12 Октября 2014, 22:34

Стратегические цели и тактические задачи российского демократического движения


Расшифровка выступления в Праге на церемонии открытия Форума 2000, 12 октября 2014 года


Дорогие друзья!

Для меня огромная честь выступать на Форуме, одним из основателей которого был выдающийся европейский гуманист и демократ Вацлав Гавел. Двадцать пять лет назад Прага стала столицей «бархатной революции». Но революция никогда не стала бы такой «ласковой», если бы ей не предшествовала великая Пражская весна. Образно говоря, без Гавела и Дубчека никогда не было бы Горбачева таким, каким мы его знаем. Без Горбачева не было бы перестройки. Без перестройки не было бы российской оттепели, которая позволила чешской революции стать «бархатной». Ветер перемен, подувший из Праги в далеком 1968 году, сюда же и вернулся двадцать лет спустя, чтобы мир навсегда стал другим.

Пражская весна заново открыла эпоху диссидентства, сделала героями тех, кто идет не в ногу с другими, кто не боится выступать против агрессивного «сверхбольшинства».

С диссидентством, в свою очередь, неразрывно связана новая глава в истории политических репрессий. За то, чтобы пройти путь от Пражской весны до «бархатной осени коммунизма», многие достойные люди поплатились свободой, а некоторые — и жизнью. Благодаря героизму этих людей диссидентство одержало над тоталитарными режимами не столько политическую, сколько нравственную победу. Это важно помнить, особенно сегодня на фоне событий, происходящих в России, где снова требуется большое мужество для того, чтобы просто не слиться с толпой.

О политических репрессиях в России, о новых российских политических заключенных я буду говорить неустанно. Этому, в частности, будет посвящено мое выступление в Осло через две недели. Но сегодня я хочу поговорить о другом — о стратегии и тактике демократического движения в России на фоне резко ускорившейся деградации политического режима, его сползания в «неототалитаризм».

После эмоционального подъема, которым сопровождалось движение за честные выборы, выросшее из протеста против фальсификации результатов выборов в парламент в 2011 году, в российском демократическом движении наступил спад, возникли растерянность и уныние. В такой обстановке многие люди, испытывающие внутренний дискомфорт от возвращения России обратно в советское прошлое, остаются пассивными наблюдателями и рассчитывают только на падение мировых цен на нефть.

Не то чтобы цены на нефть не могли упасть, — этого как раз исключать нельзя, — но эффект от этого падения может оказаться совсем не тем, как многие втайне рассчитывают.

Несмотря на все испытываемые российской экономикой трудности, ее потенциал и степень диверсификации нельзя недооценивать. Поэтому сидеть, сложа руки, полагая, что изменение мировой рыночной конъюнктуры устранит все политические проблемы и расчистит дорогу для демократии в России, как минимум, опрометчиво. Падение цен на нефть не будет само по себе решающим фактором в деле демократизации России, и никакой новый политический строй сам по себе не установится после обвала биржевых котировок.

В России есть класс, который в принципе заинтересован в демократических преобразованиях и способен проделать необходимую историческую и политическую работу по преобразованию российского общества и государства на демократических началах. Но пока, с политической точки зрения, — это еще «протокласс», который спит могучим политическим сном. Тем не менее его нельзя не замечать: российский капитализм состоит не из одних только «друзей Путина». Есть миллионы независимых предпринимателей, которые вопреки всему поднимают по всей стране свой бизнес, возводя леса новой экономики. Есть десятки миллионов хорошо образованных, крепких профессионалов, из которых формируется шаг за шагом новый «средний класс». Эти люди не занимаются политикой и часто не оставляют политические комментарии в социальных сетях. Эти люди практически, каждый на своем месте, обустраивают огромную страну. Успешно конкурируют на рынках современных технологий, создают торговые сети, строят дома и дороги, короче — заняты делом. Это прообраз российского среднего класса, он еще не родился как класс, но закваска для него уже есть. А значит, есть и предпосылки и для демократии, и для либерализма.

Стратегическая цель состоит в том, чтобы разбудить этот класс к активной политической жизни, помочь ему осознать свои политические интересы и побудить начать действовать как в собственных интересах, так и в интересах всего российского общества, возглавив демократическое движение.

Сегодня главная проблема состоит в том, что надо уметь ставить перед демократическим движением только те политические задачи, которые ему по плечу. Сегодня нам предстоит пройти через полосу препятствий из многих «малых дел». Вроде как заниматься «малыми делами» не с руки — это помогает режиму сохранять остатки легитимности. Конечно, всем нам хочется быстрой победы добра над злом, немедленного разрушения авторитаризма, молниеносного уничтожения коррупции и полного устранения произвола, но нельзя предлагать людям методы, к которым они пока не готовы. Перемены придется выстрадать. Надо создать инфраструктуру гражданского общества, надо политически воспитать класс, которому предстоит стать строителем российской демократии.

Поэтому приоритет сейчас должен быть именно у «малых и скучных дел», с их помощью можно накопить необходимый потенциал для настоящих, а не декоративных перемен.

Почему демократы должны сейчас заняться скучной и часто опасной работой вместо того, чтобы просто сидеть и ждать, когда наступит «последний и решающий бой» с авторитарным режимом? Потому что если не заниматься рутинной демократической работой, если полагаться на мировой кризис и ждать революцию, то ничего хорошего в России все равно не будет.

В принципе, ухудшение мировой экономической конъюнктуры, усиленное действием антироссийских санкций, может в определенный момент спровоцировать в России государственный переворот, наподобие того, который случился в ней почти сто лет тому назад, в 1917 году. Но представляется маловероятным, что таким образом в России возникнет конституционное правовое государство.

В то же время не нужно строить иллюзий по поводу того, что власть расслабится и даст демократам возможность спокойно заниматься этими своими «малыми делами», такими как защита политзаключенных, «безнадежной» борьбы на выборах всех уровней, с целью мобилизации сил гражданского общества. Ни один авторитарный режим не будет спокойно наблюдать за тем, как кто-то воспитывает ему могильщика. А уж в России тем более малые дела повлекут за собой большие неприятности. Поэтому демократам в России придется, по всей видимости, пройти через суровые испытания. На этом пути неизбежно будут и герои, и жертвы, будет давление, будут аресты. Репрессии при определенных условиях могут стать массовыми, если режим почувствует непосредственную угрозу. Потому что этому режиму отступать некуда, он зашел так далеко, что мирная трансформация его во что-то приличное представляется крайне маловероятной. Значит, будет и ожесточение умов и сердец, и к этому надо быть готовыми.

Одна из главных угроз демократическому движению России — разрыв между демократической массой и ее политическим авангардом. Русская история учит нас тому, что чем пассивней себя ведет демократическая основа общества, тем радикальней становится ее политический авангард. Не существует другого пути решить эту проблему, как двигаться им навстречу друг другу. С одной стороны, политический авангард должен учитывать реальное состояние демократической основы общества, понимать ее настроения и степень готовности к переменам. С другой стороны, те миллионы «скрытых демократов», не любящих авторитаризм «в душе» и осуждающих его вслух только на кухне, должны поддерживать и уважать свой политический авангард, тех, кто готов жертвовать обывательским комфортом, своей свободой, а зачастую и жизнью ради достойного будущего России. Да, такие люди порой неудобны, они кажутся обывателю одержимыми, резкими, слишком однозначными и даже несносными. Но без таких людей невозможно движение вперед, они — катализатор перемен. Когда-то Илья Эренбург назвал левый авангард эссенцией современного искусства, которую в чистом виде пить невозможно, но которая в разбавленном виде воплотилась позднее в сотнях выдающихся произведений писателей, художников и композиторов будущих поколений. Сегодняшние правозащитники, политические активисты — это эссенция будущей российской демократии, их борьба заслуживает поддержки и уважения со стороны того класса, действительные интересы которого они мужественно защищают.

Еще одно. Изоляция России существует только в головах тех, кто плотно изолировал себя от реальной жизни «кремлевской стеной». Россия — часть мировой экономической и политической системы, и другие государства, в том числе США и члены Европейского союза, могут оказывать существенное влияние на то, что происходит в России. Только вот этим влиянием надо пользоваться осторожно, потому что результат его иногда может быть далек от прогнозируемого. Это касается и такого мощного инструмента давления на режим, как международные санкции. Их применение, по всей видимости, было неизбежно в ситуации, когда кремлевский режим заявил о себе как о «главном хулигане Европы». Но и увлекаться санкциями нельзя — это очень неоднозначный инструмент, а излишняя изоляция России, особенно в области культуры, может даже оказаться выгодной режиму. Например, визовые ограничения бьют по самосоознанию нарождающегося нового класса, как части единой Европы.

Международная реакция должна быть направлена не против России, а на создание атмосферы морального неприятия для представителей режима, на пресечение экспорта коррупции и беспрецедентного по масштабу отмывания похищенных у российского народа денег. Зачастую для этого нужны не санкции, а действительное неукоснительное следование существующим законам и международным конвенциям, направленным на борьбу с коррупцией и отмыванием денег. Российское демократическое движение нуждается в умном и доброжелательном взаимодействии, а не в противопоставлении Запада и России, и я надеюсь, что европейская общественность, в том числе представленная на этом Форуме, поможет нам организовать такое взаимодействие.

Спасибо за внимание.

util