13 Октября 2014, 16:37

«Вроде бы „учения“ должны закончиться, но у нас нет сигналов на горячую линию»

Во вторник, 14 октября Владимир Путин встретится с членами Совета по правам человека при президенте РФ. Члены СПЧ рассказали Открытой России, о чем они собираются говорить на этой встрече

Сергей Кривенко, директор правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право»:

— Ждем мы от этой встречи, конечно, многого. Совет примерно раз в год встречается с президентом — предыдущая встреча была в сентябре прошлого года, и с тех пор многое изменилось. Коллеги подготовили довольно большой перечень тем и проблем, которые хотелось бы поднять на этой встрече. Это разноуровневые, разномасштабные проблемы. Это и проблема беженцев из Украины, и лесные пожары, и домашнее насилие — все, чем Совет занимался весь этот год. Многие вопросы с разной степенью конкретности будут подняты. Если что-то обсудить не удастся из-за ограниченности встречи по времени, есть возможность передать президенту бумаги. По его словам, он все полученные от СПЧ документы внимательно изучает. Ну, и конечно, будет наверняка поднята главная проблема — проблема безопасности, вопрос о том, как избежать войны.

Элла Полякова, председатель региональной общественно правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга»:

— Будет затронуто много вопросов, поскольку у нас сейчас очень много болевых точек — экология, российское законодательство, правоприменительная практика, состояние гражданского общества и прочее. Обязательно будет поднят вопрос о беженцах из Украины — на эту тему члены СПЧ подготовили доклады. Будут вопросы и по общественным наблюдательным комиссиям за местами принудительного содержания.

Я пока думаю, буду ли я лично поднимать какую-то тему или нет, потому что не знаю, стоит ли трогать больные места — если честно говорить. Смысл какой? Я посмотрю по ситуации.

Мы с Кривенко будем ставить вопрос о российских военнослужащих, погибших согласно документам «неизвестно где» — почему в связи с этим не возбуждают уголовные дела. Здесь целый ряд вопросов, которые до сих пор актуальны.

По погибшим военным наша организация только что отправила еще одно письмо, отталкиваясь от многочисленных публикаций на эту тему. Мы обращаемся с тем же вопросом — почему не возбуждаются уголовные дела?

Сейчас есть тревожные моменты: стоит тишина, люди не обращаются. Вроде бы «учения» должны закончится, и люди должны возвращаться, но у нас нет обращений и сигналов на горячую линию. Интересно, что это такое. Это для нас новая ситуация.

От завтрашней встречи лично я многого не жду, но жду общения с коллегами. Самое главное — это то, что мы делаем на местах вместе с людьми. Самое главное — как люди знают свои права, как они их защищают. Для меня это главное, потому что это меняет всю обстановку в стране.

Игорь Каляпин, председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток»:

— Помимо запланированной президиумом повестки члены Совета имеют возможность задавать прочие вопросы, которые у них имеются, и завтра темы вопросов будут самые разные. Лично я собираюсь поставить вопрос об эффективности работы спецотдела Следственного комитета, который должен расследовать преступления, совершенные должностными лицами правоохранительных органов. Этот спецотдел был создан приказом Александра Бастрыкина два года назад, но он, на мой взгляд, совершенно никак не влияет на правоприменительную практику.

Дело в том, что спецотдел недостаточно обеспечен ресурсами, он имеет совершенно несоразмерное количество штатных единиц — на всю Россию 44 следователя.

Например, возьмем Приволжский федеральный округ, где работает моя организация «Комитет против пыток». ПФО включает 14 субъектов Российской Федерации, там проживает 30 млн человек — одна пятая населения страны. И на такое огромное количество людей — всего два следователя, которые должны расследовать полицейские преступления. Очевидно, что этого недостаточно.

На Москву — восемь следователей. Да, это больше, чем на наш несчастный ПФО, но тоже явно недостаточно.

На мой взгляд, это очень острая проблема — нехватка кадров в очень важном отделе Следственного комитета. В результате полицейские преступления расследуют самые обычные следователи самых обычных районных следственных управлений, и расследуют они их очень плохо.

Я очень надеюсь, что президент даст поручение об изучении сложившейся ситуации, а потом будет увеличен штат этого подразделения СКР за счет сокращения других подразделений. То есть стоит вопрос именно о перераспределении штатной численности, а не о создании новых штатных единиц.

util