24 Октября 2014, 10:00

Георгий Албуров: «Мое уголовное дело — это, безусловно, реакция властей на наш первый #дачинг»

Георгий Албуров и Алексей Навальный. Фото: личная страница Ольги Кузьменко в Facebook

Накануне очередного, уже третьего по счету #дачинга Открытая Россия публикует жизнеутверждающий рассказ Георгия Албурова, сотрудника Фонда борьбы с коррупцией и члена Центрального совета Партии прогресса.

Когда я переезжал в Москву в 2007 году, то и представить не мог, что всего через несколько лет мной будут заниматься целых шесть следователей по особо важным делам Главного следственного управления. В СК есть отдел по борьбе с особо опасными преступлениями против государства и экономики. Вот шесть следователей из этого отдела и занимаются делом о плакате с забора .

Допрос проходит стандартно. Приходится раз пятьдесят произнести фразу: «Я считаю это дело политически мотивированным, и поэтому в соответствии со статьей 51 Конституции РФ я отказываюсь отвечать на этот вопрос, так как считаю, что любой мой ответ будет истолкован против меня». И следователь должен это пятьдесят раз записать. Есть следователи ленивые — они «копипастят» всю фразу. А есть педантичные: ты же живой человек, какие-то слова местами меняешь, чуть иначе формулируешь — такие каждый раз записывают по-новому.

Картина Сергея Сотова «Хороший плохой человек». Источник: @navalny

Конечно, они все прекрасно понимают. Конечно, они читали интервью так называемого потерпевшего, который неоднократно заявлял, что он никакой не потерпевший, что у него ничего не украли, а заявление заставили написать обманом. На стадии ознакомления с уголовным делом нам со следователями много часов предстоит провести вместе. Буду, видимо, им про дачи чиновников рассказывать.

Мое уголовное дело — это, безусловно, реакция властей на наш первый #дачинг.

Когда я только устроился в ФБК, то немного помогал в расследовании по Бастрыкину и его западным активам, потом занимался иностранными дочками Железняка.

Самым первым моим серьезным расследованием стал Пехтин, которым мы занимались вместе с доктором Z. Это интересная, увлекательная, адреналиновая работа, несмотря на то, что все время сидишь за компьютером.

Я понял, что мне очень нравится заниматься расследованиями, стал глубже в них погружаться. Сидел ежедневно по несколько часов — со спутниковыми снимками, реестрами, кадастровыми картами — это все общедоступная информация. Сидел и проверял, кому принадлежат участки и дворцы. Периодически попадались дома бизнесменов, а иногда — дачи чиновников. Интересный момент: примерно в 80% случаев элитные дома в Подмосковье зарегистрированы на каких-то непонятных женщин — как в случае с Неверовым, который записал свой на дом на 74-летнюю тещу из Новокузнецка. Она не «гуглилась» вообще никак, интернет о ней ничего не знал до нас. Так что простор для работы огромный.

Скриншот: 20.navalny.com

Вначале мы нашли дачи Шойгу и Юрия Воробьева, отца губернатора Московской области, ближайшего друга и соратника Сергея Кожугетовича. Дачи у них по соседству. Естественно, у людей такого масштаба и заборы соответствующие. Мы через эти заборы не могли ничего увидеть. Я насмотрелся в интернете роликов про крутые квадрокоптеры и пришел к Навальному: нужно, говорю, 20 тысяч рублей, мы купим квадрокоптер и камеру, одно к другому на скотч прилепим и запустим, чтобы посмотреть через забор. Навальный отнесся скептически, но деньги выделил. Мы тогда совершенно чудесно отсняли Шойгу и Воробьева — и сами удивились, как здорово все получилось. Нас никто не поймал, не избил. Все-таки предполагается, что летать над домом министра обороны — довольно рискованная затея. Но нам удалось все осуществить, как мы задумали. И уехать, никем незамеченными.

Тот самый первый квадрокоптер сейчас в командировке в Европе — там много объектов. В том числе, арестованные виллы Тимченко и Ротенбергов, которые по новому закону им предлагается компенсировать за счет налогоплательщиков.

Это феноменально лицемерный и наглый закон. Люди уже один раз украли деньги из бюджета на свои роскошные виллы и водопроводные краны по 30 тысяч долларов и теперь хотят, чтобы мы еще раз на это все скинулись. Это невероятная, абсолютная, дистиллированная наглость, и на нее нельзя закрывать глаза. Но, конечно, мы готовим из Европы и другие расследования.

Чуть позже к нам присоединился Анонимный Парамоторист, который делает совершенно безумные вещи. Он с огромной камерой, которую мы каждый раз арендуем для него, летает над этими дачами и делает высокохудожественные снимки — хоть на фотообои вешай. Думаю, некоторые из наших героев так и поступают — распечатывают эти фотографии и любуются своими прекрасными дачками с высоты птичьего полета.

Порой нас упрекают в левизне — дескать, мы против богатых. После очередного поста про дачи мне в блог написали кучу комментариев: нечего чужие деньги считать, сперва добейся, не завидуй, лузер — вот это все. И хотя эти комментарии были написаны под разными именами, но отправлены они все были с одного компьютера. Просто у кого-то такая работа.

Вообще, и #дачинг, и проект «Незаконное обогащение», который мы недавно запустили, — они про роскошную жизнь чиновников, которая полностью не соответствует их официальным заработкам. Просто дачи — очень наглядная вещь. Дачи есть у многих людей, и они понимают, сколько что стоит, понимают, как заработать на них и на что невозможно заработать.

Чем долго объяснять про офшорные схемы, гораздо нагляднее показать фотографию и сказать: вот этот человек работает депутатом, зарабатывал раньше 2 миллиона рублей в год, а теперь посмотрите на его дворец.

Человек смотрит на дворец, смотрит на два миллиона рублей в год, вспоминает свою дачу, которая у него в сто или тысячу раз меньше при примерно схожей зарплате, — и начинает что-то подозревать. Так мы доносим до людей, что чиновники воруют — и воруют в грандиозных масштабах.

Скриншот: daching.alburov.ru


Наша цель чтобы как можно больше людей узнали о коррупции. Коррупция — действительно огромная проблема. Обществу важно понимать, что те люди, которые сейчас прикидываются большими патриотами, работающими на благо России, на самом деле руководствуются собственными корыстными интересами. У многих из них дети учатся на Западе, у них есть недвижимость в Майями, Дубаи, Ницце — где угодно, кроме Балашихи. Эти люди ни в коем случае не являются патриотами. Они — лицемеры, главная цель которых уворовать себе на сытую старость в Майями и свалить.

Видимо, нам удается говорить об этом достаточно убедительно. Пикеты «нашистов» возле моего подъезда, внимание СК — это все своеобразное признание наших заслуг. Мы придумали прекрасную острую палку, которая иногда бьет бумерангом и по нам, но тыкать ею правильно — значит, мы будем продолжать.

Они хотят, чтобы #дачинги прекратились. Но несмотря на подписку о невыезде у меня и Коли Ляскина, #дачинги организуются и без нас — 25 октября состоится третий. Приходите — сейчас такое время, когда стоит приложить усилия, чтобы морок быстрее закончился.



Офис ФБК находится в обычном офисном центре. Я каждый день вижу красивых, хорошо одетых людей, которые тоже работают в каких-то офисах здесь. Работают, ходят в кафе, по магазинам. Им не звонят следователи СК, не таскают их на допросы. Но я не хотел бы так жить. Мне кажется, у нас самая интересная работа из возможных. Мы стремимся построить Россию, где чиновники не воруют. Россию, где Первый канал не врет. Где не фальсифицируют выборы, не принимают людоедских и циничных законов. И каждый из нас в состоянии внести свой вклад. Люди, которые считают, что они не способны что-то изменить, ошибаются. Им привили мысль, что они ничего не могут, что от них ничего не зависит. Наша задача — искать правильные слова, чтобы сказать этим людям: при желании они могут сделать все, что угодно, — даже то, о чем и не мечтают. Я вот тоже еще пару лет назад и не мечтал, что мною будут заниматься целых шесть следователей по особо важным делам Главного следственного управления. А вон как все обернулось!

util