23 Ноября 2014, 12:08

Как на Западе регламентируют журналистов в соцсетях

Фото: Lion Neal / AFP

Для сотрудников радиостанции «Эхо Москвы» скоро будут созданы правила поведения в социальных сетях. Как часто бывает при внедрении норм, ограничивающих какие-либо свободы, много говорится о «мировом опыте» и «нормальной практике, существующей в том числе и на Западе».

Роман Попков поговорил с журналистами, работавшими с западными СМИ, о том, регламентировали ли работодатели их жизнь в твиттере и фейсбуке.

Денис Синяков, журналист-фрилансер, в 2005—2007годах — сотрудник AFP, в 2007–2012 годах — сотрудник агентства Reuters

В ряде западных агентств есть достаточно жесткие правила в этой области. По степени жесткости они могут отличаться от агентства к агентству, но они существуют. Например, в агентстве Reuters существует правило: если на твоей странице в фейсбуке указано, что твоим работодателем является Reuters, то ты не имеешь право высказываться по каким-то политическим поводом и должен сохранять супернейтральную позицию. Ты не можешь написать «Слава героям!», или «Да здравствует Путин!» Но как только ты снимаешь со своей страницы упоминание о том, кто является твоим работодателем, то отныне это уже твой собственный аккаунт. Теперь ты пишешь под свою собственную ответственность, но за корпоративной этикой все равно строго следят, за определенные высказывания можно как минимум получить выговор.

В таких компаниях даже проводятся периодически летучки на тему поведения в социальных сетях, где объясняются правила, которые специально разрабатываются. Разбираются конкретные примеры: уместно ли было высказывание того или иного человека или неуместно.

Я точно знаю, что в том же агентстве Reuters были случаи, когда людей увольняли за какие-то высказывания, за какие-то шутки. Был, например, случай увольнения человека за скабрезный анекдот про японцев, когда у них была авария на станции Фукусима. Анекдот был написан в корпоративном чате, и компания решила, что он оскорбляет японских коллег из этого же агентства, и человек был уволен, несмотря на то, что он занимал довольно значительную должность.

Я лично знаю сотрудников западных информационных агентств, которые хотели бы высказать свою гражданскую позицию, но не могут этого сделать, так как скованы корпоративными правилами.

Что касается ситуации с возможным введением правил поведения в социальных сетях для сотрудников «Эха Москвы», то я не вижу здесь какого-то закручивания гаек. Это просто обычная этика, а в нынешних российских условиях она вообще необходима. Во-первых, общество поляризовано сейчас, а во-вторых, мы знаем, что ряд СМИ находится под пристальным вниманием Роскомнадзора, и зачем давать государственным организациям повод прикрыть работу редакций? Их нормальная работа для нас важнее, чем возможность личных высказываний отдельных людей. Я думаю, что люди, работающие на том же «Эхе Москвы», или еще где-то, при наличии таких правил будут более сдержаны, будут следить за своим поведением. Тому же Плющеву вполне можно было бы обойтись без этой реплики в твиттере — за такое, конечно, не надо увольнять, но повод для выговора тут был.


Анастасия Кириленко, корреспондент «Радио Свобода» в 2009–2014 годах, в настоящее время — внештатный автор «Радио Свобода» в Париже

Четкой регламентации нет, запрещено лишь обсуждать внутреннюю кухню СМИ, в котором ты работаешь, в соцсетях. А так соцсеть — это соцсеть, то есть это не СМИ (в нашем случае исключение — официальные аккаунты «Радио Свобода», где записи контролируются и даже ругательные комментарии вычищаются).

Отдельные сотрудники позволяют себе эмоциональные высказывания, например, по поводу Путина на фейсбуке. Если кому-то из читателей и слушателей «Радио Свобода» что-то не нравится, он может написать иск, а что касается соцсетей — велком с жалобой Цукербергу. Кстати, вспоминается банан, опубликованный депутатом Ириной Родниной в твиттере. Это же просто ее личный аккаунт, а не заявление Госдумы. Понятно, что любые публичные высказывания журналиста влияют на его репутацию, но это не предмет юридического и административного регулирования

Каждый в соцсети руководствуется своей порядочностью, а в эфире и на сайте своего СМИ — еще и законом.

Иногда нет возможности сделать публикацию, но журналисту хочется обнародовать некий слух или анонимное интервью, и он это делает в собственном аккаунте в соцсети. При этом все понимают, что точность и ценность этой информации не такая же, как в случае публикации в СМИ. Мне изрядно надоели вопли «Ой! Что вы публикуете! А еще журналист!» Просто в 90% случаев информация эта верная и чувствительная, и выливается в скандалы.

Сергей Лойко, корреспондент Los Angeles Times

На Западе нет практики регламентации жизни журналиста в социальных сетях. Если западный журналист напишет что-то в соцсетях, что для его газеты покажется конфликтом интересов, то ему об этом скажут и как-то решат проблему по справедливости. Но каких-то правил поведения нет. Основное правило — порядочность.

util