6 December 2014, 09:16

Стоп-«Кроношпан»

Фото: СтопКроношпан

Экоактивист Евгений Давыдов на примере своей борьбы с заводом «Кроношпан» рассказал о том, как локальная проблема перерастает в экологическую угрозу для всей страны

В фильмах-катастрофах апокалипсис показывают пугающе, но зрелищно. Гигантские цунами, песчаные бури, обледеневшие мегаполисы, жестокие пришельцы, молниеносные эпидемии, превращающие людей в зомби. Но реальность гораздо скучнее: всего лишь вонючая вода из крана, всего лишь смог за окном, всего лишь алчный чиновник, плюющий на законы и меняющий их в угоду корпорациям. И именно это действительно страшно.

Что такое экологическое бедствие, я узнал в 15 лет, и вовсе не из кино. В 1990 году в Уфе произошла «фенольная катастрофа». Завод «Уфахимпром» находился между двумя реками. Зимой при разгрузке рассыпали большое количество фенола и, видимо, не заметили — его белые кристаллы похожи на снег. А весной, с талыми водами, фенол попал в реку Шугуровка — она впадает в Уфимку выше водозабора, а оттуда — в городской водопровод. Мы жили в частном доме, за водой ходили на колонку, и вдруг у воды появился резкий «лекарственный» запах и химический вкус. Мы стали ходить на родник, километрах в двух от нашего дома. Сначала был информационный вакуум. Люди не знали, что случилось, и многие продолжали пить воду из крана, готовить на ней. Только через одиннадцать (!) дней появилось официальное сообщение о серьезной аварии. По городу стали ездить водовозы и ходить страшные слухи о росте смертности, в том числе детской, а в медицинские карты клеили красные полоски.

Под давлением общественности «Уфахимпром» был закрыт, но сегодня создаются предпосылки для повторения катастроф, подобных фенольной, по всей России. Источник ядовитой водопроводной воды обнаружился в Госдуме: депутаты из «Единой России» подготовили поправки в статью 44 Водного кодекса, которые, как отмечает «Коммерсантъ», фактически снимают законодательный барьер для сбрасывания предприятиями сточных вод в реки и озера, из которых проводится забор питьевой воды. Законопроект № 522836-6 весьма оперативно внесен в примерную программу Госдумы на этот декабрь.

Среди авторов «сточной и срочной» инициативы — знатный единоросс из Башкирии Рафаэль Марданшин. Среди ее прямых выгодоприобретателей — завод «Кроношпан», который строят в пригороде Уфы в нарушение действующих законов. Какое совпадение!

С некоторыми последствиями деятельности завода «Кроношпан» в Егорьевске жители Москвы и Подмосковья имели возможность познакомиться в октябре-ноябре. И хорошо выучили словосочетание «порубочные остатки» — именно на их «контролируемое сжигание» ссылались власти, объясняя внезапные смог и гарь в конце осени. Я уже писал, что зловещие порубочные остатки — это ничто иное, как отходы лесозаготовок, а целью их утилизации, согласно закону, должно быть «предотвращение вредного воздействия отходов на здоровье человека и окружающую среду». Думаю, москвичи до глубины души и легких почувствовали заботу об их здоровье!

Мы в Уфе уже полтора года пытаемся остановить строительство завода «Кроношпан» в зоне санитарной охраны водозаборов. Хронологию нашей борьбы вы можете найти в нашей группе ВКонтакте и на сайте нашего общественного экологического движения «СтопКроношпан». Все эти полтора года мы проводим митинги, пикеты, автопробеги, выпускаем газеты и листовки, обращаемся в суды.

Чтобы показать, как «Кроношпан» «заботится» об окружающей среде, наши активисты взяли в Егорьевске пробы грунтовой воды, отдали на экспертизу в Научно-аналитический центр промышленной экологии при Самарском государственном техническом университете — оказалось, содержание фенола превышает нормы в сотни, а формальдегида — в тысячи раз.

Власти идут напролом, оформляют задним числом документы, фальсифицируют экспертизы, используют малейшие лазейки в законах, давят на судей и госслужащих, вносят раскол в движение, подкупая и запугивая отдельных активистов.

Мы считаем, что президент Башкирии Рустэм Хамитов, члены правительства и отдельные чиновники лично заинтересованы в продвижении этого оффшорного инвестора. Хотя нам противостоит гигантский административный ресурс, мы добились некоторых серьезных успехов. Во-первых, нам удалось задержать строительство почти на год. Во-вторых, проверка контрольного управления Администрации президента РФ, проведенная по нашему обращению, выявила многочисленные нарушения законов в решениях руководства Республики Башкортостан и признаки коррупции.

Наконец, 4 марта 2014 года активисты подали жалобу в Верховный суд Российской Федерации о признании недействующими положений СанПиНов, разрешающих сброс сточных вод в зоне санитарной охраны источников питьевого водоснабжения. 25 сентября Верховный суд признал положения СанПиНов недействительными, чем подтвердил нарушение закона при выборе места под строительство завода «Кроношпан» и фактически поставил его под запрет.

Казалось бы, победа! Но не тут-то было. Сначала Верховный суд Башкирии игнорирует решение Верховного суда РФ, защитившее экологические права граждан, а потом в Госдуме появляется законопроект № 522836-6. Вместо того чтобы «подтянуть» СанПиНы к требованиям «вышестоящего» Водного кодекса, депутаты решили «опустить» Водный кодекс. Тогда можно сразу и Конституцию Российской Федерации менять, статья 42 которой гласит: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением».

Если поправки будут приняты, решение Верховного суда РФ от 25 сентября лишится силы, а «законных» препятствий для строительства в водоохранной зоне — как завода «Кроношпан», так и других промышленных предприятий по всей России — не будет.

Именно поэтому наша борьба против «Кроношпана» перестала быть местечковой проблемой группы экологических активистов из далекой Уфы. Теперь это проблема жителей всей России. По нашей инициативе Greenpeace собрал за неделю более 17,5 тысяч подписей против изменения Водного кодекса.

Нельзя допустить принятие поправок в Водный кодекс. Если, конечно, мы не хотим в один не слишком прекрасный день обнаружить себя персонажами фильма-катастрофы.

util