11 Ноября 2014, 15:39

Может ли следствие скрывать обстоятельства смерти гражданина от его родственников?

Фото: Михаил Мордасов / AFP

Конституционный суд запретил следствию скрывать от родственников обстоятельства смерти их близких.

Поводом для проверки конституционности статей 21 («допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне») и 21 (1) («особый порядок допуска к государственной тайне») закона «О гостайне» стала жалоба Олега Лаптева, брат которого был найден повешенным в ИВС Йошкар-Олы в конце 2012 года. Следствие неоднократно отказывало в возбуждении уголовного дела по факту смерти Сергея Лаптева, суды этот отказ неоднократно признавали незаконным. В итоге следственное управление СК по республике Марий Эл постановило отказать Олегу Лаптеву в возбуждении дела. Копию постановления об отказе в возбуждении дела Лаптеву также не отправили, поскольку документ якобы содержал государственную тайну.

КС пришел к выводу, что адвокаты и близкие родственники погибшего имеют полное право знакомиться с материалами, на основании которых было принято решение об отказе в возбуждении дела. Следить же за тем, чтобы эти материалы не противоречили требованиям защиты государственной тайны, должны «уполномоченные должностные лица». В их задачи входит и поиск компромисса требованиями защиты гостайны и гарантиями прав близких родственников погибшего и его адвоката. То есть в материалах проверки сообщения о преступлении должны содержаться только сведения «о наличии или отсутствии признаков преступления и о других юридически значимых фактах», необходимые для принятия процессуального решения.

"Сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, а также о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию, —


отмечается в постановлении КС. — Лицо, по факту смерти близкого родственника которого проводилась доследственная проверка, и адвокат, являющийся его представителем, в случае отказа в ознакомлении с материалами проверки сообщения о преступлении со ссылкой на наличие в них сведений, относящихся к государственной тайне, вправе добиваться принятия всех возможных мер для устранения этого препятствия и получения доступа к тем сведениям, которые свидетельствуют о наличии либо отсутствии преступления... даже если принятие таких мер потребует со стороны должностных лиц и органов, осуществляющих доследственную проверку, дополнительных усилий«.

Сопредседатель марийской общественной организации «Человек и закон» Сергей Подузов, представлявший интересы брата погибшего, рассказал Открытой России о деле Лаптева:

«История с Лаптевым произошла в 2012 году, в канун новогодних праздников. Сам господин Лаптев на тот момент был сотрудником МВД и своими же коллегами был задержан по подозрению в совершении преступления. Лаптев был водворен в ИВС Йошкар-Олы и, находясь в ИВС, был обнаружен повешенным. На тот момент ОНК Марий Эл проводила проверку по факту смерти в ИВС и пришла к выводу, что в процессе задержания был нарушен порядок задержания Лаптева (по сути — нарушение статьи 5 Европейской конвенции). По второй статье (право на жизнь) мы исходили из того, что государство должно было провести эффективное расследование факта смерти человека в ИВС. Мы смотрели дело только с позволения представителя, который являлся его братом. Но, как известно, по фактам расследование было засекречено. Родственниками была подготовлена жалоба в Европейский Суд по правам человека и в КС. Европейский Суд недавно коммуницировал сообщение и направил РФ вопросы по расследованию факта смерти Лаптева. Сейчас и КС уже высказался, что органы предварительного следствия нарушают права человека.

Интересен тот факт, что КС именно после того, как по делу были направлены вопросы правительству, принял решение, что нарушение было. Сейчас нужно понимать, что государство для того, чтобы не проиграть дело в ЕСПЧ, должно провести эффективное расследование».

util