25 Октября 2014, 13:35

«Ну какой нормальный фермер повезет из деревни в город говно?»

Фото предоставлено автором

Михаил Шляпников закончил Плехановский институт, работал в ГУМе, потом стал директором крупного московского магазина. В 1991 году под горбачевский указ «О коммерциализации партийных средств» был приглашен как специалист в ЦК КПСС. В постсоветский период — у него свой банк, клуб и товарно-сырьевая биржа. В 1995 году — авария и перелом позвоночника. В начале двухтысячных Михаил Шляпников уехал в подмосковную деревню Колионово. Здесь он создает фермерское хозяйство, воюет за деревенскую больницу и выпускает свою валюту. О том, что такое деревенская жизнь сегодня, Шляпников рассказал Елене Боровской.

«ДОНКИХОТСТВО ЭТО ИЛИ ПРОСТО ИДИОТИЗМ С МОЕЙ СТОРОНЫ — НЕ ЗНАЮ».

Сейчас в Москве все переживают о сокращении больниц. А вам удалось больницу отстоять. Что вы думаете о ситуации с сельской медициной?

Опыт в этом вопросе у меня пока грустный. Сельское здравоохранение сейчас у нас уничтожено практически на 90 процентов. И как его восстановить, уже никто не понимает. Более того — не хочет знать и не понимает. И то, что мы сейчас тут у себя в деревне пытаемся восстановить, — это все на уровне конца XIX века. Просто нужда большая, нельзя вообще ничего не делать, так хоть так будет. Ну и естественно, что нас никто не поддерживает. И государство тоже.

Врачам это, конечно, интересно, забавно, но возможностей нет. Так что пока наши потуги больших результатов не принесли.

Ладно не помогают, не мешают хоть?

Ну да, как без этого. Это — ради бога: распродать под дачи или все растащить на металлолом — мы это уже все проходили. Все, что осталось от сельских больниц — это система коек. Больные лежат, нянечка или санитарка их кормят, поят, подсовывают какие-то таблетки, выписывают справки о смерти. Все. Больше ничего. Катастрофа уже произошла, на самом деле. И обратного пути никакого нет и не будет.

И в Колионовской больнице так же?

У нас ведется какой-то прием, здание в рабочем состоянии. Сейчас ремонтируем медпункт, приемное отделение. Но это опять за свой счет. Я картошку продам, например, еще чего продам, — вот финансирование больницы. Вот мы на эти деньги с карторшки трубы провели и свет в здании сделали. Кроме меня никто особо не помогает. В год примерно 100 тысяч на это у меня ушло. Донкихотство это или просто идиотизм с моей стороны — не знаю. Но это попытка хоть что-то изменить.

Летом обсуждался запрет на допуск к госзакупкам в России импортной медтехники — томографов, инфузоматов и так далее. Если это решение все-таки будет принято...

Ой, тут вообще даже обсуждать нечего! И комментировать тоже. Это тупик. Если такое решение будет принято — останутся только городские центры федерального значения. К томографу, например, нужна возобновляемая раз в 9 месяцев, если не ошибаюсь, трубка. И если не будет обслуживания уже имеющейся техники, которое идет по контракту, то железо в итоге останется просто железом. Без функционала. Перейдем к иглоукалыванию. Будем иголками укалывать и мухоморами с осиновой корой лечиться. Чем меньше народа будет, тем меньше проблем.

А у нас в России вообще есть возможность производить такую медтехнику, которая могла бы адекватно заменить импортную?

Если бы была у нас была такая возможность, мы бы и производили. Но я не думаю, что это возможно. Это не автомобиль и не «отверточные» технологии. Это индивидуально настраиваемое оборудование, плюс соответствующие инструменты и материалы, и специалисты. Конечно, если подвезут трубу и кровать, то теоретически их можно скрутить вместе. Но кто их повезет? В Москве это делать — все равно, что я сейчас в деревне начну самолет изобретать или делать вертолет из бензопилы. Вот все посмеются... И даже если такой агрегат поднимется в воздух — все равно это будет только пародия на самолет или вертолет. С другой стороны, понимаете, нормальный врач может и по рентгеновскому снимку проблему определить, а бестолковому хоть цветное 3D разрешение дай — он не разберется. Здравоохранение по сути уничтожено. И научное, и практическое. Да, технологии есть. Но опять же, в косметику, в пластическую медицину, например, сегодня вкладывается гораздо больше средств и сил, чем в детскую онкологию, например, гематологию, и так далее. Легче губы накачать или грудь поправить, чем ребенка вылечить, а про стариков я вообще молчу.

Вы сейчас дали формулу, которая вообще, на самом деле, характеризует общую ситуацию в России.

Я это вижу со своей печки: врачи приезжают, рассказывают. Вот недавно человек ногу обварил кипятком. Приезжает «Скорая помощь» и просит у нас градусник. Я говорю, ну градусник-то найдем конечно, а дальше что? А они отвечают — марганцовкой попользуйтесь, поплюйте, вроде должно затянуться. Нормально? И так не только ведь в здравоохранении. Так везде. И с образованием, и с наукой, да со всем остальным тоже.


«ВЫБРОСИТЬ НАВОЗ — ЭТО, ЕСЛИ Я НЕ ОШИБАЮСЬ, 12 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ ШТРАФА»

Недавно был запрещен ввоз иностранных продуктов из стран ЕС. И нам всем, буквально из каждого утюга, говорили, что это только поможет отечественному производителю, в частности, фермерам. Жить будет лучше. Вам стало лучше?

Это абсолютно не так! Хотя если бы я сидел там, где-нибудь, высоко в кабинете, то, наверное, тоже предполагал бы, что если перестанут покупать за границей яблоки, то они у нас вырастут сами, а если закупки молока сократить, то оно здесь польется. Но это совершенное непонимание ситуации. Такие вещи надо делать в спокойные безреформенные времена, планомерно и плодотворно. Я, по крайней мере, вижу только ухудшение положения. В том числе конкретно у нас в деревне. У нас была корова, и в связи с этими санкциями новыми пришлось ее зарезать. Последнюю корову. Тут все гораздо печальней и, по-моему, точка невозврата уже пройдена. Сейчас речь надо вести уже не о возрождении сельского хозяйства или каком-то там рывке, а о банальном выживании. Не о том, чтобы реализовывать импортозамещение, а хотя бы сохранить тот ресурс, который остался. Сейчас поголовье коров, свиней резко сокращается. С птицей тоже самое. Хотя бы это падение удержать. Чтобы остались свои картофель, стратегические запасы овощей, зерна, хлеба, корма для животных. Ни о каком рывке сейчас речи идти не может — только бы остановить существующее падение. Вот мое понимание ситуации.

А почему пришлось корову зарезать? Причем тут санкции?

Ну, во-первых, ВТО. Например, с 1 мая вступили в силу правила, запрещающие резать скотину и птицу у себя на подворье. Их теперь надо специально вывозить на убойные комбинаты. А во-вторых, я не имею права продавать молоко. По той же причине. Должен быть ветконтроль, должны быть соблюдены все 15 прививок на одну корову и я ее должен вылизывать и под хвост целовать, чтобы молоко сертифицировали. Только тогда я могу это молоко продавать. Так, втихоря, — окна закрою, шторы закрою, под печку залезу — я, конечно, сам могу выпить молоко, если никто не узнает. Но если я попытаюсь банку этого молока кому-то на сторону продать, то я попадаю под санкции Россельхознадзора или Роспотребнадзора. До абсурда пока дело не довели, но я тут разговаривал с ветеринаром, он говорит, — конечно, я стучать на тебя не буду, но, тем не менее, знай, что ты не имеешь права резать скотину. Ни резать, ни продать, ни сам съесть. Это опыт по частным подворьям. А на фермах, ориентированных на производство молока или мяса, еще сложнее. У моего соседа было сто коров. Помимо того, что он молоко продать не может, он еще не может никуда выбросить навоз, который коровы каждый день выдают на гора по десять тонн. Выбросить навоз — это, если я не ошибаюсь, 12 тысяч рублей штрафа. Они насрали десять тонн за сутки, он сгреб это погрузчиком в «Камаз» — и куда дальше? Свежий навоз дачники не покупают, поскольку он должен перепреть в течение года. А он его даже утилизировать не может. Везти на городскую свалку? И там платить за объемы? Ну какой нормальный фермер повезет из деревни в город говно? А высыпать рядом с собой не может — у него 12 тысяч рублей штрафа будет в этом случае. И вот это все в итоге приводит к тому, что все надо забивать, уничтожать или прятаться. А свинью держать где-нибудь на балконе, чтобы она при этом не хрюкала, не кукарекала и не мяукала.

Фото предоставлено автором


Это что за новации с навозом?

Это к загрязнению окружающей среды относится. Нормы ВТО. Да и наши тоже глупостей понаписали своих. Вот у соседа, этого моего, поля своего нет, у него коровы в стойле. Он покупает комбикорм, либо косит траву в поле, которое в километре от него находится. И куда девать все исходящее? На рынке-то продается пока, и говядина парная, и свинина — то есть пока закрывают глаза на это дело. Но все это, по сути, делается незаконно. И сейчас у государства есть огромный рычаг: возможность подойти на рынке к любому продавцу свежего мяса, молока или яиц и прессануть за фактически незаконное предпринимательство. Странная ситуация.


«Я ИЗНАЧАЛЬНЫЙ ПРОТИВНИК ПАТЕРНАЛИЗМА И ГОСУДАРСТВЕННОГО УЧАСТИЯ»

В свое время вы сумели без какого-либо участия государства создать эффективное фермерское хозяйство. А сейчас это возможно, в нынешних условиях?

Здесь ключевая фраза — «без участия государства». Сейчас на одного пахаря приходится семь менеджеров, с помощью которых пахарь перед кем-то отчитывается, перед кем-то в пояс кланяется, кому-то налоги платит, у кого-то кредит берет. Мне повезло в том, что я изначально отказался от использования менеджеров, управленцев: я сам пашу, сам сею, сам убираю урожай, сам продаю. Но семь лет практически вкладывал и вкладывал — причем не деньги, но свой пот, свой труд, свои руки-ноги. И сейчас мое хозяйство самодостаточно и я человек пятьдесят прокормить могу. И все именно за счет того, что я не плачу налоги и этого не стесняюсь, пользуюсь контрафактами. Может быть, об этом и не надо говорить, но тем не менее, законы для меня тоже...Знаете, здравый смысл для меня куда важнее, чем какие-то писаные правила и инструкции. Может быть за счет этого я как-то выживаю, и зарплату плачу, и людей кормлю, и угощаю, и какой-то благотворительностью занимаюсь, и ремонт делаю, и старикам помогаю. Вот это единственный путь — исключить вмешательство государства. Но для этого нужно быть изначально нацеленным на тяжелый труд.

Фото предоставлено автором

Надо понимать, что у меня тут такая анархическая модель. Все же ждут, что государство должно вкладываться, инвестировать в сельское хозяйство. А я изначальный противник патернализма и государственного участия. Государство должно, во-первых, стабильно держать рубль, а во-вторых и в-третьих — охранять границу и обеспечивать безопасность. Все остальное человек должен делать сам: сам себя лечить, сам давать образование своим детям и сам заботиться о своих стариках. То, что государство задекларировало, что оно всем во всём поможет — и детей обучит, и стариков вылечит, и накормит-напоит-задницу подотрет — за этими декларациями никаких реальных дел не стоит. А люди-то расслабились.

Мы вот в Колионово свою валюту ввели несколько месяцев назад, чтобы обезопасить себя от государства, неспособного поддерживать стабильность национальной валюты. Наша внутренняя валюта крепкая, не подвержена инфляции, девальвации, стагнации. То есть мы закрылись. И у нас анархическая, самоуправляемая и самодостаточная модель. Но она не для всех. Для тех, кто надеется на какую-то помощь извне, эта модель не работает.


«Я НЕ БУДУ КРИЧАТЬ — ДАЙТЕ МНЕ ПОЛИЦИЮ!»

Вы не боитесь уголовного дела за сепаратизм после введения своей валюты?

А мне нечего бояться. Но опять же, у меня нетипичный случай. Вот я пример приведу — можно в метро стоять и кричать: «Путин — вор!». И кто-то подойдет и крикнет, что «Путин — мой президент, не оскорбляй мои чувства верующего». Да по башке даст. И вместо того, чтобы ему в лоб ответить, первый протестант будет уже звать полицию. Ну не абсурд ли? Он протестует и тут же просит полицию, рассчитывает на какие-то законы? А я изначально поставил, что мне эти законы вторичны перед здравым смыслом. То есть, что бы там не принимали — декреты о кружевных трусах, зимнем времени — мне глубоко по барабану. Все равно коровы доятся в определенный час, и петух кукарекает с рассветом. Я понимаю, как защитить себя, своих стариков, своих детей. Я не буду кричать — дайте мне полицию! Если я действительно считаю, что Путин — это беда России, то я не буду от этих просить защиты.

util