28 Ноября 2014, 09:30

Сергей Жаворонков: «Мы же помним технологию пережидания сложных времен по 1990-м»

Фото: Александр Неменов / AFP

Старший эксперт Института экономической политики имени Е. Гайдара Сергей Жаворонков в интервью Открытой России дает практические советы по выживанию в условиях кризиса

— ОПЕК отказалась снижать добычу нефти. В связи с этим, пожалуйста, объясните для «чайников» — что это означает и что теперь со всеми нами будет?

— В двух словах — будет все то же самое.

Уже довольно давно, с 1980-х годов, цена на нефть не очень сильно связана с физическим спросом и предложением. Последние изменения цены на нефть кризисного характера, связанные со спросом и предложением, были в 1973 году, когда арабские страны отказались поставлять нефть Европе и США из-за поддержки Израиля. В первой половине и в середине 1980-х годов падение цены на нефть было уже гораздо меньше связано с колебаниями спроса: цена на нефть падала значительно, тогда как спрос падал не столь сильно.

Саудовская Аравия тогда, в начале 1980-х, снизила добычу в три раза, но цена на нефть продолжала падать.

В ходе последнего кризиса в 2008-2009 годах цена на нефть упала за несколько месяцев в три раза со $140 до менее $50, а спрос на нефть сократился на несколько процентов. Когда сопоставляешь эти цифры, становится очевидным, что здесь не может быть никакой связи.

ОПЕК действует абсолютно правильно, потому что понимает, что цена на нефть слабо зависит от физического спроса и предложения. И решение ОПЕК было предсказуемо. Они же ведь не дураки: зачем сокращать добычу и терять лишние деньги, при том, что цена в этом случае не изменится?

Главным образом цена на нефть в последние два десятилетия зависит от количества денег в мире (тут не будем углубляться, бывают и наличные, и безналичные деньги). Правительства всех стран активно печатают бумажные деньги, золотого стандарта давно не существует. Например, денежная масса, так называемый агрегат M2, в США и зоне евро за десять лет выросла почти в два раза, а в России, например, в десять раз — и в этих условиях инвесторы стараются часть своих рисков хеджировать, диверсифицировать, и вкладывают средства в нефтяные фьючерсы, поскольку нефть не только нельзя «напечатать», но именно нефтяной рынок самый емкий и ликвидный.

Почему конкретно нефть, а не золото либо еще что-нибудь? Нефть обладает огромной емкостью (то есть в мире ее нужно много) и ликвидностью (то есть она нужна постоянно).

К примеру, похожий на нефтяной рынок зерна, которое тоже нужно постоянно, обладает значительно меньшей финансовой емкостью, потому что зерно дешевое, а нефть дорогая. Золото же сейчас торгуется не намного выше себестоимости его добычи, его цена во время последнего кризиса снизилась, так как оно обладает единственным достоинством — его нельзя много «напечатать», то есть нельзя девальвировать его стоимость путем эмиссии, как это происходит с бумажными деньгами. Но на этом его достоинства заканчиваются: золото нельзя есть, золото — это некий культовый предмет потребления, элемент престижа, от которого вы в период кризиса и сокращения доходов скорее откажетесь, нежели начнете его скупать. Недвижимость колеблется вместе с рынком: если рынок растет — недвижимость растет, если рынок падает — недвижимость падает. Так что получается, что нефть — это самая надежная резервная валюта.

Нынешнее падение цены на нефть прежде всего связано с решением американского правительства прекратить так называемую программу количественного смягчения, которая является скрытой денежной эмиссией. Это означает, что долларов будет меньше, и доллары будут дороже, а соответственно нефть будет дешевле, потому что они находятся в обратном соотношении: дорогой доллар — дешевая нефть или дешевый доллар — дорогая нефть.

И в этом нет никакого мирового заговора против России. Американцы прекращают программу денежной эмиссии прежде всего по своим нуждам, поскольку боятся роста инфляции.

Вот так это можно объяснить «на пальцах».

Кроме того, я скажу вам следующее: на самом деле экономисты не знают формулы, по которой цена на нефть начинает расти или падать. Да, в каждый кризис находился какой-то экономист, который его предсказывал (так было и в 1998, и в 2008 году, и так далее), но это были не одни и те же люди. И не разработано такой формулы, по которой мы можем, загрузив какие-то денежные параметры, сказать, что точно будет кризис. Да, в мире происходят циклические кризисы — об их существовании знали еще Адам Смит и Карл Маркс, называвший их кризисами перепроизводства, и, видимо, они существуют до сих пор.

— А как это отразится на жизни простых людей в России? К чему готовиться?

— На жизни простых россиян все это отразится весьма серьезным образом.

У нас все чиновники говорят, что доходы нашего бюджета более чем на половину зависят от экспорта нефти и нефтепродуктов, хотя я на самом деле думаю, что этот показатель еще больше — около 70%,

поскольку надо считать не только экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты и налог на добычу полезных ископаемых, но и налог на прибыль, который платят предприятия сырьевой отрасли, налог на доходы физических лиц, который платят сотрудники этих предприятий, и так далее.

Все это означает серьезное ужимание российского бюджета. А в условиях, когда правительство не готово сокращать расходы на оборону и так называемую правоохранительную деятельность, остается сокращать расходы на кого? Правильно — учителей, врачей, «вот это все».

— А как в ситуации кризиса вести себя простым гражданам? Что им следовало бы предпринять?

— Народ мудр, и в данной ситуации простым гражданам стоило бы покупать доллары. Это и сейчас не поздно сделать. Помня 1991 и 1998 годы, простые граждане опасаются хранить крупные суммы в банках, особенно валютные депозиты в российских банках. Есть европейские банки — не российские их филиалы, которые подчиняются российскому законодательству — там страховое покрытие в пределах 100 тысяч евро, но их вряд ли заинтересует вклад менее 20 тысяч евро.

Мы же помним технологию пережидания сложных времен по 1990-м годам, когда была высокая инфляция. И сейчас инфляция тоже раскручивается: идет скрытая девальвация — мы выполняем наши обязательства в рублевом эквиваленте, но в долларовом эквиваленте идет существенное их сокращение.

Что делали люди в 1990-е годы? Получали зарплату, покупали на нее доллары, а потом по мере необходимости эти доллары доставали, меняли обратно на рубли и что-то покупали. Сейчас я бы рекомендовал делать примерно то же самое.

По сравнению с другими мировыми валютами я оцениваю доллар оптимистично. Пессимистично — евро, японскую иену. С юанем, поскольку в Китае валютный курс регулируется государством, я вообще не советую иметь дело. Валюты сырьевых стран вроде Австралии и Норвегии тоже будут падать, хотя и не так сильно, как российский рубль. Швейцарский франк — в связке с евро. Теоретически можно было бы поэкспериментировать с валютами хороших европейских экономик, например, с польским злотым, со шведской и датской кронами — но это на любителя, потому что у таких валют большой спред, то есть большая разница между покупкой и продажей.

Вот это и есть самый простой и понятный способ сбережения накоплений.

Кроме того, для тех, у кого есть накопления, сейчас хорошее время покупать недвижимость и автомобили. Но не как объекты для инвестиций, а для личного пользования. И если кто-то давно хотел купить квартиру — сейчас лучшее время для этого: потому что цены на все будут расти вверх, а цены на квартиры будут стоять на месте, либо падать. С автомобилями то же самое.

— Так, а что будет с банковскими валютными депозитами, которые вы упомянули?

— Понимаете, ходят нехорошие слухи.

В 1998 году в некоторых банках, которые санировались Центробанком, вкладчикам предложили их валютные депозиты выдать в рублях по весьма невыгодному курсу.

Мы с вами, конечно, надеемся на благоразумие нашего правительства и на то, что ничего плохого не произойдет, но... я помню и 1991 год, когда в апреле люди пришли в Сбербанк, а выяснилось, что установлены лимиты на выдачу вкладов. И менее чем за год эти вклады практически обнулились.

Итого: во-первых, валюта сейчас дает такой процентный доход, который вам не даст ни один банк. К примеру, с лета 2013 года доллар США, как вы видите, почти удвоился, он был ниже 30 рублей за 1 доллар. Во-вторых, будем надеяться, что это небольшая вероятность, но как человек, помнящий 1991 и 1998 годы, я не стал бы утверждать, что аналогичных сценариев быть не может — может быть всякое.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Сергей Жаворонков об инициативе помощника президента Глазьева по ограничению свободного хождения валюты

util