5 Ноября 2014, 10:10

The New York Times: «Друг Путина в выигрыше от чистки списка учебников»

Фото: prosv.ru

Масштабное расследование газеты выявило путь, по которому программа унификации школьных учебников в России и зачистка издательского рынка в этой области подняли миллиардера и партнера Путина по дзюдо Аркадия Ротенберга к новым финансовым высотам.

Чистка началась ранней зимой. Один за другим, сотни учебников, по которым русские дети учились годами, были объявлены непригодными для использования в 43 000 школ страны. Причины были разными, но все они имели одну общую черту — бюрократическое упрямство. Например, более 30 книг, в которых использовался популярный творческий стиль обучения, были исключены из списка одобренных учебников в связи с тем, что издатель предоставил копии вспомогательной документации вместо оригиналов.

В другом случае были исключены учебники по математике Людмилы Петерсон. Причиной исключения было использование ей в учебниках героев популярных зарубежных сказок. По мнению экспертов, объяснение математических задач при помощи Белоснежки, ослика Иа и Совы не способствовало развитию патриотизма в школьниках России.

К началу учебного года этой осенью количество одобренных учебников для 14 миллионов российских школьников сократилось более чем вдвое. Это привело к нарушению многих учебных планов,

поставило под угрозу существование двух дюжин небольших издательств и озадачило и разозлило директоров, учителей и родителей.

В этой ситуации был один победитель: издательство, руководителем которого был назначен человек из ближайшего окружения Владимира Путина — Аркадий Ротенберг, партнер президента по дзюдо.

Издательство «Просвещение» пережило проведенную министерством сортировку и осталось практически нетронутым.

«Я никогда ранее не видел подобного цинизма и хаоса», — сказал Владимир Петерсон, управляющий издательством, которое выпускает книги его матери.

Чистка была последним событием в ряде принятых правительством мер, чтобы «Просвещение», которое когда-то было единственным поставщиком советских учебников для школ, снова заняло лидирующие позиции на рынке учебников. Сначала Путин проследил, чтобы государственная компания была продана в частные руки. Затем, после того как Ротенберг занял пост руководителя, правительство Путина устранило большинство конкурентов «Просвещения».

Преобразование индустрии издания российских учебников связано с серией транзакций, заканчивающихся в офшорных зонах Кипра, а также с рядом действующих лиц, включающих в себя депутата партии, верной Путину, и корпорацию Microsoft, недавно подписавшую договор с «Просвещением» по поводу поставок планшетов на базе Microsoft в школы России. Заключение договора произошло уже после того, как к Ротенбергу, а также другим людям из ближайшего окружения Путина, были применены санкции в связи с присоединением Крыма к России.

Аркадий Ротенберг. Фото: Александр Кулебякин / AFP, архив

История «Просвещения» — это история России за последние 25 лет в миниатюре, от советского правления и государственной собственности до приватизации. В теории в России существует рыночная конкуренция. На практике Кремль и его служащие поделили государственные ресурсы между узким кругом приближенных людей. Они управляют крупнейшими энергетическими компаниями страны, контролируют банки и СМИ, а также получают все большее влияние в малых секторах промышленности, таких как книгоиздательство, которые, тем не менее, важны для политического контроля.

«Сегодня страна управляется несколькими семьями, или кланами, приближенными к Путину, — сказал один из издателей, который, как и многие другие, согласился говорить только при условии полной анонимности из-за страха возможных последствий. —

Раньше они в основном фокусировались на крупнейших отраслях: нефть, газ, большие проекты инфраструктуры, банки. Но теперь, когда они съели все запасы еды, они начали есть мышей и еду мышей, преследуя все более мелкие рынки».

«Просвещение» ——это наследие советской эры, когда Кремль стремился обеспечить идеологически правильное образование для подрастающего поколения путем абсолютного контроля над учебным планом страны. У школ не было выбора, им приходилось использовать учебники издательства. Падение советского режима освободило индустрию издательства учебников. Школы получили возможность выбирать учебники из списка одобренных правительством. Этот список, в свою очередь, основывался на мнении экспертов РАН и РАО. Появились новые учебники, а также новые методы обучения, разработанные за пределами России, что создало разнообразие в образовательной системе страны.

В 2011 году, после многих лет сопротивления, государство объявило о продаже государственного издательства «Просвещение». Конечно, конкуренция привела к тому, что издательство потеряло свою монополию над рынком, однако оно все еще владело 30% рынка, а поэтому было лакомым кусочком.

По российским законам, государственные активы должны быть проданы с аукциона покупателю, предложившему самую высокую цену, однако премьер-министр имеет возможность выпустить указ, который может ограничить список потенциальных покупателей до нескольких, перечисленных в указе. На момент продажи издательства премьер-министром был Владимир Путин, который уже дважды до этого занимал пост президента. В течение многих месяцев ходили слухи, что «Просвещение» отдадут прямо в руки одному из давних друзей президента — Ротенбергу.

Во время правления Путина Аркадий Ротенберг, который отклонил несколько просьб дать интервью для этой статьи, прошел путь от простого предпринимателя, специализировавшегося на продаже товаров из Финляндии, до одного из наиболее влиятельных бизнесменов России, чье состояние оценивается в $3,1 миллиардов. Он руководит большей частью банковской и строительной империи, а также получает десятки миллиардов долларов по государственным контрактам, строя все, от дорог и газопроводов до олимпийских объектов и нового терминала аэропорта в Москве.

Издатели учебников, желавшие побороться на торгах за «Просвещение», заручились поддержкой союзников в парламенте и настаивали на открытом аукционе. Их опасения не были беспочвенными: без их ведома Путин уже подписал указ, позволяющий избежать открытого аукциона. Указ, подписанный 27 сентября 2011 года, назначал Газпромбанк государственным агентом для поиска покупателя «Просвещения» по цене «не ниже» рыночной стоимости. Весь процесс — от оценки до продажи — занял лишь несколько недель.

«Это произошло очень быстро, — сказал издатель, пожелавший остаться анонимным, — а в России, если процесс не встречает бюрократических препятствий, значит, за ним кто-то стоит».

В декабре все услышали, что «Просвещение» было продано компании Olma Media Group, специализирующейся на издании художественных книг. Лично Владимир Путин подписал договор о продаже.

Olma владела лишь 1,8% российского книжного рынка, однако она имела политические связи. Одним из владельцев компании был Олег Ткач, депутат верхней палаты парламента и член партии «Единая Россия». Кроме того, Olma издавала написанную в соавторстве с Владимиром Путиным книгу «Учимся дзюдо с Владимиром Путиным».

По российским законам депутаты не имеют права участвовать в приобретении государственной компании. Дмитрий Иванов, генеральный директор Olma, сказал, что именно поэтому Олег Ткач покинул компанию, передав правление в руки других участников.

Составить конкуренцию Olma в аукционе по продаже «Просвещения» позволили лишь двум издательствам — «Эксмо» и «Дрофа». Однако правительство заявило, что компания Olma предложила более высокую цену — $71,5 миллионов.

Но факты говорят об обратном. По словам представителя издательства, которому не позволили участвовать в аукционе, предложенная цена была занижена, а они были готовы заплатить больше.

«Просвещение» стабильно получало высокие доходы, половина из которых приходила от государственных контрактов. В 2012 году, через год после продажи, годовой доход издательства примерно втрое превысил стоимость компании при продаже, а чистая прибыль составила $41 миллион. В 2013 году она составляла $57 миллионов, из чего следует, что Olma за два года «отбила» стоимость покупки.

Дмитрий Иванов сказал, что компания выиграла аукцион, предложив наивысшую цену. В оправдание высоких прибылей, которые «Просвещение» получало после продажи, он сказал: «Мы не сидели сложа руки. Мы очень много работали для повышения эффективности компании». Однако он признал, что до приобретения «Просвещения» Olma оценивалась в десятки миллионов долларов, а сегодня объединенная компания оценивается в сотни миллионов долларов.

Однако низкая цена — это лишь одна из подозрительных вещей в этой сделке.

Спустя несколько недель после покупки «Просвещения» компания Olma продала его за неустановленную цену компании, зарегистрированной на Кипре. А после этого кипрская компания «Просвещение» купила 99% Olma Media Group.

Буквально за ночь стало невозможно установить реальных владельцев крупнейшего российского издательства учебников.

Именно в этот момент на сцене появился Ротенберг, о котором долго ходили слухи, что именно он купит «Просвещение». Покупка издательства компанией Olma стала возможной благодаря кредиту, выданному банком SMP, который контролируют Аркадий и Борис Ротенберги. Затем кредит был рефинансирован банком Газпромбанк, который и продал с аукциона «Просвещение».

В октябре 2013 года, примерно спустя два года после приватизации, роль Аркадия Ротенберга в «Просвещении» стала официальной: он присоединился к управляющему совету компании в качестве председателя.

Дмитрий Иванов отказался объяснять, почему компанию было решено перевести в офшорную зону; он попросил задать этот вопрос Олегу Ткачу или его партнеру Владимиру Южину, однако ни один из них не ответил на поставленный вопрос и не согласился дать интервью. Перемещение, заявил Иванов, не повлияло на то, кто является владельцем компании; по его словам, держателем фондов компании является международный трастовый фонд на имя Ткача и Южина.

Он сказал, что у Ротенберга нет доли в прибыли компании и он не получает зарплату.

Однако на прошлой неделе Ротенберг сделал заявление, противоречащее словам Иванова. Он обсуждал свою роль в «Просвещении» с российским новостным агентством «Интерфакс».

«Для меня это значимый проект, в основном не финансовый, хотя он все же является бизнесом — там есть прибыль, там есть дивиденды», — сказал Ротенберг.

Из ниоткуда пришла новая директива Министерства образования и науки. В прошлом году представители министерства заявили, что российским школам будет разрешено закупать лишь те учебники, которые соответствуют новым строгим федеральным правилам.

Издателей обязали снова представить отчеты экспертов, оценивших учебник, а также три новых отчета, подготовленных уполномоченными правительством группами, которые должны оценивать их «национальную и культурную» ценность. Кроме того, рекомендаций экспертов стало недостаточно для утверждения учебников, и было решено создать совет по оценке учебников.

По словам министра образования Дмитрия Ливанова, новые требования необходимы для обеспечения качества. Но Олег Смолин, заместитель председателя комитета по образованию, написал письмо протеста, в котором сказал, что целью новых требований является «искусственное сокращение количества учебников».

У издателей было мало времени, чтобы собрать соответствующие отчеты, а многие небольшие издательства попросту не смогли соответствовать требованиям. Однако многие из них успели собрать необходимую документацию к февралю, но тогда «они начали делать еще более сумасшедшие вещи, чтобы выбить из строя больше издательств», — сказал человек, осведомленный об индустрии издания учебников.

Алексей Конобеев, главный редактор издательства «Титул», сообщил, что из списка одобренных учебников были исключены все 20 учебников, выпускаемых его компанией. В частности, были запрещены учебники «Enjoy English», по которым занимаются примерно 70% школьников. По словам Алексея Конобеева, он представил все необходимые документы, однако министерство находило все новые и новые причины для отказа, связанные с ошибками в документации.

Другой издатель, Федоров, получил от представителя министерства информацию, что он может представить не оригиналы документов, а их копии, а затем узнал, что в связи с этим не были одобрены 38 из 42 учебников.

Издательство «Титул» подало иск, чтобы отменить исключение учебников из списка, на текущий момент безрезультатно. Федоров подал подобный иск, однако суд не принял его, а сейчас издательство в процессе переговоров о продаже.

Другие издатели, такие как Владимир Петерсон и его мать, увидели свои учебники в списках исключенных по причине «несоответствия российским ценностям».

Людмила Петерсон создала свои учебники в первые годы после падения советской власти. Герои мультфильмов, служащие в качестве примеров в математических задачах, происходили не только из зарубежных, но и из российских мультфильмов. Например, Карлсон, который живет на крыше, был придуман шведской писательницей Астрид Линдгрен, но образ героя был позаимствован из любимого советского мультфильма всех школьников.

Владимир Петерсон сказал, что первый в истории компании отказ от включения в список одобренных учебников был основан на показаниях лишь одного из девяти рецензентов.

«Если бы этому эксперту дали учебник по физике, я уверен, она бы решила, что закон Ньютона является непатриотичным»,

— сказал он.

Среди учебников «Просвещения» были исключены из списка лишь 6%. 415 учебников «Просвещения» были одобрены и вошли в список; следом идет издательство «Эксмо», среди учебников которого одобрено было 296 книг.

За первые семь месяцев года российские школы потратили на учебники $187 миллионов. «Просвещение» получило от 60 до 70% контрактов.

Изменения в учебном плане воспринимаются образовательным сообществом негативно. Использование одних и тех же учебников из года в год приводит к тому, что школьники усваивают навыки годами. Кроме того, в разных учебниках используются разные образовательные методики. «Просвещение», например, использует тексты, написанные в советском стиле, главный упор в учебниках делается на запоминание фактов. В учебниках, выпускаемых Федоровым, используется более прогрессивный метод обучения под названием «система Занкова», который направлен на то, чтобы научить детей думать. Учебники Занкова довольно популярны в школах страны, и исключение их из списка привело к протесту в рядах учителей.

Авторы книг собрали более 25 000 подписей и отправили петицию министру образования Дмитрию Ливанову. В ней сказано, что тысячи учителей и родителей из всех регионов России хотят иметь возможность самим выбирать учебники и образовательные методы для учеников.

Елена Линник — одна из учителей, подписавших петицию. Она является учителем первого класса в одной из московских школ. В ходе интервью она заявила, что запрет на использование книг Федорова был вызван тем, что его учебники явно превосходят учебники остальных авторов по качеству, а следовательно, могут принести убытки его конкуренту, издательству, у которого есть политические связи.

«Весь список — это политический заказ для Москвы, который представляет интересы лишь одного издательства — „Просвещения“», — сказала она.

Министерство заявило, что старый список содержал учебники, качество которых было под вопросом. В заявлении говорилось: «Учителям, родителям и учащимся было сложно сделать правильный и осознанный выбор». В своем публичном заявлении в марте Дмитрий Ливанов, министр образования и науки, сказал, что популярность необязательно является показателем качества. Он сказал: «Вы не можете сказать, что если многие школы используют учебник, то это означает, что он хороший. Многие люди пьют „Кока-колу“, но это не значит, что она полезна».

Татьяна Митюгина, учитель английского из Брянска, посмеялась над этим обоснованием. В образовательном онлайн-форуме она выразила протест против исключения из списка учебников по английскому издательства «Титул». «Enjoy English не имеет ничего общего с „Кока-колой“, — написала она. — Это прекрасные русские учебники, проверенные практикой».

Министерство разрешило школам продолжать обучение по тем книгам, которые не вошли в список, в течение еще нескольких лет, однако это разрешение касалось только тех учеников, которые уже начали заниматься по неутвержденным учебникам.

Алексей Конобеев, главный редактор издательства «Титул», заявил, что временная отсрочка лишь подчеркнула абсолютную необоснованность решения правительства.

«Если учебники недостаточно хороши, почему вы разрешаете использовать их в течение следующих пяти лет? — спросил он. — А если они так хороши, как говорят учителя и эксперты, то почему они не в списке?»

Алексей Конобеев. Фото: kirovipk.ru

Некоторые видят в преобразовании индустрии издания учебников в России попытку Путина обеспечить привитие верности и патриотизма юным жителям страны.

«Когда мои будущие партнеры из „Просвещения“ начали рассказывать мне, что происходит в сфере образовательной литературы, когда я обнаружил, что у нас десятки учебников не только по истории, но и по физике и математике, я осознал, что дела идут не очень-то хорошо», — сказал Ротенберг в интервью «Интерфаксу».

В прошлом месяце законодатели представили новый законопроект, согласно которому будет разработан единый учебник по истории, литературе и русскому языку.

«Вакханалия учебников, существующая в данный момент, уничтожает нашу молодежь», — сказал Франц Клинцевич, один из депутатов, рассматривающих законопроект.

Критики Путина говорят, что его мотивы продиктованы не только идеологией, но и алчностью. В последние месяцы правительство довольно хорошо помогло Ротенбергу, которому было 14 лет, когда он впервые встретил Путина в клубе дзюдо. Сейчас он владеет дворцом, который может соперничать с Версалем.

После того как администрация Обамы применила санкции к банку SMP, 76% акций которого владеют Аркадий Ротенберг и его брат, российский Центральный банк выдал ему кредит на 10 лет размером в $3 миллиарда под процентную ставку ниже рыночной.

Когда Италия конфисковала собственность Ротенберга на $40 миллионов, которой он владеет через офшорные компании, включая отель класса люкс в Риме и две виллы на Сардинии, парламент быстро принял закон, позволяющий гражданам, чья собственность была конфискована, просить компенсации у правительства.

Хотя олигарх заявил, что он не намерен использовать закон в своих интересах, закон незамедлительно получил название "закон Ротенберга".

"Просвещение" получит выгоду не только от рассматриваемого законопроекта о единых учебниках, но и от новой директивы, согласно которой все издатели учебников должны предоставить электронные версии своих книг к январю 2015 года.

Небольшие издательства до сих пор ждут требований к оформлению электронных учебников. Однако «Просвещение» уже разработало и готово к выпуску электронных учебников. Кроме того, в конце сентября издательство заключило договор с Microsoft о разработке планшетов для школ на базе Windows.

Microsoft, так же, как и многие другие американские компании, ведущие бизнес в России, задается вопросом о том, перевешивает ли потенциальная прибыль возможный риск. Закон США запрещает американским компаниям сотрудничать с компаниями, владельцами или руководителями которых являются люди, к которым применены санкции, — такие, как Ротенберг.

«Его присутствие в управляющем совете, непрозрачность структуры владения организацией и другие элементы продажи компании — все эти факты должны быть достаточными для того, чтобы отбить желание сотрудничать с организацией у американской компании», — сказала Катрина Кэролл, юрист, до прошлого года работавшая специалистом в министерстве финансов США.

На прошлой неделе компания Microsoft решила отменить свои планы после получения информации от Times.

Компания заявила: «Microsoft подписала соглашение о бесплатном предоставлении „Просвещению“ той же технической поддержки, какую мы бесплатно предоставляем тысячам школ и издательств по всему миру. Мы провели расследование и выяснили, что санкции США и Евросоюза не применены к „Просвещению“, однако мы прислушаемся к полученной информации и отложим работу по заключенному соглашению».

Джо Бекер, Стивен Ли Майерс, «Друг Путина в выигрыше от чистки списка учебников», 1 ноября 2014

util