12 Ноября 2014, 14:46

Евгения Чирикова: «Все-таки это учреждение называется МЧС России, а не МЧС Донбасса»

Фото: Митя Алешковский / AP

Эколог Евгения Чирикова напоминает о цене молчания, которое власти в России по традиции хранят в любой чрезвычайной ситуации от Чернобыля до недавнего инцидента с запахом серы над Москвой

— Казалось, что после трагедии 1986 года, когда произошла авария на Чернобыльской АЭС, можно было сделать какие-то выводы. Тогда власти утаили аварию, и в результате погибли люди. Те радиоактивные осадки, которые выпали на территории СССР, имели драматические последствия, в том числе и из-за того, что люди были плохо информированы или не информированы вовсе об угрозах в связи с аварией. Была вспышка онкологических заболеваний. У меня подруга всю жизнь, начиная с отрочества, болела и умерла, когда у нее был маленький ребенок.

Если бы тогда, в детстве, в 1986 году мать не выпустила ее гулять под радиоактивный дождь, может быть, человек был бы жив.

Вот какую цену может иметь неправильное поведение властей в таких ситуациях.

И сейчас я вижу такое же поведение, такое же отношение к людям. Я сама живу сейчас на севере Москвы. У нас, конечно, не было такой плотной газовой завесы, как на юге и юго-востоке, но запах чувствовался все же очень сильно. Люди выходили с детьми на улицы, я к ним подходила, разговаривала — люди действительно ничего не знали, не представляли, как себя вести. Почему нельзя было поступить по-человечески, предупредить людей?

МЧС вело себя на изумление непрофессионально. С 10 утра до пяти вечера в МЧС просто молчали, они даже комментарий дать не могли. А в их задачу входит оповещение города о том, что надо делать. О возможных последствиях того, что в несколько раз была превышена предельно допустимая концентрация по сероводороду, мы просто не знаем. Что там еще выбросили в атмосферу, кроме сероводорода, мы тоже не знаем. Как это отразится на здоровье людей через несколько дней, недель, месяцев? Мы этого не знаем. Но последствия могут быть самые неприятные.

Сейчас МЧС занимается помощью Донбассу. Это, конечно, прелестно, но все-таки это учреждение называется МЧС России, а не МЧС Донбасса. Почему они не помогают собственному населению, на налоги которого существуют?

Я вижу, что на техногенные катастрофы, которые происходят все чаще, государство умеет отвечать только посадками каких-нибудь стрелочников: никаких серьезных выводов не делается.

util