24 Ноября 2014, 18:10

Сергей Кривенко: «Изменения в уставе „Мемориала“ не отразятся на его деятельности»


Фото со страницы Международного Мемориала в Facebook

Почему изменения устава «Мемориала», которые произошли по требованию Минюста, не отразятся на правозащитной работе НКО и что они, наоборот, затронули, — рассказал член правления общества «Мемориал» Сергей Кривенко

— Вчера закончились две конференции — международного общества «Мемориал» и российского общества «Мемориал» (это две различные организации, но тесно связанные и координирующие между собой свою деятельность по всем направлениям).

На конференциях были внесены изменения в устав обеих организаций, при этом ни в коем случае нельзя говорить о том, что устав был полностью переделан по требованию Минюста, хотя подобные сообщения в прессе я уже видел. Никаких изменений целей и задач обществ не произошло: в первые главы уставов, формулирующие цели и задачи обществ, были внесены только небольшие редакционные, стилистические правки, поскольку прежние версии уставов писались двадцать лет назад.

Дело в следующем. С 1 сентября 2014 года вступили в силу изменения в статьях гражданско-правового кодекса, регламентирующих деятельность некоммерческих организаций, в результате чего значительно изменились существовавшие раньше типы организационно-правовых форм. Фактически сейчас идет переход всего к двум формам общественных некоммерческих организаций: это форма ассоциации либо союза НКО или коммерческих организаций и форма общественной организации, которая теперь должна состоять только из физических лиц.

Изменения, внесенные в уставы, касались только этих вопросов. Мы преобразовали международный «Мемориал» в союз организаций (ассоциацию), отныне его членами являются только юридические лица, организации, которые ведут свою деятельность в России и в других странах. Российский «Мемориал» остался общественной организацией; из него, наоборот, были исключены юридические лица, так как теперь общественная организация не может состоять из юрлиц. На базе региональных групп и сообществ «Мемориала» были сформированы отделения российского «Мемориала», куда вошли все наши активисты и сторонники. Отделения были сформированы почти в 50 регионах России — тем самым «Мемориал», с нашей точки зрения, подтвердил свой всероссийский статус, поскольку по закону организация может называться всероссийской, если она представлена в более чем половине регионов страны.

Так что изменения уставов касались только организационно-правовой формы, что мы должны были сделать в связи с переменами в законодательстве, а также структурных преобразований. Больше никаких особых изменений не вносилось.

Эти изменения никак не отразятся на деятельности «Мемориала», поскольку новые организационно-правовые формы даже больше соответствуют тем традициям, которые уже сложились: международный «Мемориал» был именно сообществом организаций, а российский «Мемориал» объединял активистов — физических лиц. Мы не потеряли ни один регион и ни одну организацию. Те организации «Мемориала», которые в последнее время утратили статус юридических лиц из-за объективных трудностей, перешли в российский «Мемориал».

В декабре Верховный суд будет рассматривать дело о ликвидации «Мемориала» по требованию Минюста, и, мы надеемся, — поскольку устав и структура общества приведены в соответствие с ныне действующим законодательством, — Минюст наконец снимет все свои претензии: мы выполнили все предписания ведомства.

Требование Минюста о ликвидации совершенно несуразное и непонятное. После того, как еще в середине июня вступило в силу апелляционное решение, мы сразу же заявили, что будем проводить в ноябре конференцию и менять структуру — тем более, что в связи с изменениями в законодательстве с сентября мы обязаны были это сделать. Однако Минюст не стал дожидаться ноября и обратился в суд с требованием о ликвидации, посчитав, что имеет на это право, раз мы не отчитались об исполнении предписаний в начале сентября. Это очень формальный, холодный подход, которым Минюст грешит в последние годы. Иногда даже создавалось впечатление, что это работают некие оккупационные власти, что мы находимся не в родном государстве, и это не наш родной, российский Минюст проверяет: приговаривают к ликвидации за какие-то мельчайшие нарушения, которые устранимы за одну секунду или являются следствием недопонимания.
















util