11 Ноября 2014, 19:10

Vice: в Крым потянулись smotryashchye из России

Фото: Елена Самойленко / AFP

Специалист по оргпреступности бывшего СССР Марк Галеотти  о том, что присоединение Крыма к России дает Севастополю шанс стать крупнейшим центром международной контрабанды, наркотрафика и работорговли

В то время, как «маленькие зеленые человечки» Путина занимались возвращением Крыма в марте, я общался с полицейскими и гангстерами в Москве. Все они воспринимали происходящее как хорошую возможность для бизнеса — как шанс для российских банд приобрести новые сферы влияния, создать новые альянсы и открыть новые маршруты для контрабанды.

Уже давно очевидно, что конфликт на Украине влияет не только на местный, но и на глобальный преступный мир. Как сказал мне один аналитик из Интерпола, «происходящее на Украине имеет значение для криминала от Боготы до Пекина».

С самого начала событий на Украине преступность, особенно организованная преступность, находилась в их центре. Многие из сильных и неплохо вооруженных «волонтеров самообороны», вышедших на улицы бок о бок с «неофициально российскими» военными, оказались местными бандитами, а правящая там элита имеет близкие и долгие отношения с организованной преступностью. Более того, на востоке Украины криминальные элементы служили в местном ополчении и даже продвигались до командирских званий, в то время как полиция, чья коррумпированность давно известна, работает вместе с ними.

Теперь ситуация на Украине начинает воздействовать на преступный мир всей планеты.

Когда еще только предполагалось, что Крым и восток Украины могут плотнее интегрироваться в российские криминальные сети, ситуация уже выглядела так, что украинские гангстеры развивают свое извращенное сотрудничество с российскими коллегами, пока Киев борется с поддерживаемыми Москвой волнениями.

Когда же Кремль обеспечил свежеаннексированный Крым новой администрацией, крупные московские криминальные структуры отправили туда своих smotryashchye — своего рода послов и представителей — чтобы наладить связь с местными бандами. Отчасти они были заинтересованы в возможностях для мошенничества и хищений, связанных с серьезным притоком федеральных средств на развитие (около $4,5 млрд) и с недавно анонсированным строительством казино неподалеку от Ялты. Кроме того, они искали путей для контрабанды через Черное море и возможности превратить порт Севастополя в ее новый центр.

Прибежищем черноморских контрабандистов все это время был украинский порт Одесса. Через него проходил афганский героин, чтобы потом через Россию, Румынию и Болгарию отправиться в Западную Европу, краденые автомобили отправлялись из Турции на север, а контрафактные Калашниковы — в Средиземноморье. Там же пролегал маршрут трафика молдавских женщин на средний Восток. Весь ассортимент уголовных товаров проходил через Одесский морской торговый порт; задействовались и дополнительные возможности в виде Ильичевска и южных портов. Канал действовал в обоих направлениях — внутрь шел поток таких незаконных товаров, как латиноамериканский кокаин (в том числе для переправки в Россию и центральную Европу), ввозили женщин из Африки, а в зону военного конфликта направлялось оружие.

Криминальные авторитеты Одессы, имея приятельские отношения с высшими эшелонами власти, выигрывали от этой торговли, получая своего рода «налог» за то, что их порты стали узлами мировой криминальной экономики. Но внезапно они столкнулись с потенциальной конкуренцией со стороны Севастополя. Хоть крымский порт сейчас закрыт, но он обладает большим количеством потенциальных преимуществ. Большая часть криминального бизнеса в Одессе ведется напрямую либо опосредованно от имени российских структур, и если они захотят вывести свой бизнес, то город может потерять около трети идущей через него контрабанды. Российский Черноморский флот базируется в Севастополе, а военные конвои — они освобождаются от регулярных полицейских и таможенных проверок — обеспечивают дешевый и безопасный путь для перевозки нелегальных товаров. Кроме того, связи между гангстерами и местными политическими лидерами примерно одинаково тесные как в Крыму, так и в Одессе. Так что если криминальные круги Севастополя смогут организовать надежные маршруты движения судов и будут готовы состязаться с Одессой или даже потеснить ее в этом смысле, то мы вскоре можем столкнуться с серьезной перестройкой местной системы контрабанды.

Vice, «Как вторжение в Украину перетряхивает международный криминал», 7 ноября

Автор — криминолог, профессор Нью-Йоркского университета. С 1980-х годов изучает организованную преступность СССР, постсоветской России и стран СНГ. Автор работ «Политика и безопасность в современной России», «Российская и советская организованная преступность» и «Глобальная преступность сегодня».

util