18 Ноября 2014, 17:22

Агенты в поисках выхода

Фото: Кирилл Кудрявцев / AFP

Правозащитники Григорий Мельконьянц («Голос») и Александр Черкасов («Мемориал») объясняют, стоит ли радоваться поручению, которое Владимир Путин дал Минюсту: разработать процедуру исключения НКО из реестра «иностранных агентов»

Григорий Мельконьянц, председатель совета Движения в защиту прав избирателей «Голос»:

Это хороший сигнал, что воз сдвинется с места — потому что некоммерческие организации сломали уже много копий о нежелание Минюста исключать НКО из реестра иностранных агентов.

В частности, именно это происходит с ассоциацией «Голос»: несмотря на то, что уже судом установлено, что мы были незаконно включены в реестр иностранных агентов, Минюст продолжает упираться и держит «Голос» в этом реестре. Однако ситуация с ассоциацией уникальна, поскольку ее не только надо исключить из реестра, но и отменить само распоряжение ее туда внести.

Если же говорить в общем: сейчас все организации, которые так или иначе либо перестали получать иностранные деньги, либо перестали заниматься политической деятельностью, находятся в подвешенном состоянии. Такая проблема существует.

Григорий Мельконьянц. Фото: сообщество «Вернем выборы мэра» / Facebook

При этом министерство юстиции уже предложило свою формулу исключения НКО из реестра и, насколько мне известно, даже подготовило законопроект. Согласно инициативе ведомства, организация должна минимум год не получать иностранного финансирования — и тогда, после проверки Минюстом, эта НКО может быть исключена из реестра.

На мой взгляд, тут есть подводные камни, связанные с этим периодом длиною в год. Я считаю, что это неправильно, чтобы НКО еще год продолжала находиться в реестре — получается, что организация переходит на российское финансирование, функционирует на эти деньги и при этом продолжает оставаться «иностранным агентом». Это неприемлемо. Я считаю, что НКО надо исключать из реестра сразу же, как только зарубежные средства были израсходованы, и она начинает осуществлять свою деятельность на российские средства или без средств.

Процедура исключения из реестра должна быть предложена не сколько министерством юстиции, но прежде всего самим правозащитным сообществом и некоммерческими организациями (может быть, с участием прессы): они сами должны сформулировать алгоритм и критерии, по которым необходимо исключать НКО из реестра. Хочется, чтобы это была общественная дискуссия, а не шло от чиновников, и чтобы Государственная дума и законодатели прислушались все-таки к мнению тех, кого это непосредственно касается.

Поручение президента о разработке процедуры исключения из реестра иностранных агентов необходимо выполнить как можно скорее. Нахождение организации в этом реестре накладывает большое количество обязательств и мешает деятельности. Например, нахождение «Голос» в реестре прямым образом отразилось на уставной деятельности организации, и даже на работе СМИ, которые были учреждены ассоциацией «Голос» — корреспондентов газеты «Гражданский голос» избирательные комиссии не пускали на избирательные участки на основании того, что ассоциация находится в реестре. Это незаконно.

Президент неоднократно заявлял, что ограничений деятельности «иностранных агентов» не будет — такие НКО просто находятся в реестре, создают отчетность, по желанию получают зарубежное финансирование и проблем в их работе быть не должно. Но мы видим, что нахождение в реестре прямым образом препятствует деятельности, и каждый день пребывания в этом статусе пагубно влияет на работу НКО. Поэтому поручение президента должно быть как можно скорее реализовано.

Александр Черкасов, председатель совета Правозащитного центра «Мемориал»:

В принципе, принятие поправки, прописывающей процедуру исключения организации из реестра Минюста — это все равно работа внутри самого закона об «иностранных агентах» и не касается сути явления. Сами определения того, кто есть чей агент, что такое политическая деятельность — мягко говоря, неверны. В «агенты» у нас можно записать любую организацию, которая делает мало-мальски артикулированные высказывания.

Александр Черкасов. Фото: Андрей Блинушов / Facebook


Дело в том, что «агентами» считают всех, кто получает иностранное финансирование, и это происходит без исследования того, на самом ли деле организация распространяет какие-то чужие решения, либо действует как самоуправляемая общественная организация. Это так называемое объективное вменение: если ты получаешь у кого-то деньги, значит, ты на него работаешь — то же самое, что повторяет Путин: кто платит, тот заказывает музыку. Но мир устроен не так! Так мир устроен тогда, когда им управляют те, кто привык людей покупать — и это неправильно. Общественные организации сами выбирают свою музыку, которую исполняют. И никто им ее не навязывает.

Вторая обязательная составляющая «агента» — политическая деятельность, к которой сейчас можно отнести любое артикулированное высказывание на любую тему, достаточно обратиться к последнему письму госпожи Брычевой (Лариса Брычева, руководитель Государственно-правового управления администрации президента. — Открытая Россия). Поскольку невозможно четко определить и разграничить, что есть, а что нет политическая деятельность — любое актуальное высказывание можно записывать в политику. И это тоже неправильно, поскольку общеизвестно, что политическая деятельность — это участие в выборах, участие в работе политических партий.

А у нас в итоге получается так, что в «агенты» можно записать, например, организацию, которая защищает какого-нибудь несчастного дальневосточного журавля и делает по этому поводу заявления — но это же не политика! Это нормальная деятельность общественной организации — воздействовать на общество, воздействовать на власть. Как еще она может пытаться решать проблемы?

Все это касается самой сути закона об «иностранных агентах». Так что можно исправлять мелкие детали, но сам закон исправлению не подлежит.

17 ноября Владимир Путин встретился с уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой. В ходе встречи обсуждалась проблема выхода НКО, прекративших получать иностранное финансирование, из реестра иностранных агентах: на сегодняшний день такой процедуры просто не существует. По словам Памфиловой, Путин понял проблему и дал поручение Минюсту разработать соответствующие поправки в закон об НКО.

UPD 19:15 В Министерстве юстиции возникло новое структурное подразделение — отдел по делам иностранных агентов. Этот отдел входит в возглавляемый Владимиром Титовым Департамент по делам некоммерческих организаций, сообщила «Медиазона» со ссылкой на твиттер главы правозащитной организации «Агора» Павла Чикова.

util