15 Декабря 2014, 18:00

Навальный выступил в суде: «Будет время, когда вы у меня будете от предварительного следствия скрываться»


Алексей Навальный у Замоскворецкого суда Москвы, март 2014 года. Фото: Дмитрий Серебряков / AFP

Сегодня на заседании Замоскворецкого районного суда Москвы, где продолжается процесс братьев Навальных, обвиняемых в мошенничестве и отмывании денег, состоялся допрос Алексея Навального. Подробную запись допроса вела в твиттере пресс-секретарь Алексея Навального и Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Кира Ярмыш.

В рамках уголовных дел фирмы ООО «Главное подписное агентство» (ГПА) и фирмы ООО «Многопрофильная процессинговая компания» (МПК) братья Навальные обвиняются в мошенничестве и легализации денежных средств, совершенных в составе организованной группы с использованием служебного положения.

Вопросы Навальному задавали судья Елена Коробченко, адвокаты Ольга Михайлова и Вадим Кобзев, а также представители прокуратуры.

В начале допроса Навальный обратил внимание суда на хронологию возбуждения уголовного дела: в начале декабря 2012 года было принято решение о проведении митинга на Лубянке; 10 декабря он опубликовал в своем блоге призыв приходить на митинг; вечером того же дня по рапорту следователя и заявлению гендиректора российского «Ив Роше» Бруно Лепру было возбуждено уголовное дело; 13 декабря Следственный комитет (СК) сообщил об этом официально.

«Это дело возбуждено, чтобы запугать меня и моих близких родственников», — сказал Навальный.

Он рассказал о том, как была создана ГПА и как его брат, «занимаясь легальным бизнесом, заключил договор и работал с „Ив Роше“ и МПК; и все были абсолютно счастливы, сотрудничая много лет, и сотрудничество прекратилось только после того, как жулик Бастрыкин приказал возбудить дело».

«Все бумажки показывают, что бизнес был совершенно законным. И я к нему отношения не имел», — подчеркнул Навальный.

«В материалах дела есть прослушка моих телефонных разговоров за годы, — сказал он. — И почта — тоже за годы. Там хоть где-то упоминается слово „Ив Роше“»?

В ответ на требование судьи быть уважительнее к органам предварительного следствия Навальный заявил: «Как я могу уважительнее к этим жуликам относиться?! У Бастрыкина, вон, вообще вид на жительство в Чехии. Они фабрикуют дела. Вот про парашютистов этих (молодые люди, которые, по версии СК, покрасили в цвета украинского флага звезду на высотке на Котельнической набережной в Москве. — Открытая Россия) — что это вообще за ерунда? Или дело о картине (якобы украденной Георгием Албуровым с забора во Владимире. — Открытая Россия), например. У меня все сотрудники ФБК прошли через обыски и допросы. В СК специально люди сидят, которые придумывают все эти дела. О каком уважении к ним вы говорите?!»

На вопрос адвоката Михайловой об ущербе компании «Ив Роше» Навальный ответил, что ущерба не было: «Все говорят, что ущерб отыскал следователь».

Также Навальный прокомментировал обвинения, связанные с принадлежащей его родителям Кобяковской фабрике по лозоплетению, которой оказывал юридические услуги: «То, что я легализовал 20 млн через Кобяковскую фабрику, — абсурд, потому что я получил за все годы работы 1 млн примерно».

На вопрос о компании, оформленной на Кипре фирме ГПА, Навальный ответил, что полностью передал ее брату и вышел из состава учредителей в 2011 году (тогда как следствие обвиняет его в хищениях и после 2011 года).

Со стороны прокуратуры последовало заявление, что один из сотрудников ГПА скрылся от следствия, на что Навальный ответил: «Не скрывался. Будет время, когда вы у меня будете от органов предварительного следствия скрываться».

На утверждение прокуратуры о поддельных подписях на документах ГПА Навальный возразил, что вообще не имел отношения к документам и подписям: «Что опять же подтверждается моими телефонными разговорами, и мы обращались с просьбой изъять эти доказательства, как полученные с нарушениями, потому что это бабушка еще надвое сказала, что там ваша липовая экспертиза показала... Я даже не уверен, что понимаю, о каких документах идет речь».

На вопросы, принимал ли он участие в заключении договора с «Ив Роше», знает ли обстоятельства подписания этой бумаги, обсуждал ли это с братом, Навальный ответил отрицательно. Он напомнил, что никогда не был связан с содержательной частью работы ГПА и повторил, что «легализации доходов не происходило; через кипрский офшор это было бы очень просто, но никто же этого не делал».

Когда у представителей прокуратуры закончились вопросы, Навальный удивился: «Это все?! Перед вами же главарь страшной преступной группы!».

Судья задала Навальному вопрос: «А вы по какому профилю адвокат?». «Я, знаете ли, адвокат широкого профиля. Как и общие суды в России. Так что мы с вами почти коллеги», — ответил Навальный.

Он ответил отрицательно на вопросы судьи о том, подписывал ли он какие-нибудь финансовые документы ГПА и делился ли с ним брат подробностями работы.

Судья спросила, приносила ли Кобяковская фабрика прибыль. «Приносила небольшую, — сказал Навальный. — В материалах дела указано полное вранье, что я получал деньги от распределения дивидендов Кобяковской фабрики. Распределение было один раз!»

На вопрос, получал ли он прибыль от ГПА, Навальный ответил: «Нет».

Тогда судья спросила, какие еще источники дохода были у Навального, упомянув ФБК. «ФБК — это источник моего не дохода, а расхода, — ответил он. — Расхода, которым я очень горжусь». Навальный обратил внимание суда на то, что полтора года назад во время мэрской компании раскрывал все свои доходы, а также расходы жены.

По словам Навального, 19 декабря состоятся прения сторон; в тот же день, вероятно, будет произнесено последнее слово, а решение суд вынесет до Нового года, передает «Медиазона». Максимальное наказание, предусмотренное статьями Уголовного кодекса, по которым обвиняется Алексей Навальный, — лишение свободы на срок до семи лет.

util