8 Ноября 2014, 17:15

Митинг солидарности во Внуково: «Следствию стоило бы прочитать должностные обязанности авиадиспетчеров»

В аэропорту Внуково прошел митинг авиадиспетчеров в поддержку Романа Дунаева, Александра Круглова и Светланы Кривсун, арестованных по делу о катастрофе самолета Falcon 50. Собрались более 300 представителей профсоюзов и авиационных объединений, коллег и родственников диспетчеров. Текст резолюции, принятой на митинге, они отправят в Следственный комитет, прокуратуру и другие органы власти. «Открытая Россия» спросила у собравшихся, где справедливость и как за нее бороться.

Фото: "Открытая Россия«

Сергей Ковалев, президент Федерального профсоюза авиадиспетчеров России:

— Я думаю, что следственные органы услышат нас, услышат тех людей, которые сегодня пришли на митинг и выразили поддержку своим коллегам. По крайней мере, освобождение должно состояться до окончания расследования. Нашим коллегам-диспетчерам нечего делать под стражей.

Проблема в том, что следствие изначально по отношению к диспетчерам приняло жесткие, необоснованные и неадекватные меры. Понятно, что произошло ужасное событие, но не надо делать крайними диспетчеров, которые выполнили свой долг в полном объеме. Следствию стоило бы взять и прочитать их должностные обязанности: там написано, что взлет разрешается диспетчером, только когда взлетно-посадочная полоса свободна. Других условий для этого нет. И в действиях диспетчеров не было ничего неправомерного, поскольку на момент разрешения взлета полоса была свободна. Какие вопросы к диспетчеру могут быть после этого? Никаких.

Исходя из этого мы думаем, что следствие должно вернуться к начальному этапу, освободить наших коллег, а потом разбираться и привлекать реальных виновных. А виновных — если следственные органы будут иметь желание покопаться — можно найти предостаточно. Начиная от высших чинов в руководстве Внуково и заканчивая, может быть, действительно стрелочником, который без разрешения выезжает на взлетно-посадочную полосу. Но для этого надо сначала разобраться.

Вообще мы имеем дело с системной проблемой. Сегодня авиадиспетчеры вынуждены работать в тех же условиях, что и их арестованные коллеги. Сегодня используется тот же самый радиолокатор, который использоваться не должен: он выдает регулярные ошибки, и если следовать его показаниям, то аэропорт Внуково надо закрывать. Его невозможно эксплуатировать в плохую погоду: все самолеты будут уходить на второй круг или на запасные аэродромы. Потому что пока не проверишь, что там реально ничего нет — метка есть, а самолета или транспортного средства на взлетно-посадочной полосе нет — диспетчер должен в этом случае запрещать посадку и взлет: в этом случае аэропорт встанет. Почему за это сидят диспетчеры — непонятно.

Альфред Малиновский, вице-президент Профсоюза летного состава России:

— Сегодняшний митинг — это попытка донести до общественности, до прессы положение дел в гражданской авиации, а не только вот этот эпизод (с авиакатастрофой самолета Кристофа де Маржери. — «Открытая Россия»). Это только эпизод, это случай. А объективно вся наша гражданская авиация находится в состоянии, скажем так, неуправляемого режима. Причина в том, что до сих пор не создана структура управления гражданской авиацией, хотя бы в общих чертах похожая на то, что было до развала; министерство, которое подчинялось на самом высоком уровне, имело все полномочия, имело свой бюджет, управлялось профессионалами, где была ответственна вся вертикаль: сверху донизу все специалисты, все отделы, все управления курировали все авиакомпании. И следы их работы были видны не только тогда, когда происходили авиакатастрофы и чрезвычайные происшествия, а каждый день — по качеству их работы.

Сегодня этого нет. Нас загнали в Министерство транспорта. Там мы чужие по менталитету, нас никто не понимает. Нам очень трудно объяснить ответственным людям, что такое авиация. Вот есть выражение «отличается, как небо от земли»: для нас это не поэтический образ, а реальность. У нас все по-другому.

И самое главное. В этом безобразии и бесконтрольности, когда высшие чиновники министерства некомпетентны и безответственны, управлением авиакомпаниями также занимаются финансисты и менеджеры, пришедшие из других сфер. У них совершенно другой менталитет, нет представления о безопасности полетов, об организации полетов. На первом месте у них стоят выгода и экономия, причем экономия примитивная: на штатном расписании пилотов, которых сейчас не хватает, которых эксплуатируют насмерть — они летают усталые. А что такое усталый пилот? Это уже не профессионал.

Экономят и на оборудовании. Оборудование, на котором работали диспетчеры, — устаревшее, недоукомплектованное. Экономят на современных средствах обеспечения полетов. Вот в этом все безобразие.

Почему так делают? Потому что никто ни за что не отвечает. А козлами отпущения за чужие грехи, стрелочниками назначают таких ребят, которые сейчас арестованы.

Фото: «Открытая Россия»

Мы хотим, чтобы нас услышал Путин. Он человек, который берет на себя мужество принимать решения за всю страну. Мы привыкли принимать решения, и мы знаем цену тем, кто такие решения принимает. У нас каждый полет — я говорю вам как пилот — это сплошное принятие решений, цена которым — жизнь, в том числе и собственная. Хотелось бы, чтобы он выслушал нас, но вокруг него роятся чиновники и некоторые руководители авиакомпаний, которые нагло и беспардонно вводят его в заблуждение. Он не знает истинного положения. Мы хотели бы, чтобы он нас услышал, но пока у нас это не получается. Может быть, нам поможет пресса — потому что с глазу на глаз легко объяснить, что дважды два — четыре, что нельзя экономить на безопасности. Авиация — это зона повышенного риска, где от пропасти надо быть очень далеко, потому что большие скорости, большая инерция; это не автомобильное движение, где можно легко при необходимости перестроиться из одного ряда в другой или остановиться, тут такого не получится, тут очень быстро происходит переход угрозы в катастрофу. Но нас не понимают — вот в чем проблема.

util