10 Декабря 2014, 14:36

«Их жизнь превращена в ад». Как ломают исторический дом на Садовой-Спасской, 19

Фото: archnadzor.ru

«Архнадзор» сообщает: в историческом доме по адресу Садовая-Спасская, 19, строение 2 ломают перекрытия, окна, двери и уничтожают интерьеры. Речь идет о построенном в 1910 году по проекту архитектора Николая Жерихова доходном доме, известном как «дом ГИРД» из-за работавшей в его подвале в 1930-е годы «Группы по изучению реактивного движения». О том, что происходит с домом и его жильцами, рассказал Дмитрий Мазеин — адвокат, представляющий интересы четырех выселенных семей

Сейчас дом ломают вопреки утвержденному проекту охраны. 24 октября Кибовский (Александр Кибовский, глава Департамента культурного наследия Москвы. — Открытая Россия) своим приказом утвердил предмет охраны дома, и туда вошли перекрытия, паркет, потолки, подлинные оконные и дверные проемы, межкомнатные перегородки и так далее.

Именно это сейчас уничтожается, и во многом уже уничтожено. Слом идет уже третью неделю, и, видимо, до нового года все перекрытия, окна, двери, паркетный и потолочный декор будут уничтожены. Дом считается памятником давно, еще с 1992 года, в реестр он попал в 2011 году. Проект капитального ремонта был подготовлен раньше, чем предметы охраны, мы его изучали и не увидели ничего похожего на то, что сейчас происходит. Капитальный ремонт не предусматривает ни слома перекрытий, ни уничтожения подлинных окон и дверей — как следует из документов, которые я видел. В ноябре этого года Кибовский выдал некое согласование о проведении работ — сам документ я не видел, но видел ссылки на него на сайте Горнаследия. Это согласование не может может противоречить предмету охраны. Из этого мы можем сделать вывод, что происходящее сейчас в доме ГИРД — это прямое нарушение законодательства об охране памятников, и это должно повлечь уголовную ответственность за уничтожение и повреждение памятников истории и культуры.

Жильцов из дома начали расселять еще лет пять назад. Предлогом стала якобы аварийность дома — как нам удалось установить, все документы об аварийности оказались подделкой.

В 2002 году специалисты «Мосжилниипроекта» заключили, что дом является ветхим. После чего кто-то — и мы примерно предполагаем кто, видимо это заказчики этого заключения, ГУП ДЕЗ Красносельского района, который замыкается на управу Красносельского района, — подделал документ, причем дважды. Вывод «ветхий» был заменен на «аварийный», что совсем не одно и то же. Были увеличены показатели степени износа, и грубо подделаны подписи экспертов — настолько грубо, что это видно невооруженным глазом. Более того, эти поддельные документы представители Департамента жилищной политики умудрились представить в суд, и так подделка всплыла — мы наконец увидели эти документы и удивились. Еще был акт обследования технического состояния дома от 2002 года, в котором были изложены сведения, вообще не соответствующие действительности — например, о том, что в некоторых квартирах обрушились перекрытия. Мы прошли по этим квартирам, а там все хорошо, потолки и полы целы. Именно эти документы были представлены на окружную и городскую межведомственные комиссии по вопросам ветхого и аварийного жилого фонда. И эти комиссии рекомендовали признать дом аварийным. Потом эти документы с рекомендациями пошли в правительство Москвы, и в 2005 году было принято распоряжение о признании дома аварийным.

Летом 2012 года мы побежали в правоохранительные органы и доложили, что документы подделаны — уведомили полицию, Следственный комитет и ФСБ.

Фото: archnadzor.ru

СК начал проверку — там и фальсификация доказательств в гражданском деле, и служебный подлог, и злоупотребление должностными полномочиями.

С тех пор прошло больше двух лет, финального решения до сих пор не принято. Они тоже установили, что отражено в соответствующих документах, что была подделка, но дальше стали искать основания не возбуждать уголовное дело. Судя по всему, дано указание этого не делать, потому что в противном случае к уголовной ответственности придется привлекать людей, которые вполне известны — круг их невелик, и легко установить, кто подделал. Последнее постановление об отказе в возбуждении дела мы получили осенью, скоро, видимо, еще одно получим и снова будем обжаловать. А дом тем временем разрушают.

Две семьи из четырех, чьи интересы я представляю — собственники квартир, еще две — социальные наниматели. В 2011 году Департамент жилищной политики обратился в Мещанский суд с требованием выселить граждан, которые не выселяются добровольно — таких было порядка 10 семей. По закону, если дом не сносится — а этот дом снести нельзя, потому что он памятник истории и культуры, его можно только реставрировать — нанимателям должен быть предложен выбор. Это либо новая квартира, либо квартира в маневренном фонде на время ремонта с последующим возвращением. Люди хотели в маневренный фонд, но суд выселил их на предоставленную жилплощадь, несмотря на их возражения, причем одну семью, опять же, в нарушение закона — а он предписывает переселять только в ЦАО — переселили в Северный округ на Бескудниковский бульвар. С собственниками еще хуже. Помимо их воли их нельзя лишить собственности, и должно было быть предложено три варианта: либо новая квартира взамен, либо денежная компенсация, либо маневренный фонд и возвращение в квартиру после ремонта. Но Мещанский суд, Мосгорсуд и даже Верховный суд, что странно, фактически легализовали принудительную мену. Абсурд, конечно, и мне непонятно, почему судьи на это идут. Несмотря на то, что

есть сложившаяся практика того же ВС, которая говорит: если собственники не хотят меняться, то их не могут обязать это делать. Есть практика и Европейского суда по правам человека.

Было рассмотрено совершенно аналогичное дело: на улице Знаменка был дом, его признали аварийным и повыкидывали людей. Семья Ткачевых дошла до Европейского суда и там решили, что Россия нарушила конвенцию и должна компенсировать Ткачевым страдания и стоимость имущества.

Сейчас, несмотря на все усилия, даже уполномоченных по правам человека, из дома всех выгнали, кроме одной семьи, которая сидит в своей квартире и никуда не уезжает — естественно, со скандалами и выламыванием дверей. А мы обратились в Европейский суд, там процесс очень небыстрый — это может растянуться года на три или на пять. За это время дом могут отремонтировать, он снова станет пригоден для жилья, и квартиры продадут новым богатым собственникам, они туда въедут и придется разбираться еще и с ними. Если исходить из усредненной стоимости $10 000 за квадратный метр, то каждая квартира стоит под миллион, а квартир в доме 64. И ради этого попирается право и ломают жизнь людям. Люди по нескольку лет ждут штурмов, выселений, и их жизнь превращена в ад.

util