15 Декабря 2014, 20:30

Каринна Москаленко о Шутове: «Когда вам однажды скажут, что я умер от болезней, пожалуйста, в это не верьте!»

Юрий Шутов. Фото: East News, архив

Адвокат Юрия Шутова Каринна Москаленко — о своем подзащитном

Юрий Титович Шутов не похож ни на кого на этом свете. Ни на кого из моих знакомых, или незнакомых людей, о которых я хоть что-либо слышала. Это совершенно уникальный человек.

Половина моего окружения считает, что он страшный человек и преступник, а другая половина считает, что он — настоящий герой нашего времени: оболганный, оклеветанный и пострадавший за то, что критиковал представителей власти, и его острополитические памфлеты и повести «Собчачье сердце» и прочие сильно ударяли по репутации высоких лиц нашего государства.

Шутов был приговорен к пожизненному заключению в результате суда, который прошел таким образом, что, когда я ознакомилась с документами, я себе запретила соглашаться или не соглашаться с теми людьми, которые считали его страшным человеком. Я запретила себе соглашаться с теми людьми, которые считали его героем нашего времени.

Я запретила себе отвечать на вопрос, совершал ли он какие-то преступления, участвовал ли он в их совершении. Единственное, что вытекало из судебных документов по делу Шутова: инкриминируемые ему деяния не были доказаны судом.

Как юрист-международник я стремилась понять, был ли обеспечен Юрию Шутову справедливый суд, справедливое судебное разбирательство, было или не было нарушение статьи 6 Европейской конвенции по правам человека. Конечно, иногда у меня были дела с чудовищными нарушениями: чего стоят дело Ходорковского, дело Белевицкого, дело Идалова. Но такое количество нарушений, которые были допущены судом и описаны в жалобе «Шутов и другие», найти трудно.

Дело рассматривалось в его отсутствие, нарушение его права на защиту и на присутствие в зале судебного разбирательства зачеркивают все остальные вопросы. Ведь Европейский суд в решениях по делу Игоря Сутягина или по делу Алексея Пичугина неоднократно подчеркивал, что если допущены какие-то глобальные нарушения прав, то можно не разбирать вопросы каждого из нарушений по существу. Этого одного глобального нарушения достаточно, чтобы признать суд несправедливым.

А не было Шутова в зале суда, потому что он требовал суда присяжных, ему в этом отказали и удалили его из процесса до конца судебных прений.

Я его посещала и в «Лефортово», и в колонии для пожизненно осужденных, где мне не дали возможности посидеть с ним и поработать с документами, потому что осужденные на пожизненное заключение находятся через барьер от адвокатов.

Я была соавтором жалобы по его делу в Европейский суд и соавтором всех дополнений и просьбы о приоритетном рассмотрении жалобы. Я, конечно, надеялась, что он доживет до того дня, когда дело будет рассмотрено в Страсбурге. Коммуникация по его жалобе давно закончена и нам даже был дан ответ, что в 2013 году решение будет вынесено. На дворе 2014 год. Более того: загадочный Шутов и его загадочное дело таким образом складывалось, что кто-то уничтожил досье по его делу в Европейском суде. Мы доказали, что это было нарушением со стороны кого-то из секретариата суда, и досье восстановили, но, к сожалению, прошло время.

Юрий Титович был очень старомоден в своих изъяснениях. Он был человеком галантным и многоречивым. Он обращался ко мне следующим образом: «Досточтимая Каринна Акоповна, извольте выслушать мою позицию».

Каринна Москаленко. Фото: Евгений Фельдман

Когда я была у него на свидании в прошлом году, он сказал: «Я не хочу умирать, и когда вам однажды скажут, что я якобы умер от болезней, пожалуйста, в это не поверьте, потому что меня реально хотят убрать. Уже несколько заключенных из тех, которых ко мне подсаживали в камеру, говорили, что они отказывались от этого поручения, потому что не хотели меня устранять. Но такая опасность постоянно существует».

Недавно моему коллеге Дмитрию Аграновскому, который тоже представляет Шутова в ЕСПЧ, позвонили из СМИ, а потом и из других мест пришли письменные сообщения, что Шутов якобы скончался в СИЗО «Лефортово».

Есть у нас еще третий коллега — Владимир Медведев. Он работает в Пермском регионе и регулярно посещает Шутова. Он, кстати, бывший врач. Он сказал мне, что в последнее время состояние здоровья Шутова было не такое плохое, хотя, описывая бесчеловечные условия содержания Юрия Титова в жалобе в ЕСПЧ, я писала о том, что, он, инвалид-колясочник (а коляски на зонах для пожизненников отбирают), был вынужден передвигаться по камере ползком по бетонному полу. А представьте, как трудно принимать пищу, трудно отправлять естественные надобности; он настолько с достоинством нес свою долю, что это вызывало уважение.

На одном из свиданий он мне сказал: «Посмотрите на меня внимательно. Вы видите, что я крепок, здоров, запомните, что я вам говорю: я не хочу и не буду умирать. И я верю, что вы, Каринна Акоповна , будете тем человеком, который не поверит, что, если меня не станет, то это произошло вследствие моих недугов, хотя недугов у меня достаточно».

Адвокат Владимир Медведев посещал его регулярно, и как бывший практикующий врач он сказал мне, что для него эта смерть стала большой неожиданностью. Более того, он был недавно в этой колонии, и к нему отказались привести Шутова. Он два дня подряд требовал, чтобы ему его привели. Когда ему говорили, что Шутов болен, он настаивал: «Тем более я должен его видеть, потому что у меня — диплом врача».

А на следующий день, как он уехал из поселка, ему сообщили, что Шутов скончался.

Я буду говорить с его вдовой, с его сыном о том, что мы должны предпринять по этому вопросу. Семья в праве требовать проверки на предмет возможного возбуждения уголовного дела, потому что, как минимум, речь может идти о неоказании помощи. Ведь когда адвокат Владимир Медведев узнал, что он болен, он требовал, чтобы его поместили в больницу.

А сотрудники колонии по какой-то причине не направили его в больницу и адвоката к нему не допустили. Я считаю, что при всех обстоятельствах на колонии лежит ответственность за нарушение права на жизнь.

Не мне судить, виновен или невиновен в инкриминируемых ему деяниях Юрий Титович Шутов, но он добивался всякий раз своего оправдания, а власти сводили с ним счеты. Ему пробили голову в тот момент, когда он, оправданный, выходил из зала суда.

Несмотря на все свои недуги, он был удивительной силы воли человек, он был просто железный человек.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Адвокат Сергей Беляк: «Власти свалили на Шутова все грехи, и свои в том числе»

Глава из книги Юрия Фельштинского и Владимира Прибыловского «Корпорация. Россия и КГБ во времена президента Путина», в которой рассказывается об отношениях Шутова с Путиным

util