28 Ноября 2014, 19:20

Создатель проекта «Срок» про запрет мата: «Следить за чистотой русского языка — фашизм и глупость»

Режиссеры рассказали Открытой России, как они адаптируются к новым правилам показа фильмов, содержащих нецензурную лексику. Согласно вступившим в силу 1 июля поправкам в законодательство демонстрация таких картин грозит физическим и юридическим лицам штрафами от двух с половиной до ста тысяч рублей, а повторный показ может закончиться приостановкой деятельности юрлица на срок до трех месяцев.

Каким образом на «Артдокфесте» планируется показывать фильмы, в которых есть мат?

Виталий Манский, режиссер, президент кинофестиваля «Артдокфест»: Дирекция фестиваля разослала авторам официальное письмо такого содержания: «Господа, ответьте, пожалуйста, есть ли мат в ваших фильмах и если есть, то на какой минуте». Мы не хотим «запикивать» мат, потому что это действительно нарушает, на мой взгляд, и настроение фильма, и его атмосферу, и его восприятие. Мы приняли решение пойти путем, который избрали авторы фильма «Левиафан», — они опускают уровень звука мата до несчитываемости. Таким образом сохраняется некая интонация, потому что мы слышим отзвук, некие шумовые элементы, и мы перекрываем не все слово, а опускаем звук после первой буквы слова. Как взрослые люди мы понимаем, о каком слове идет речь, но соблюдаем букву закона, и слово в полном объеме не произносится.

Это очень кропотливая работа, сложная, длительная и недешевая, которую дирекции фестиваля приходится проводить, не имея ни финансирования, ни дополнительных средств, ни рук. Вместо того чтобы делать вещи, которые действительно нужны для нормальной подготовки фестиваля, мы тратим дополнительные ресурсы на этот абсолютный бред, который нас вынуждает делать существующее законодательство. Если бы мы были хотя бы физическими лицами, мы бы пошли на оплату штрафов — для физических лиц максимальный штраф пять тысяч рублей. Но мы — юридическое лицо, и мы находимся в договорных отношениях с еще более крупным юридическим лицом, сетью кинотеатров «Формула кино»: мы не можем подставлять ни себя, ни, тем более, своих партнеров. В случае обнаружения нарушения законодательства «Формуле кино» судом может быть запрещено заниматься их деятельностью три месяца, а это сеть из более двухсот кинотеатров по стране. Мне кажется, последствия здесь объяснять не нужно.

Мы полностью уважаем и разделяем негодование некоторых авторов, но другого выхода у нас нет, просто нет. Выход был один — заранее не брать эти фильмы. Но я это выходом не считаю.

Если бы в нашей стране была только проблема мата, то мы могли бы уже жить в самом демократическом обществе в мире. Но проблем так много, что мы открываем параллельный фестиваль в Латвии, который не подпадает под российское законодательство. И тот же фильм «Киев/Москва» с большим блоком мата будет показан в рамках «Артдокфеста» в Риге без каких-либо купюр.

В программе «Артдокфеста» 2014 года из всех 140 фильмов с матом — около 30.

Александр Расторгуев, режиссер, продюсер, участник кинофестиваля «Артдокфест»: В письме от дирекции «Артдокфеста» нам предлагается выдать таймкоды либо написать расписку, что в фильме мата не содержится, что означает взятие на себя ответственности за штрафные санкции. Выдать таймкоды — это означает, что в отношении фильмов, которые будут показывать, будут применять перемонтаж по звуку — то есть «запикать» или снижать уровень звука. Для нас это критично, потому что один из наших героев говорит вообще только на этом языке. Он только что вышел из тюрьмы, устроился на работу официантом, и говорить по-другому пока не научился. Это важная подробность его жизни, и для нас это важная художественная подробность. Кроме того, мы считаем, что такое насилие над фильмом, вне зависимости от фестиваля, — это неумно, глупость.

Я считаю, что Манский как глава фестиваля должен был думать об этом, когда затевал его. Я думаю, что существуют легальные методы обойти требования закона. Например, если это не демонстрация фильма, а творческая встреча с автором, на которой он показывает отрывки из своих фильмов. Отрывки могут быть длиной в целый фильм. На самом деле нужно немного подумать и менее формально отнестись к ситуации. Манский должен был подумать об этом раньше, а не ставить себя и авторов, которые поверили, что он делает независимый фестиваль реального документального кино, в глупую ситуацию. Это можно было обсуждать за месяц, за два, а это объявлено буквально за 10 дней до начала фестиваля, и это очень странно.

Наш фильм «Киев/Москва» стоит в конкурсе. Они возьмут, снизят звук, и в течение 10 минут в фильме будет звуковая дыра, там ничего не будет слышно. Это гибель для фильма. Я там выступаю как продюсер, это фильм молодого режиссера Елены Хоревой. Это выдающийся режиссер и один из авторов фильма «Зима, уходи!» Это ее первая цельная работа, большое событие в творческой жизни. И в отношении ее картины может быть принято решение, что там 10 минут будет выключен звук.

А в фильме «Срок» у нас Навальный матерится.

Какова в России практика показа фильмов, содержащих мат, после вступления в силу поправок в закон о «О государственном языке Российской Федерации», вводящих штраф за показ таких произведений?

Виталий Манский: Сейчас цензура правит бал по полной программе. В 95% случаев, если фильм берут, то мат «запикивают». В 5% случаев либо понижают звук, либо есть еще более кропотливая практика — вырезают эти слова и пускают их задом наперед.

Гай Германика, например, отказалась и переозвучивать, и опускать звук, и «запикивать», и фильм, грубо говоря, тем самым запрещен к публичному показу на территории России (речь идет о фильме «Да и да», премьера которого состоялась на XXXVI Московском международном кинофестивале, после чего фильм шел в кинотеатрах всего два дня до вступления в силу закона «о мате» — Открытая Россия). Это бред, просто бред.

Александр Расторгуев: Это принятое Думой положение — чудовищный по наглости закон, потому что они решили, что будут следить за чистотой русского языка, а это все равно что следить за расовой чистотой, и это такой же дикий фашизм и глупость.

Мы несколько раз показывали наши картины, например фильмы «Я тебя люблю» и «Я тебя не люблю». «Я тебя люблю» вообще целиком строится на ненормативной лексике, и мы его показывали в нескольких кинотеатрах, это было возможно.

Есть два варианта — ты либо насилуешь картины авторов, либо находишь лазейку в законе. Манскому проще насиловать своих коллег.

Возможно ли снимать фильмы о России без мата?

Виталий Манский: Конечно возможно, и мы их видим в эфире — в основном канала «Россия-1». Но смотреть их не матерясь невозможно. Это абсолютно фейковое кино, не имеющее ничего общего с сегодняшней Россией.

Александр Расторгуев: Я уверен, что язык экспрессивной, ненормативной лексики — это язык сегодняшнего глобального состояния общества и русского языка вообще — как способа выражения каких-то смыслов. Если быть честным автором, то нужно говорить на том языке, на котором говорит народ. А он в реальности говорит этим языком.

История с этим запретом мата — это все равно что заставить всех надевать штаны через голову. Это глупость. Это ставит всех в рамки каких-то чужих представлений о том, что хорошо и что плохо.

«Артдокфест» проводится в Москве с 2007 года и является крупнейшим российским фестивалем документального кино. Недавно министр культуры Владимир Мединский заявил, что в 2014 году государство не намерено оказывать фестивалю финансовую поддержку, поскольку его президент наговорил много «антигосударственных вещей». «Ни один проект Манского, в том числе и «Артдокфест», не получит никогда никаких денег, пока я являюсь министром культуры,сказал Мединский.

В адресованном Владимиру Путину письме в защиту фестиваля российские кинематографисты из общественного объединения «КиноСоюз» отмечают, что фестиваль стал крупнейшим событием культурной жизни задолго до того, как Мединский занял свой пост. «За эти годы „Артдокфест“ сумел стать одним из важнейших смотров мирового документального кино наряду с такими старшими собратьями, как фестивали в Амстердаме, Лейпциге и Торонто. Без государственной поддержки фестиваль рискует погибнуть», говорится в письме.

Организаторы «Артдокфеста» в 2014 году собирают средства на его проведение через интернет, и на данный момент собрано 634 600 рублей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Кинокритик Антон Долин о том, почему выпад министра культуры против Виталия Манского и его «Артдокфеста» — со всех сторон нелепость

util