29 Ноября 2014, 11:08

Краснодарский эколог Чириков: как я ходил на допрос в ФСБ по делу «сепаратистов»

Виктор Чириков. Фото: личная страница «ВКонтакте»

Краснодарский активист «Солидарности» и «Экологической вахты по Северному Кавказу» Виктор Чириков рассказал о том, как сходил на допрос в ФСБ по делу организатора «Марша за федерализацию Кубани» Дарьи Полюдовой — политзаключенной, обвиняемой в сепаратизме

Сходил на допрос в ФСБ 27 ноября. Вызывали как свидетеля, причем в повестке так и не было указано, по какому конкретно делу. С адвокатом не получилось, поэтому пошел один. Прогулялся по их коридорам — убожество страшное, все грязное, стены обшарпанные, компьютеры древние, мебель стоит со времен еще, наверное, Дзержинского.

Допрос продлился с 16 до 20 часов и велся формально. Допрашивал старший оперуполномоченный ФСБ майор Александр Белодедов по поручению следователя, он же и вручал мне повестку.

Правда, не выдали копию протокола допроса и запретили проводить аудиозапись — потому что перед допросом забирают все. Очки с собой разве что были. Но я умудрился со своей стороны вести конспект допроса — вопросы и ответы.

Задавали в основном вопросы про Дарью Полюдову, искали компромат в соцсети «ВКонтакте». Причем вопросы формулируются так, что непонятно, в чем человек обвиняется. Спрашивали, мой или нет профиль «ВКонтакте» и показывали скриншоты, также спрашивали, какие связи с Полюдовой, где встречался, какие акции проводил, чем помогал. Интересовались про журналистов: что они пишут, какие у Полюдовой с ними отношения, какие отношения со мной. Также спрашивали про мое мнение об акциях Полюдовой — считаю ли я их направленными на насильственное свержение конституционного строя Российской Федерации. Такие вот вопросы.

Повестка Виктору Чирикову на допрос в ФСБ

Само вручение повестки на допрос происходило при интересных обстоятельствах. 26 ноября позвонили в дверь. Я был на работе, а дома была жена. Она открыла дверь, ей протягивают повестку «для Чирикова Виктора Викторовича». Это было в половине одиннадцатого, а повестка была уже на 11 часов. А я живу на краю города — то есть получалось так, что меня должны были сразу же забрать и доставить в контору.

Это было целое дело — наружка сидела весь день и наблюдала за моим двором. Как только я приехал, то они, чтобы я ни с кем не связался, полностью отрубили свет и электричество в моем доме. Там одноэтажный частный сектор, и это очень легко сделать: они позвонили на подстанцию, и там выключили фазу. Поскольку фаза запараллелена на два жилых дома, у соседа все отрубилось тоже: он ко мне приходит, говорит — да что такое, из-за тебя, видно, свет выключили. Я тогда запустил генератор, топтуны посмотрели, что я с электричеством все равно, и через некоторое время вернули свет.

Потом эти топтуны поехали на другой конец города в офис «Эковахты» [24 ноября Верховный суд Адыгеи подтвердил решение о ликвидации «Экологической вахты». — Открытая Россия] и уже там следили за активистами. Это выяснилось следующим образом: я как раз выложил в интернет фотографию машины, на которой были топтуны, а мне ребята уже звонят и сообщают, что эта же машина уже стоит у них под окнами и следит за ними.

Машина, следившая за домом Виктора Чирикова и активистами. Фото: Виктор Чириков

И тут же приходит ко мне оперуполномоченный Белодедов, и вручает мне повестку. Я ему объяснил, что по закону следственные действия должны в урочное время — до 18 часов — проводиться. Он с этим согласился. Поэтому допрос был назначен на следующий день.

Тем временем арестованным по делу «сепаратистов» Дарье Полюдовой и Сергею Титаренко продлили сроки содержания под стражей.

Полюдовой продлили срок предварительного заключения до 21 января 2015 года, причем произошло это тихо и внезапно — адвоката уведомили за два часа до заседания суда, чтобы никто не мог попасть на суд. Потом было заседание по Титаренко — ему продлили до 5 декабря. К нему нам удалось сходить, и благодаря удачному стечению обстоятельств даже пообщаться.

Дарья Полюдова на суде по мере пресечения. Фото: Виктор Чириков

От Полюдовой нет писем. По одному письму — мне и ее родителям — пришло в один и тот же день месяца два назад. Больше ничего не было, хотя она сообщала, что писала много писем. Значит, следователь считает нужным ограничить ее в корреспонденции. Она думает, что отправляет письма, а на самом деле все письма уходят в корзину. Ничего не пропускают — ни родителям, никому абсолютно. Но держится Дарья хорошо.

Общественно-наблюдательная комиссия тоже сейчас перестала ходить к ней. В СИЗО № 5, где сидит Полюдова, попасть очень тяжело — это изолятор ФСБ. Здесь нужно за сутки отправлять по факсу в Москву в ФСБ уведомление о посещении, и если Москва дает добро Краснодару, то здесь уже Краснодар разрешает посетить СИЗО в определенное время.

Сергей Титаренко на суде по мере пресечения. Фото: Виктор Чириков

Титаренко признает свое авторство предъявляемых ему записей в интернете, но настаивает, что не нарушал закон, что писал правду и то, что считает нужным, что высказывал свое личное мнение. Он настаивает, что невиновен.

Кстати, следователи и прокуроры у Полюдовой с Титаренко и у профессора Михаила Саввы — те же самые. Все политические дела ведут одни и те же люди. Тут вспоминается, как еще в советское время кагебешники план по посадкам называли — «шкуркоплан»...
util