18 Ноября 2014, 16:42

Владислав Орешкин: плавающего курса рубля не будет

Было бы интересно послушать Эльвиру Сахипзадовну сегодня в Государственной Думе. В смысле, было бы интересно послушать Эльвиру Сахипзадовну, до сих пор выступающую перед законодателями по вопросам денежно-кредитной политики, несмотря на невыполнение ЦБ основной своей задачи в этом году.

Статья 75 пункт 2 Конституции РФ гласит: «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти» и, в соответствии со статьей 3 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», целями деятельности Банка России являются защита и обеспечение устойчивости рубля.

Итак, как в 2014 году ЦБ справился с основной своей функцией:

— собственный ориентир по инфляции, установленный в прошлом году в основных направлениях денежно-кредитной политики (целевые показатели инфляции на 2014 год — 5%, на 2015 год — 4,5%, на 2016 год — 4%) будет превышен почти в 2(!) раза;

— рубль существенно обесценился по отношению к основным валютам (к доллару в 1,4 раза).

Хотя ничего удивительного в самом факте выступления г-жи Набиуллиной в сегодняшних российских реалиях нет — последний независимый (не в формально-юридическом, а в фактическом смысле этого слова — имевший и всегда отстаивавший свою точку зрения) председатель ЦБ был уволен в 2002 году и вовсе не за инфляцию.

О политике ЦБ в 2014 году: «инфляционное таргетирование» и «плавающий» курс

В прошлом году ЦБ торжественно объявил о двух важных решениях — переходе к инфляционному таргетированию и к использованию механизма плавающего курса рубля (с 2015 года).

Начнем с того, что само инфляционное таргетирование (механизм, подразумевающий прежде всего монетарные методы воздействия на инфляционные процессы c активным использованием процентных ставок, который, по сути, эффективно применяется сейчас только в развитых диверсифицированных экономиках) в текущих российских условиях практически невозможно, что собственно и подтвердил 2014 год. Почему?

1. Cильная зависимость от внешних факторов — с одной стороны, высокая степень открытости экономики (соотношение экспортно-импортных операций и ВВП), с другой — фактически монопродуктовая структура экспорта и высокая доля жизненно-необходимых товаров в структуре импорта.

2. Сам механизм формирования денежного предложения в России (как ЦБ печатает деньги) по сути, стабилен с начала 90-х годов. ЦБ так и не смог сформировать механизм управления денежным предложением через процентные ставки. Основным фактором расширения денежного предложения является не потенциальный спрос на деньги, а сильный платежный баланс.

Проще говоря, при высокой цене на нефть, ЦБ не допускает укрепления рубля, скупая валюту и увеличивает предложение денег в экономике. В ситуации 2014 года — происходило по сути сжатие денежного предложения (реального) из-за продажи резервов ЦБ на рынке.

3. Государственно-монополистическое положение энергетического сектора внутри страны. Здесь речь идет, прежде всего, об установлении тарифов естественных монополий.

Так что, никакого инфляционного таргетирования в 2015 году опять не будет.

По поводу плавающего курса. Забудьте, его также не будет.

С одной стороны, если рубль начнет дальше резко обесцениваться, ЦБ выйдет (или его попросят выйти — неважно), как он уже и заявил, с интервенциями. С другой, как только рубль начнет опять укрепляться, единственное российское лобби — экспортное — мгновенно заставит ЦБ покупать валюту и не допустить укрепления рубля, как уже не раз было на протяжении последних 20 лет. Да и бюджету выгоден слабый рубль для увеличения номинальных доходов.

—Что случилось с вашей инфляцией в 2014 году?

— Она выросла.

По сути Эльвира Сахипзадовна ничего нового по сравнению с ее выступлением 25 сентября 2014 на заседании правительства, которое было посвящено обсуждению основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики в 2015–2017 годах, сказать сегодня не могла.

Инфляция, по ее мнению, существенно ускорилась в 2014 году под воздействием в основном внешних и непредвиденных факторов, что, собственно, и не позволило уложиться в целевой ориентир.

Правда, сложно понять, кто такие непредвиденные факторы. Большинство факторов прямо сгенерированы российской властью, даже внешний фактор — падение цены на нефть — получил ускорение по мере активизации российских действий по отношению к соседней стране. К непредвиденным можно отнести разве что сбитый «Боинг».

При этом, например, разве ЦБ, как независимый орган, ответственный за ценовую стабильность, выступил против введения так называемых «российских антисанкций» («назло бабушке отморожу уши»), которые при текущей структуре импорта и внутреннего потребления прямо вели к разгону инфляции?

Единственный смысл антисанкций оказался просто в ограничении импорта, поскольку политический эффект они и не могли иметь по сути: да, несколько пострадали отдельные отрасли в отдельных странах Европы, но, в целом, европейский потребитель (большинство избирателей) даже несколько выиграл за счет снижения цен на эти товары на внутреннем рынке из-за избыточного предложения.

Что нас ждет в 2015 году с точки зрения денежно-кредитной политики, инфляции и курса рубля.

Реакция российских властей, прежде всего ЦБ, в 2014 году как под копирку повторяет вторую половину 2008 года. Продажа резервов, повышение процентных ставок, потом «плановая» девальвация — всплеск инфляции, отток капитала и обесценение рубля.

Правда, дальше российскую экономику, как и в целом глобальную, спас (или «спас» — в зависимости от того, как вы оцениваете долгосрочные эффекты такой политики) от падения в пропасть Федрезерв США, приступив к количественному смягчению — расширению денежного предложения.

Цены на энергоносители пошли вверх, Россия, которая тогда рассматривалась глобальными инвесторами в качестве полноправной участницы мировой экономики, получила свою долю иностранных капиталов, а руководство ЦБ РФ — грамоты и медали.

Кто будет спасать российскую экономику в первой половине 2015 года и далее?

За основной, наиболее вероятный вариант ЦБ принимает некоторое повышение цен на нефть по сравнению с сегодняшним уровнем — до уровня выше $90 за баррель — и возможную отмену санкций в отношении РФ в 2017 году.

Здесь можно поспорить только с уровнем цены на нефть, поскольку фактор санкций является исключительно рукотворным со стороны российских властей.

И если уж ЦБ считает, что санкции отменят не раньше 2017 года, мы будем считать, что в 2015 году их не отменят точно.

Инфляция так и останется на протяжении 2015 года слабо контролируемой ЦБ, преимущественно зависимой от немонетарных факторов. Среднегодовой ее показатель достигнет пика в январе 2015 года, даже по официальной оценке, это будет около 10% годовых. Далее, если ЦБ продолжит так называемое противодействие спекуляциям на валютном рынке (а по сути — курс на сокращение денежного предложения) инфляционный фактор несколько ослабнет, но стагфляция и падение реальных располагаемых доходов населения неизбежны.

Чтобы понять, что будет с рублем дальше, надо смотреть, прежде всего, на внешние факторы:

— цена на энергоносители (к слову говоря, мощное ценовое движение на рынке нефти в июле-ноябре текущего года, возможно, подошло к концу, и в ближайшее время мы увидим коррекцию и чуть более крепкий рубль);

— динамика других развивающихся рынков, которые находятся под ударом с сентября 2014 года, в связи с объявленным выходом Федрезерва из программа количественного смягчения (подходит к концу эпоха дешевых денег). Здесь возможны пополнения глобальной ликвидности в связи с действиями других ЦБ (Японии и ЕЦБ). Правда, вряд ли подобно 2008 году, заметная доля новых денег придёт в текущих условиях в Россию.

Кроме того, чтобы прогнозировать краткосрочные движения рубля, что важно в силу ожидаемой сильной волатильности курса в 2015 году (возможный коридор колебаний — 40–60 руб. за доллар), нужно будет попытаться понять логику «внезапных» интервенций ЦБ.

Рубль в ближайшее время, вероятно, несколько укрепится (в этом можно и согласится с г-жей Набиуллиной, выступавшей сегодня в Государственной думе). Однако, останется фундаментально слабой валютой до тех пор, пока действуют текущие глобальные тренды и действия российских властей ведут к дальнейшей изоляции России. При этом в 2015 году нас ждут сильные его колебания (периоды резкого усиления/ослабления), особенно заметные в периоды пиков по выплатам внешних долгов компаний.

Владислав Орешкин — независимый эксперт, в 2006-2011 годах  заместитель директора Департамента операций на финансовых рынках, главный управляющий активами ЦБ РФ.

util