге Ройзмана не столько выбрали, сколько он прорвался через заградительную избирательную систему — чудом, несколькими процентами. И чувствует сейчас себя — насколько я вижу из Пскова происходящее в Екатеринбурге — очень тревожно и очень сложно, потому что он не глава исполнительной власти, он не избранный на прямых выборах глава администрации Екатеринбурга, он глава представительного органа Екатеринбургской Думы. Есть такой способ в 131 законе избирать главу муниципального образования, который является главой представительного органа, то есть у него есть представительная власть, но у него нет исполнительной власти. Поэтому сказать, что это какое-то кардинальное изменение ситуации в огромном городе, столице Урала, нельзя.

Что касается допуска Навального — это что, называется «честными выборами»«? Бросить человеку подписи как кость, допустить на выборы, а потом намухлевать со вторыми туром. Какие честные выборы?

Когда я говорю о честных выборах, я имею в виду, в первую очередь, честные выборы в федеральные органы власти. Сегодня масса полномочий, компетенция органов власти такова, что у нас вектор принятия решений вернулся в Москву. Попытка децентрализации власти, которая была предпринята в 90-е годы, провалилась из-за экономической нищеты и ошибок по целому ряду экономических и социальных вопросов. Все вернулось в Москву. Сейчас для того, чтобы изменить ситуацию в стране, нужен будет пример реформирования федеральных органов власти. То есть в первую очередь нужны честные выборы депутатов Государственной Думы, нужно возвращать выборы членов Совета Федерации, нужно честно избирать президента.

Нужно, безусловно, возвращать честные выборы губернаторов — их не было ни одних. В течение осени этого года тридцать избирательных компаний прошло по выборами губернаторов. Многие губернаторы из тех, кто одержал верх, они победили бы, но не с таким счетом, как если бы это были бы честные выборы. А если бы честная политическая система, открытость СМИ, доступ всех политиков к обществу существовали бы до этих выборов, допустим, два года — вот, все то время, которое прошло с возврата губернаторских выборов, с 2012 по 2014 год, мы с вами получили бы во многих регионах других губернаторов. Вся политическая системы должна работать на политическую конкуренцию.

Вопрос Юры Яц: «Почему обществу не рассказывают, что такое фашизм, чем характеризуется, отличается от других идеологий на основании научных трудов (приводятся конкретные имена)? Людям надо объяснять! Это же касается консерватизма, либерализма, патриотизма?»

Юра, все очень просто — если рассказывать людям, что такое идеология, в стране появится многопартийность. Это, я вам скажу, страшное дело — рассказывать людям, чем одна идеология отличается от другой: люди найдут для себя ту идеологию, которая им близка, и станут искать ту партию, которая будет выражать эту идеологию. А что касается фашизма... Вы знаете, есть книга, по которой можно изучить, что такое фашизм — это материалы Нюрнбергского процесса. Вот этого достаточно. Вот то, что я сделал бы обязательной книгой для чтения в вузах (детям это давать читать нельзя, детская психика не предназначена для такого рода чтения), но ни один выпускник в России с высшим образованием не должен получать диплома о высшем образовании, не прочитав материалов Нюрнбергского процесса. И не будет поддержки фашистов в России.

Еще есть вопрос, спрашивает Светлана Польская: «Нынешние региональные власти не способны развивать свои регионы (причины не озвучиваю) — да, я согласен, Светлана, причины понятны, — качество жизни в городах не улучшается годами. По крайне мере, я давно не слышала положительных историй. Скажите, в принципе возможно ли сегодня привлечь региональные власти к реализации независимых проектов, если ты не обладаешь знакомством там или блатом?» И далее ссылка на свой отрицательный опыт.

Вы знаете, очень интересный вопрос, один из самых интересных. Большое спасибо, Светалана. Я могу сказать: сегодня из властей, относительно близких людям, региональные власти являются единственными, кто насыщен хоть какими-то полномочиями и деньгами. Но при этом, зная как депутат Псковского областного собрания депутатов бюджет Псковской области, я могу сказать — две трети бюджета Псковской области сегодня — это заработная плата работников социальной сферы, всевозможные пособия, выплаты и доплаты. Это катастрофа. С точки зрения экономического развития, с точки зрения движения региона вперед, когда две трети денег уходит на оплату труда и связанные с этим выплаты, это значит, что денег для развития нет. Но, тем не менее, губернатор, обладая полнотой информации, понимая устройство власти на уровне региона, может поддерживать проекты. Иногда это не связано даже с деньгами, иногда нужно просто помочь административно, иногда нужно где-то ввести для важного бизнеса, производственного бизнеса, льготу по налогам, дать отсрочку по местным налогам — я имею ввиду областные налоги.

Это очень точечная работа, она должна вестись. Если она ведется честно и открыто — это лучшее противодействие коррупции, которая, безусловно, очень укоренена в нашей стране.

Вот один из примеров. Есть возможность объявить какой-то строительный проект приоритетным инвестиционным проектом, и всю землю, которая под него предназначена (а цена этой земли — сотни миллионов рублей), без конкурса отдать конкретной компании, которая заявилась с таким проектом. Потом выясняется, что это ближайшие знакомые, связанные с губернатором. Таких случаев очень много.

Я думаю, что в случае появления в России независимых сильных губернаторов, которые рано или поздно появятся, они уцепятся за активных людей, которые готовы привносить свои интеллектуальные и финансовые ресурсы на территорию, потому что один из важнейших принципов федерализма — это межрегиональная конкуренция. Регионы борются между собой за деньги, за мозги, за людей, за проекты, и для таких регионов, как Псковская область и для очень многих регионов Европейской части России, да и не только Европейской части России, возможность вот этой межрегиональной конкуренции не за нищие копейки из бюджета, а именно быть привлекательным регионом для идей, для проектов, для производств, для предпринимателей. Это очень правильный путь. Я думаю, что без этого федерализм невозможен, но мы с вами понимаем, что сейчас, к сожалению, наше государство называется Российская Федерация, оно сегодня одно из самых унитарных государств в мире, учитывая фактические и политические обстоятельства. Если эта унитарность — псевдоунитарность, на самом деле — уйдет и вернется реальный федерализм нашими общими усилиями, то тогда такие иные люди с другим подходом к этим творческим идеям во главе регионов будут востребованы.

Дальше идет ссылка Евгения Ендергина: «На моем любимом сайте „Грани“ постоянно идет спор о том, кто виноват в сложившейся в России ситуации: Путин или общество, его избравшее. Как вы считаете — кто? Или есть третья сила под названием „система“?»

Ну, что могу сказать... что было раньше: курица или яйцо? Есть предположение, что Господь Бог создал и то, и другое одновременно, а потом они как-то поменялись местами. Вы знаете, это все взаимосвязано. Безусловно, Путин отвечает представлениям о властителе значительной части общества, это общество продолжает воспроизводить — в том числе, на выборах — такое отношения к власти и такое отношение к лидеру. При этом растет другая часть общества, которая критично относится к таком способу правления, к такому устройству общества и к такому отношению к людям и обществу. Соответственно, эта часть должна расти, становиться больше, выигрывать выборы, приводить к власти на честных выборах честных людей, которые смогут, в том числе, возглавить Россию — и тогда изменится ситуация. Я могу вам сказать совершенно искренне: безусловно, трудно дать ответ на вопрос «Что делать?» без вопроса «Кто виноват?», но если всю дорогу задать вопрос «Кто виноват?»...

Давайте вот соберем сто миллионов избирателей России и спросим: «Ну, бандерлоги, кто из вас это сделал?» Это будет ужасно. В этом не будет никакого завтрашнего дня, совершенно никакого. Нужно говорить с людьми, нужно объяснять — ну, смотрите, что происходит; смотрите, что делается, пожалуйста, когда вы идете на выборы, принимайте решение. Вспомните вот это, подумайте об этом.

Я только что, две недели назад, увидел проект федерального бюджета России на 2015 и последующие годы. Это бюджет войны. Это бюджет, в котором на треть увеличиваются военные расходы; бюджет, где на 20% сокращаются расходы на здравоохранение; более, чем на 5% — расходы на образование; на 70% — расходы на ЖКХ.

Ну так давайте рассказывать людям: уважаемые господа, вы же голосовали за эту партию, за этого президента, вы поддерживаете это правительство, давайте посмотрим, что происходит. Вот в Псковской области комитетам и управлениям, которые готовят бюджетный проект областной, дано указание найти ресурсы, и у каждого из этих госорганов идет сокращение расходов на 25%. Можете себе представить, что это такое в Псковской области, где две трети денег уходит на зарплату, на 25% сократить расходы? Ну, все — останется только зарплата, и больше ничего не будет. Поэтому не нужно обязательно искать ответа на вопрос «Кто виноват?». Суд отвечает на вопрос «Кто виноват?». Политики должны отвечать на вопрос «Что делать?». Когда вы находите ответ на вопрос «Что делать?», у вас становится меньше виноватых. Это очень важно.

Вопрос от Ланы Кучак: «Вера в сильную власть, признание авторитета — в национальном сознании русского народа. Поэтому большинство сейчас поддерживает Путина. Имиджмейкеры с помощью пропаганды создали в сознании народа образ сильной личности, хорошо зная психологию русского человека. Можно ли изменить менталитет русского народа, если вся история России и русского народа — это история монархии в том или ином виде?»

Лана, хочу вам сказать, что вся история Европы — это история монархии в том или ином виде. Страшно сказать — там и сегодня есть замечательные государства с развитой конституционной монархией. Давайте посмотрим на Данию, давайте посмотрим на Швецию, давайте посмотрим на Норвегию, посмотрим на Великобританию, посмотрим на Испанию. Что, не монархии? Монархии. Конституционные монархии. Думаете, Франция счастлива только оттого, что они сбросили своих Людовиков? Нет. Ничуть. Поэтому я могу сказать — ситуация с монархическими корнями России не является никаким препятствием для демократического развития России в XX или XXI веке. Не является. Да, культ сильной личности важен в большой стране. В любой большой стране будет развит культ сильной личности, потому что существует у народа страх потери пространства, страх потери территории. На этом основывается культ сильной личности. Но вы знаете, можно разными способами удерживать территорию. Сегодня они удерживаются палкой, будучи в нищете. Вот просто в нищете. Псковская область нищенствует — с точки зрения расходов на душу населения (социальных расходов) из одиннадцати регионов Северо-запада на последнем месте по расходам на одного человека из бюджета.

В таком состоянии люди будут искать выход, и если им предлагают альтернативу, связанную с большей самостоятельностью, с усилением прав регионов, с возможность привлекать самостоятельные экономические ресурсы, с расширением этих возможностей, это будет постепенно выправляться.

Да, большая беда с тем, что в России не было в истории — здесь вы правы — успешных демократических правителей. Не было. Не появились. Могли появиться в начале ХХ века. Не получилось. Могли появиться в конце ХХ века. Не получилось, у Бориса Николаевича Ельцина не получилось, а другие не смогли выиграть выборы в тех условиях, которые были. Но это не означает, что не нужно двигаться в эту сторону.

Вот мне подсказывают, что нужно еще немножко подняться наверх, пусть мне подскажут имя того, кто спрашивает... Ага, вижу вопрос, Лилия Бови: «Есть у Вас единомышленники среди коллег-депутатов? Если таковые наличествуют, есть ли надежда на увеличение их количества? И вообще, Ваши коллеги знают о существовании захоронений, если знают, то какова их реакция?»

Уважаемая Лилия, во-первых, у нас наличествует столько депутатов, сколько избрал псковский народ 4 декабря 2011 года. Вот от «Яблока» прошел один депутат. Я. От «Единой России» прошло двадцать семь человек. От коммунистов прошло девять человек. От «Справедливой России» прошло четыре человека. От ЛДПР прошло три человека. Вот такой наш псковский парламент. Поэтому изменения «наличностей» в псковском парламенте, российском парламенте, новгородском, московском, петербургском — это вопрос следующих выборов. Будет больше нас — будет больше единомышленников. Конечно, всё знают коллеги, среди них большая часть людей обладает реальной информацией. Но коллеги услышали, коллеги поняли, что об этом сейчас не приветствуется говорить. Кроме того, на моем примере очень наглядно можно показать, как не приветствуется говорить на эти темы, чего не нужно касаться, на какие вопросы не нужно обращать внимания, и желательно их вообще не задавать ни в какой форме. Это многих останавливает. Это действительно так. Поэтому сегодня ситуация такова, что в собрании я один. Эта ситуация не печальная сама по себе, потому что одиночество — это когда человек один, а по-человечески я себя одиноким совершенно не чувствую, ни в политическом, ни в личном плане.

Поэтому я могу сказать, что общество может оценить происходящее и принять решение на следующих выборах. Это совершенно нормально.

Слава Нечипорук тут спрашивает меня про то, что в 2010 году был избит журналист Олег Кашин после неудачной шутки о губернаторе Турчаке в интернете. В июле я заявлял об угрозах депутатам — да, это действительно так — которые подписывались за мою кандидатуру, и я сказал, что Турчак уже проиграл, а в конце августа меня избили, а 14 сентября Турчак набрал на выборах губернатора 78%. Вопрос: в связи с чем на меня напали и связано ли это с похоронами десантников.

Вообще, официальные ответы должно давать следствие и суд. Да, у меня есть только одна версия: что после того, когда документально было подтверждено участие российских войск, мы это увидели, к сожалению, в очень печальной ситуации, мне написали письма очень многие люди, и я шел на эти похороны, потому что мне написали очень близкие этим погибшим военнослужащие, кого я лично знаю, и они попросили меня прийти и рассказать об этом, потому что были возмущены тем, как тайно воюет армия и как тайно хоронит своих погибших.

Та реакция, которая случилась, физическая реакция, связанная с моим избиением, я уверен, она связана именно с этим. И я все эти доводы изложил не только в выступлениях и каких-то репликах, я сказал об этом следствию. Все это зафиксировано и запротоколировано, дальше должны искать. Найдут или нет — там будет видно. Я не могу сказать, что избиение Олега Кашина в 2010 году и мое избиение в 2014 году организовали одни и те же люди — скорее всего, разные. Я думаю, что это разные люди.

Мне подсказывают, что есть вопрос про коалицию демократических сил, но я его не вижу. Не вижу, хоть мне и говорят, что он есть. Я попробую на него ответить. Понимаете, коалиция демократических сил...

Политическая партия, согласно российскому закону, может выдвигать только представителей своей партии либо беспартийных. Соответственно, в том случае, если член какой-либо партии готов пойти по списку другой партии или быть выдвинут в одномандатном округе, он должен выйти из своей партии и расстаться с ней. Это может быть для людей большой этической проблемой и, на самом деле, такой проблемой является.

Вопрос очень интересный, от Натальи Калининой: «Что особенно нового принес выборный сезон 2014 года? Какие тенденции усилились, какие, наоборот, ослабли?»

С вашего позволения, я сниму слово «выборный», потому что выборов не было. То, что называется выборами, иначе выглядит. Вообще, 2014 год (мне уже подсказывают, что это будет последний вопрос и последний ответ) — это один из самых драматичных годов в российской политической истории. Это год, который весь пошел не по плану, который весь пошел наперекосяк. В январе невозможно было предположить, что будет в феврале и марте, что будет потом в июне, июле, августе и к чему мы придем к осени. Это год, который вся страна пережила не в соответствии со своими ожиданиями. И это то, что постепенно люди поймут. Оборачиваясь на этот 2014 год, люди увидят год очень трагический, очень больной, очень кровавый, очень несправедливый, очень жестокий. И нам всем нужно думать о том, что случилось, почему этот год стал таким, ведь это венец определенных процессов, он не на пустом месте возник в 2014 году. До него был 2013, 2012, 2011 итак до 90-х годов ХХ века. Это год, в котором жизнь сложилась не так, как планировалось и как хотелось.

Нужно осмысливать этот год, нужно думать, что он нам принес, потому что в каждом печальном знании есть некие важные вещи. Его нужно принять интеллектуально, его нужно обдумать, осмыслить и понять, как жить дальше. Это то, чем мы все будем заниматься все, я думаю, в самое ближайшее время.

Большое вам спасибо.

Видеозапись эфира

util