9 Ноября 2014, 10:32

Великая ноябрьская революция

25 лет назад пала Берлинская стена — символ Холодной войны и разделенной на два военно-политических блока Европы

9 ноября 1989 года гражданам ГДР был открыт свободный доступ в Западный Берлин. Таким образом, этот день действительно является днем политического падения Берлинской стены, хотя физически стена просуществовала еще несколько месяцев — ее планомерный демонтаж начался лишь летом 1990 года, а последние пограничные сооружения в Берлине ликвидировали и вовсе через два года.

Но именно вечером 9 ноября 1989 года, когда тысячи жителей ГДР, тесня деморализованных пограничников, устремились через контрольно-пропускные пункты на Запад, мир окончательно понял: пришел конец не только стене, простоявшей 28 лет, пришел конец всему восточному блоку.

Вопреки распространенному мнению, инициатором сооружения в 1961 году Берлинской стены был вовсе не СССР. Москва, напротив, в 60-х годах была заинтересована в сохранении статус-кво в Берлине. По мнению американского журналиста, исследователя истории ГДР Джона Келера, советский генсек Никита Хрущев рассматривал Берлин как геостратегическую ахиллесову пяту западной системы безопасности и даже как своеобразный европейский Гонконг — экономический, торговый мост между Востоком и Западом.

Однако руководству ГДР было не до высоких геостратегических материй: страна ежегодно теряла тысячи высококвалифицированных специалистов, бежавших через Западный Берлин из «первого немецкого государства рабочих и крестьян». В конце концов, лидер ГДР Вальтер Ульбрихт убедил «советских товарищей» в необходимости изоляции Восточной Германии от Западного Берлина и Кремль санкционировал возведение стены.

Пропаганда СССР, ГДР и других стран «народной демократии», объясняя возведение стены (официально именовавшейся «Антифашистский защитный вал»), говорила, разумеется, не о пресечении эмиграции, а о борьбе с подрывной деятельностью неофашистов, реваншистов, провокаторов и прочей агентуры империалистических спецслужб.

Формально термин «Берлинская стена» не вполне корректен, так как стен было две. Стены были выстроены параллельно друг другу, а на территории между ними, составлявшей примерно полторы сотни метров в ширину («полоса смерти»), находились контрольно-следовая полоса, колючая проволока, вышки, собаки, противотанковые ежи. В 1961-1989 годах при попытках преодолеть Берлинскую стену от пуль восточногерманских пограничников погибли, по разным данным, от 125 до 645 человек.

Фото: wikimedia.org

Страной, нанесшей в 1989 году первый чувствительный удар по разделенному статусу немецкой нации, стала не ФРГ, не США и даже не горбачевский СССР, а Венгрия.

Именно Венгрия, вступившая на путь демократических преобразований, стала одной из первых стран Восточного блока, открывшей летом 1989 года свои западные границы. Узнав об этом, сотни граждан ГДР, находившихся в Венгрии на отдыхе, решили не возвращаться на родину (где никаких политических перемен не предвиделось), а тут же уехали через Австрию в ФРГ. Следом в августе через пока еще социалистическую Чехословакию тысячи «осси» на своих «Трабантах» устремились на Запад, по маршруту Венгрия-Австрия-ФРГ. Глава ГДР Эрих Хоннекер потребовал от чехов не пускать разбегающихся подданных к капиталистам. Но попытки пальцами затыкать дырки в раскаленном паровом котле только усугубляли ситуацию.

Осенью в Восточной Германии начались массовые выступления с требованием немедленных и радикальных перемен, складывалась революционная ситуация. Михаил Горбачев, прибывший в агонизирующую ГДР с официальным визитом в честь 40-летия основания республики, недвусмысленно дал понять правительству страны, что «жизнь его накажет, если оно будет опаздывать».

Эриха Хоннекера жизнь действительно наказала — в октябре 1989 года он был отправлен в отставку со всех партийных и государственных постов, и новое руководство начало неуклюже пытаться при помощи уступок протестному движению хоть как-то нормализовать ситуацию.

Именно неуклюжестью находившегося в перманентном стрессе режима и объясняются события 9 ноября.

6 ноября в восточногерманской прессе был опубликован проект нового закона о свободе передвижения. Согласно документу, жители ГДР могли покидать страну, если «не было причин, препятствующих этому». Разумеется, «препятствующими причинами» в тоталитарном государстве могло стать все что угодно, и законопроект вызвал лишь новую волну акций протеста.

9 ноября состоялось заседание ЦК правящей партии СЕПГ, на котором было решено, что заявки на частные поездки на Запад теперь могут быть поданы гражданами ГДР без особых оснований и без приглашений от родственников (как это было раньше). Оговаривалось, что разрешения на выезд должны выдаваться в кратчайшие сроки. Новые правила должны были быть утверждены 10 ноября, а вечером 9-го на пресс-конференции член политбюро Гюнтер Шабовски должен был рассказать об этих правилах.

Однако Шабовски, недавно вернувшийся из отпуска, на заседании Политбюро не присутствовал и был сильно «не в теме». Чиновник не знал ни деталей законопроекта, ни замечаний Министерства юстиции — ему просто вручили стопку бумаг перед пресс-конференцией. Шабовски, сбиваясь и путаясь в шпаргалках, пытался объяснить журналистам смысл новых правил пересечения границы. По его словам получалось, что теперь житель ГДР может покидать страну через любой КПП на границе. Журналисты спросили: «Когда эти правила вступают в силу?» и Шабовски опять уткнулся в бумаги. Увидев вверху одного из листов приписанное слово «немедленно» (речь на самом деле шла о немедленном уведомлении спецслужб о поездке), чиновник сказал: «Насколько мне известно..., немедленно, новые нормы вступают в силу безотлагательно».

«И в Берлине тоже?» — уточнили шокированные представители прессы. Шабовски заявил, что и в Берлине тоже.

Пресс-конференцию показывали по телевидению. Тысячи берлинцев устремились к стене, начали кричать пограничникам, чтобы те немедленно открыли доступ через границу. Поскольку пограничники, по понятным причинам, не получили инструкций о новом порядке пересечения границы, ситуация могла обернуться кровопролитием. Однако постепенно под давлением толпы они начали поднимать шлагбаумы один за другим. В начале десятого вечера КПП были заполнены народом, и горожане из обеих частей Берлина принялись, раздавая пограничникам цветы, залезать на стену.

Фото: wikimedia.org

В течение нескольких последующих дней Западный Берлин посетило более трех миллионов человек. Но это были уже не эмигранты — люди, побывав на Западе, возвращались домой, так как понимали, что фактически уже стали жителями единой страны.

А через несколько недель коммунистическое правительство ГДР уйдет в отставку. Германия официально объединится в октябре 1990 года.
util