21 Ноября 2014, 08:23

Десять лет и один год Майдана

Фото: Bulent Doruk / Anadolu Agency / Dimitar Dilkoff / AFP

В ноябре Украина отмечает сразу две революционные даты. Год назад, 21 ноября 2013-го, люди вышли на Майдан протестовать против отказа властей страны от евроинтеграции. А 10 лет назад, 22 ноября 2004-го, началась Оранжевая революция.

В обоих случаях основные события происходили в центре Киева, многим политикам удалось войти в революционную реку дважды, десятки тысяч украинцев, митинговавших под оранжевыми флагами первого Майдана, приняли участие и во втором, окрашенном в куда более трагические тона. Начавшись в ноябре, две революции победно завершились в феврале. Вместе с тем, различия между событиями 2004-2005 и 2013-2014 годов очевидны и огромны.

На эту тему написано немало серьезных текстов. Мы не ставим перед собой задачу глубоко исследовать разницу в движущих силах, мотивах и технологиях двух украинских революций. Мы решили просто напомнить об их красках, песнях и героях.

Начало

С самого начала эти революции воспринималось современниками по-разному, и выглядели тоже по-разному.

В 2004-м масштабные протестные выступления сторонников Виктора Ющенко начались в Киеве и других городах сразу после оглашения Центризбиркомом итогов второго тура президентских выборов. И не было сомнений в том, что происходит что-то важное, что-то чреватое большими изменениями для страны.

В 2013-м первые немногочисленные группы сторонников евроинтеграции, стоявшие на Майдане и Европейской площади, не были уверены ни в чем, и главным доводом скептиков была именно минувшая оранжевая эпопея, закончившаяся для народа Украины разочарованием.

Финал

Финал революций тоже был разным. В феврале 2005 года, в день инаугурации Виктора Ющенко, на Майдане был праздничный митинг.

В зале Верховной Рады, где приносил присягу Ющенко, присутствовал уходящий из власти президент Леонид Кучма. Он был не слишком весел, но все же не бежал из страны.

Да и сторонники Виктора Януковича вполне спокойно в январе 2005-го разбивали свои палатки посреди оранжевого моря Майдана, и во время инаугурации нового главы государства флаги его врагов развивались недалеко от майдановской сцены. Никакой опасности представители «Объединенной антиющенковской оппозиции» не чувствовали: ее и не было.

В конце февраля 2014-го настроение у победителей было совсем не праздничным. Черный от сажи Майдан ничем не напоминал об оранжевом карнавале девятилетней давности. Украинцы прощались с десятками революционеров, убитых «Беркутом» и спецназом СБУ. Представить себе среди погруженной в траур толпы группу регионалов с партийной символикой? Это было бы страшно, да и абсолютно невозможно.

Лидеры

Оранжевая революция была вождистской. Она и не могла быть иной: ее главной политической целью был приход к власти Виктора Ющенко.

Революция достоинства (так называют украинцы то, что случилось зимой 2013-2014 годов) была безлидерной, сами руководители оппозиционных партий откровенно пугались брать на себя ответственность за стремительно разворачивавшиеся события. Политики, которые пытались остановить насилие, но не предлагали при этом внятной стратегии мирного сопротивления, были для восставших не идолами и даже не техническими руководителями, но фактором раздражения и объектом нападок и постоянных унижений.

Символы и герои

Обе революции претендовали на звание Национальных. Желто-голубое знамя развевалось над Майданом и в 2004-м, и в 2013-м. Но в 2004-м его заслоняли жизнерадостные полотнища, дизайн которых был разработан в лабораториях креатививших для оппозиции политтехнологов. Оранжевые флаги с надписью «Так!» и желтые знамена движения «Пора», бесчисленные портреты Виктора Ющенко и «оранжевой принцессы» Юлии Тимошенко на значках и плакатах — в такой эстетике войдет в историю первая революция.

В 2013-м протест начался под флагами Украины и Евросоюза, что было вполне понятно, учитываю политическую повестку и саму причину массовых волнений.

Но чем дальше развивались события, тем больше на первый план выходила национально-освободительная составляющая ширящегося восстания. По мере того, как акценты смещались, над баррикадами появлялось все больше «дедовских» повстанческих черно-красных знамен. Пробуждающийся архетип Повстанца затмевал образ фрондирующего благополучного горожанина — и это находило свое отражение на уровне символов.

В Оранжевой революции героев как таковых, в историческом смысле этого слова, не было. Были звезды Майдана, живые достопримечательности вроде бабки Параски.

«Оранжисты», которых не били дубинками беркутовцы и не расстреливали снайперы, имели возможность относиться к происходящему с юмором. Апельсины со шприцами и валенки с надписью «Made in USА» появились в Киеве сразу после знаменитого выступления супруги Виктора Януковича и стали символом Майдана наряду с оранжевыми флагами.

Гимном Оранжевой революции, сейчас уже заслуженно забытым, была веселая и позитивная песенка группы «Грінджоли» «Разом нас богато».

В революции 2013-2014 годов смешного было мало. Зато было много крови, слез и ненависти. Героями были не пестро одетые эксцентрики, а люди, выстоявшие под ударами сил МВД, яростно штурмовавших Майдан в ночь с 19 на 20 февраля. Героями были врачи и бойцы Самообороны, вытаскивавшие раненых и убитых из-под пуль на Институтской; сувенирами — не креативные поделки, а захваченная у «Беркута» амуниция, боеприпасы и пробитые пулями щиты.

В музыке, которая звучала прошлой зимой над Майданом , как и в случае с флагами преобладали старые повстанческие мотивы: «Лента за лентой» и «Червона Калина», и чуть позже — современная, но с ярко выраженной героической патетикой композиция «Воины света».

Главной же песней Майдана стал плач «Пливе кача по Тисині» — под его траурные звуки Киев прощался с Небесной сотней.

Оранжевая революция была явлением постмодерна, Революции Достоинства — чистым Модерном, как будто бы гостьей из великого XX века, в котором все было взаправду, все всерьез.

Но смеяться над Оранжевой революцией было бы несправедливо. Как сказал один наш украинский знакомый, стоявший на баррикадах и десять лет, и год назад: «Без победы Оранжевой революции не было бы и 2014-го года, ведь в 2004-м мы впервые поверили в свои силы».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Воспоминания участников Евромайдана о его первых днях

Журналист независимого канала «Громадське ТВ» Анастасия Станко рассказала Открытой России об истории Евромайдана, войне и экспорте революции

Как политологи комментировали протесты в Киеве, с которых ровно год назад началась украинская революция

util