16 Ноября 2014, 10:00

Партнер Hermitage Capital Иван Черкасов: «Их алиби простое и омерзительное»

Дело Магнитского как репетиция большой лжи времен Крыма и Новороссии

Пять лет назад в муках ушел из жизни Сергей Магнитский. Точнее, жизнь его была насильно отобрана у него, а смерть его — предвосхитила окутавший Россию сумрак.

Пять лет для истории — ничтожно мало. Еще ничего не предрешено, а все те, кто приложил руку к гибели Сергея и успел вздохнуть с облегчением, сильно ошибаются. Всем будет воздано по заслугам.

Но для отдельного человека пять лет — это очень много. Все, кто знал Сергея, привыкают жить с вечной болью, и эту боль не излечит время.

За пять лет в деле Сергея Магнитского в России так и не удалось добиться справедливости. Объясняется это беспросветным, неограниченным мракобесием и барским цинизмом власти и холопским страхом и безразличием «молчаливо-послушного большинства» общества.

Исполняя свой профессиональный долг, Сергей Магнитский стал невольным свидетелем того, как формируется российская «черная касса». Благодаря ему сегодня не только в общих чертах, но и в определенных деталях известен механизм хищения коррупционерами налоговых поступлений в казну. Он первым приоткрыл завесу над тайной «второй жизнью» российской налоговой системы, которая фактически многие годы является альтернативным теневым распределительным центром, через который в финансовые сосуды поступает криминальная наличность.

Сергей первым доказал, что в эпоху криминального постмодерна деньги в России воруются налоговиками при помощи криминала и правоохранительных органов и под контролем российских спецслужб.

Теперь мы знаем, что то, что расследовал Сергей, было лишь каплей в океане криминального оборота выкачанных из бюджета путем мошеннического возврата налоговых отчислений. Но и этой капли хватило, чтобы его убить.

Магнитский погиб, потому что оказался на линии огня и не захотел укрыться в окопе. Наоборот, он поднялся в полный рост над бруствером, противопоставив себя коррумпированному сверху донизу государству. Его расстреливали сразу с двух сторон: и власть, которая мстила ему за то, что он оказался не на той стороне баррикад, и находящийся у этой власти на субподряде криминал — из страха перед разоблачением.

До сих пор в деле Магнитского присутствует эта гидра о двух головах. С одной стороны, его пытки и смерть были политически мотивированы и санкционированы властью, доказательством чего служит абсолютная безнаказанность всех тех, кто имел хоть какое-то отношение к воровству денег из бюджета и к его гибели. С другой стороны, Магнитского травила банда «черных воротничков», состоящая из псевдобанкиров, лже-адвокатов и просто рейдеров и гангстеров, работающих на подхвате у спецслужб и опасающихся, что высокопоставленные покровители могут в любой момент выбросить их, заменив на других.

Вот уже пять лет сообщество преступников трудится над созданием собственного алиби, ежедневно теребит репрессивную машину, чтобы она ни на секунду не отвлекалась на какие-то другие цели и не оставила их один на один с неизбежным разоблачением.

Их алиби простое и омерзительное — в своем преступлении они пытаются обвинить самого Сергея Магнитского.

Несколько лет эти криминально-следственные фантазии пылились на полках. Общество еще не было достаточно психически «подготовлено», чтобы можно было безнаказанно демонстрировать столь грубо сфабрикованную фальшивку.

Ведь заявление о преступлении, в основание которого легли факты, расследованные Сергеем Магнитским, оказалось на столе заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Виктора Гриня за три недели до того, как само преступление было совершено, и 5,4 миллиарда рублей были похищены из российского бюджета. В этом заявлении было сказано, что три компании (которые были крупнейшими налогоплательщиками в России) были похищены у их владельцев и перерегистрированы на уголовников сразу после того, как сотрудники МВД провели обыски в офисе, где работал Сергей Магнитский, что вслед за тем к этим компаниям были предъявлены иски о взыскании многомиллиардных несуществующих долгов, что в подтверждение своих исков были представлены фальшивые документы, но суды, тем не менее, вынесли решения без рассмотрения дела по существу на основании этих фальшивок. Именно эти сфабрикованные судебные решения были использованы впоследствии для возврата налога на прибыль. У государства была уйма времени и миллион поводов предотвратить хищение налогов и посадить всех причастных к нему лиц за решетку, но оно предпочло помочь им украсть деньги.

Это факт, который можно проверить, посмотрев на материал прохождения заявления в Генеральной прокуратуре РФ:

Здесь зафиксирована дата поступления к прокурору Виктору Гриню указанного заявления — 5 декабря 2007 года в 13:29, то есть за 16 и 19 дней до одобрения московскими налоговыми инспекциями № 25 и № 28 незаконного возврата из российской казны ранее уплаченных налогов в общей сумме 5,4 млрд рублей.

Вот уж, действительно — нет предела цинизму.

Получается, что у прокурора Виктора Гриня не может быть алиби. Либо он является «карбонарием», тайным сообщником Магнитского, получившим от Hermitage сообщение о преступлении, но сознательно не давшим ему хода, чтобы Магнитский сумел-таки исполнить свой замысел. Либо он все-таки покрывал тех, кого Магнитский считал причастными к преступлению, будучи заинтересованным в том, чтобы заявлению Hermitage не был дан ход, так как преступникам было нужно время для того, чтобы закончить преступление и украсть-таки деньги.

Еще год назад общество обладало здравым смыслом и могло рассуждать логически, поэтому версия о том, что Магнитский украл деньги, предварительно сымитировав расследование, могла существовать только как документ для внутреннего потребления сотрудников российских спецслужб и как иллюстративный материал для справок, направляемых ими в Кремль.

Но сейчас другие времена. После Крыма, Новороссии и пропагандистской истерии российское «большинство» оказалось подготовлено ко всему, и здравый смысл перестал быть помехой.

Ложь в деле Магнитского была первой «большой ложью» режима. Когда дело Магнитского было впервые сфабриковано в Генеральной прокуратуре и МВД, ее еще стеснялись.

Но постепенно власть и кураторы общественного сознания освоились. Сначала власти не нашли преступления в гибели Магнитского, потом его посмертно — впервые в российской истории — осудили за никогда не совершенное им преступление, и теперь его готовы объявить главным расхитителем российского бюджета. Теперь ложью уже гордятся — вот тот рубеж, которого Россия достигла спустя пять лет после гибели Магнитского.

Но пройдет и это. Имя Сергея Магнитского обязательно будет среди имен великих людей России, а палачей его ждет суд.

Иван Черкасов — партнер инвестиционной компании Hermitage Capital. В настоящее время живет в Великобритании: в России он объявлен в розыск и заочно арестован.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Интервью с Натальей Магнитской  матерью Сергея Магнитского.

Расследование Зои Световой о гибели Сергея Магнитского.

Наталья Пелевина, сопредседатель Партии 5 декабря, — о том, как принимался акт Магнитского в Конгрессе США.

util