9 Декабря 2014, 12:36

Волнения в СИЗО-1: «Сложная шахматная партия, которую разыгрывает челябинский ГУФСИН»

Фото: chelyabinsk.ru

В челябинском СИЗО-1 вечером 8 декабря началась акция протеста заключенных; правозащитники обвиняют ГУФСИН в провокации

По версии пресс-службы регионального ГУФСИН, беспорядки спровоцировал заключенный, у которого сотрудники СИЗО нашли мобильный телефон — в ответ на требование выйти из камеры он якобы призвал других арестантов к неповиновению. После этого десятки заключенных начали стучать в двери камер, лить в коридор воду, поджигать матрасы, а несколько человек нанесли себе порезы предплечий.

Прокурор Челябинской области Михаил Войтович заявил, что инициатором беспорядков является заключенный Каргиев, переведенный в СИЗО-1 для участия в судебном заседании по делу о беспорядках в Копейской колонии. По факту произошедшего возбуждено уголовное дело по статье 212 УК РФ (массовые беспорядки).

Члены региональной Общественно-наблюдательной комиссии предполагают, что причина волнений в СИЗО-1 другая — провокация со стороны ГУФСИН.

Татьяна Щур, член ОНК по Челябинской области:

Такая ситуация назревала давно, и не в самом челябинском СИЗО-1, а вообще в региональном ГУФСИН. Николай Щур подробно рассказывал в своем блоге о событиях в ИК-6 25 ноября 2014 года, когда в ШИЗО этой колонии был введен спецназ. По СИЗО-1 оценка примерно та же: мы с коллегами по ОНК расцениваем эти события как раскачку ситуации со стороны ГУФСИН. Это может делаться ради прикрытия экс-начальника ИК-6 Дениса Механова, которому 22 декабря должен быть вынесен приговор по делу об издевательствах над заключенными этой колонии, что стало причиной для резонансной акции протеста в 2012 году. На процессе Механова заключенными и их родственниками были даны совершенно убийственные показания, подтверждающие, что в колонии были все эти издевательства — вопреки относительной несерьезности предъявленных Механову обвинений (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия в виде беспорядков). Нужно как-то продемонстрировать, что колонии бунтуют и без всякого Механова. Это — одна версия.

Другая версия происходящего в СИЗО-1, это официальная версия заключенных — жалобы на плохое медицинское обслуживание. Медобслуживание там действительно плохое, мы можем это констатировать, поскольку часто там бываем. Кроме того, ОНК наталкивалась на абсолютное неприятие своих замечаний стороны медиков этого СИЗО. Прокуратура на сообщения о подобных нарушениях реагирует очень слабо, или не реагирует вообще. Но я думаю, что это только повод — обслуживание в этом изоляторе традиционно плохое, тут нет ничего нового.

На протяжении всей этой ночи мы получали звонки. От звонящих поступала разная информация: кто-то говорил, что вводили спецназ ночью, кто-то говорил, что не вводили. Улица Российская, на которой расположен изолятор, оцеплена. Противоречивые сообщения поступали и от членов ОНК — то бьют, то не бьют. Буквально через 20 минут после звонка, что вроде бы все спокойно, звонит совершенно панический голос прямо из камеры СИЗО — там орут, что бьют, убивают и так далее. Зеки кричали, что в коридоре что-то дымится, что ворвались в соседнюю камеру, где сидят положенцы — смотрящие за СИЗО, и их избили.

Если смотрящих избили на самом деле, то это невероятная безграмотность или же сознательная провокация со стороны руководства — ведь для того, чтобы в в учреждении вызвать беспорядки, нужно тронуть смотрящих.

Но ведь, как правило, и тот, кто смотрит, находится в договоренности с администрацией учреждения — в большинстве мест лишения свободы именно так обстоят дела. И если ГУФСИН пошел на такое — значит, действительно беспорядки были целью.

В ГУФСИН Челябинской области появился новый руководитель — генерал Виктор Брант. С его назначением у нас была надежда на какие-то положительные изменения — после того, как на пенсию ушел предыдущий генерал Турбанов, который, с нашей точки зрения, был одним из виновников событий 2012 года в ИК-6 (именно по его приказу в ИК-6 хотели вводить спецназ). Брант сперва проявлял заинтересованность к ОНК, но затем резко поменял свое отношение и перестал с нами общаться. Более того, после 25 ноября

на сайте ФСИН появились сообщения о том, что правозащитник Щур якобы в очередной раз хочет спровоцировать бунт в колонии, и получил деньги на бунт из США.

Но это не важно, а главное то, что отношение руководства ГУФСИН совершенно неконструктивное и направлено на раскачивание ситуации.

Объявление зачинщиком бунта заключенного Каргиева — это очень интересно, этого не может быть совершенно точно, по определению. Мы давно знаем этого человека, он не является вором в законе. Он выступал свидетелем в суде по делу бывшего заключенного ИК-6, жертвы пыток Даниила Абакумова, обвиненного в клевете на Механова. Механов с ним судится, потому что Абакумов был свидетелем тому, как в колонии от побоев умер заключенный Коровкин. Суд над Абакумовым сейчас идет, и Каргиева привезли как свидетеля и должны были допросить. И если Каргиева в итоге объявят зачинщиком —это очень серьезно, это прямая дорога к настоящему бунту. Это все какая-то сложная шахматная партия, которую, я думаю, разыгрывает челябинский ГУФСИН.

Оксана Труфанова, член ОНК по Челябинской области:

То, что происходит в СИЗО — это что-то невообразимое, и скорее всего, является следствием провокации со стороны ГУФСИН. Новый руководитель ГУФСИН Брант стал закручивать гайки. Заключенные жаловались на плохое питание, и их совсем перестали кормить. А потом откуда-то появился новый смотрящий и сотрудники позволили ему начать передел власти. Открывали камеры и позволяли бить зеков. Известно то, что заключенные массово вскрывались, среди них есть избитые.

То, что зачинщиком объявили Каргиева — это вранье, выгодное ГУФСИН. Зачинщиком является провокатор по имени Якуб, его сотрудники ГУФСИН хотели поставить смотрящим. Вчера жена Якуба на черной «Ладе» с госномером 454, регион 154 (Новосибирская область. — Открытая Россия) приезжала к СИЗО и говорила родственникам заключенных, чтобы они потерпели — мол, ее мужа Якуба сейчас поставят смотрящим, и все будет хорошо.


ЧИТАЙТЕ И СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

«С четверга дети не кормлены, воду отключили, отопление отключили». Родители заключенных в Челябинске рассказали Открытой России о причинах бунта в СИЗО № 1

Дело Механова: суд в ожидании указаний из центра

Это не бунт, это война: версии силовиков, правозащитников и родных арестантов

util