18 Ноября 2014, 13:02

Адвокат о деле Анны Шароградской: «Силовики пытаются оправдать свои брутальные действия»

Анна Шароградская. Фото: Павел Маркин / Facebook

На директора Института региональной прессы Анну Шароградскую грозятся завести дело по «экстремистским» статьям. Адвокат Шароградской Иван Павлов рассказал, как силовые ведомства уже пять месяцев передают друг другу ее флешки, пытаясь найти на них экстремизм

— Уже несколько месяцев происходит переброска этого дела из одного ведомства в другое и ни одно из этих ведомств не может принять решение, не хочет брать ответственность на себя.

Что произошло? По ориентировке ФСБ таможня задержала в июне в аэропорту Пулково Анну Шароградскую — она летела в США читать лекцию студентам Летней школы журналистики. У нее изъяли все носители информации. Якобы, по информации ФСБ, которая поступила в таможню, Шароградская при пересечении границы могла вывозить сведения, подпадающие под ограничение экспортного контроля. Под ограничение экспортного контроля подпадают данные о «продукции двойного назначения» и прочей конфиденциальной информации; это не гостайна, но нечто родственное гостайне.

Таможня изъяла эти материалы, передала в оперативный отдел. Оперативный отдел изъятые материалы просмотрел, никаких сведений, подпадающих под экспортный контроль, не нашел. Были изъяты ноутбук, планшет, 11 флешек, и нигде на этих носителях ничего, что входило бы в компетенцию таможни, найдено не было.

Но если не нашли одно, значит, нужно искать другое. Стали «пробивать» всю имеющуюся на изъятых носителях информацию на предмет экстремизма. Они заявили, что нашли около ста «экстремистских» текстов, содержащих словосочетания «методы терактов», «государственный переворот» и т.п. Эти материалы были собраны Шароградской из прессы для использования на семинарах по журналистской этике. После этого таможня передала эти материалы в линейный отдел полиции при аэропорте Пулково. Линейный отдел, понимая, что экстремизм не входит в его компетенцию, начал судорожно искать, кому эти материалы передать дальше. Они передали материалы в прокуратуру, для определения дальнейшей судьбы этого дела.

И вот таких передач за пять месяцев существования этого дела было пять. Полиция передавала в прокуратуру, прокуратура передавала обратно: «проведите еще какую-нибудь проверку».

При этом никто не даже не мог сформулировать обвинение. И в пятницу линейный отдел заявил, что хочет передать материалы дела в ФСБ, чтобы там решили вопрос по наличию признаков состава преступления по статьям 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности») и 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»).

Но как хранение материалов на своем компьютере может подпасть под «публичные призывы» и «возбуждение ненависти» — непонятно. Но практика показывает, что если очень хочется, то государственные органы с достаточной фантазией подходят к таким задачам.

Пока что официально обвинений Шароградской не предъявили, и неизвестно, передал ли линейный отдел в ФСБ изъятые у нее материалы, как он намеревался это сделать. Неизвестно, что ФСБ захочет с этими материалами сделать — может быть, передаст обратно в линейный отдел аэропорта Пулково. Идет межведомственный «футбол», ни одно ведомство не решается брать на себя ответственность и стремится передать материалы проверки какому-нибудь другому ведомству.

При этом никто не хочет и брать на себя ответственность поставить точку в этой истории. Слишком много уже ресурсов подтянуто.

Уполномоченный по правам человека интересовался этой историей, писал какие-то запросы, ему отвечали, что «все законно», «все обоснованно», «правильно сделали, что изъяли». Поэтому силовики спасают «честь мундира», и пытаются хоть чем-то, хоть как-то оправдать свои брутальные действия к уже немолодому человеку. Анне Аркадьевне больше семидесяти лет, ее держали на границе, в таможенной зоне, больше пяти часов, изъяли все документы, сорвали ей поездку, не допустили к ней адвоката. Адвокат же был нужен хотя бы, чтобы человек себя комфортнее чувствовал, чтобы объяснить права и быть просто рядом. «Нет, все законно», «адвокат не положен», у адвоката якобы не было заграничного паспорта и билета для прохода в таможенную зону. А если у человека проблемы со здоровьем? Они бы у скорой помощи тоже потребовали загранпаспорт и билет для прохода в таможенную зону?

Посмотрим, что будет дальше. Все очень непрозрачно, непонятно, что в итоге они собираются вменять. В любой момент они могут заявить, что нашли в изъятых файлах нарушение какого-нибудь авторского права, какой-нибудь скачанный из интернета фильм, не дай бог, Никиты Михалкова.


UPD 19 ноября, 20:50

С заявлением в поддержку Анны Шароградской выступил Координационный совет Гражданского форума ЕС — Россия.

«Мы требуем соблюдения законности по жалобе Анны Шароградской по факту проверки в аэропорту Пулково. Мы убеждены, что предполагаемые обвинения в ее причастности к экстремистской деятельности не имеют под собой никаких юридических оснований, и настаиваем на их снятии. Мы требуем обеспечения защиты и безопасности Анны Шароградской от поступающих в ее адрес угроз, тщательного и полноценного расследования данных фактов и наказания виновных. Мы призываем обеспечить благоприятные условия для работы Института региональной прессы и снятия с организации всех обвинений в нарушении административного законодательства, касающихся деятельности „иностранных агентов“. Координационный совет Гражданского форума ЕС-Россия выражает солидарность и поддержку Анне Шароградской и Институту региональной прессы», — говорится в тексте заявления.

util