16 December 2014, 14:00

Павел Чиков —​ о деле ЮКОСа: «ЕСПЧ последние годы сильно тяготит российские власти»

Павел Чиков. Фото: RFE/RL

ЕСПЧ отклонил жалобу российского Минюстра на решение, вынесенное судом по делу ЮКОСа. Глава «Агоры» Павел Чиков видит три варианта дальнейшего развития событий, худший из них — выход России из Совета Европы

В этом событии нет ничего удивительного, оно абсолютно ожидаемо, и других вариантов быть не могло. Немного удивляет только то, что это произошло так быстро. Информация о том, что российские власти обжаловали решение ЕСПЧ по ЮКОСу появилось не так давно, поскольку они затянули обжалование до конца, подав жалобу в октябре — в последние дни отведенного на это трехмесячного срока с момента вынесения решения. И вот менее чем через два месяца Европейский суд ответил, что не будет вносить дело ЮКОСа на обсуждение Большой палаты.

Это означает, что в ближайшее время решение ЕСПЧ по ЮКОСу вступит в силу и будет опубликовано под красной пометкой Final (окончательное. — Открытая Россия) с указанием даты. И дальше в течение трех месяцев от этой даты российские власти должны будут исполнить решение ЕСПЧ.

Всех интересует: и что дальше, что теперь будет? Дальше, вне всякого сомнения, будет обязанность исполнить решение ЕСПЧ, в том числе выплатить компенсацию. И здесь ключевым политическим моментом будут действия российских властей. Тут возможны три различных варианта развития событий.

Первый вариант — взять и тупо заплатить всю сумму компенсации. Наверное, это самый разумный вариант, самый простой и наименее болезненный по последствиям. Тем более, что казна не опустеет из-за двух миллиардов даже в тех сложных экономических реалиях, при которых мы сейчас живем.

Второй вариант — вести переговоры о рассрочке выплаты и определении порядка исполнения данного решения. Например, можно вступить в переписку с Комитетом министров Совета Европы с просьбой о рассрочке, аргументируя ее необходимость тем, что решение беспрецедентно, сумма огромна, такие средства не заложены в бюджете и так далее. Почти наверняка Комитет министров на это согласится. И тогда мы опять возвращаемся к первому варианту — поскольку уж если собаке хвост купировать, то лучше сразу весь, чем отрезать по кусочкам, мне так кажется.

Наконец, третий вариант — просто на голубом глазу не исполнять решение и посмотреть, что будет происходить. Очевидно, что в таком случае заявители сразу же по истечении срока исполнения обратятся в Комитет министров с жалобой на неисполнение российскими властями решения Европейского суда. Будет соответствующее разбирательство, по итогам которого Комитет министров примет резолюцию. Факт отсутствия выплат, а следовательно, неисполнение решения, будет установленным и неоспоримым, и Комитет министров, требуя исполнения решения, будет вынужден чем-нибудь пригрозить — не обязательно сразу же выходом из Совета Европы, а например, какими-нибудь санкциями. И это может уйти в довольно длительные переговоры и разговоры.

К сожалению, зная стиль поведения российских властей, я склонен считать, что они выберут третий вариант. По логике, что выплатить деньги никогда не поздно, поэтому давайте посмотрим, что будет, если мы не будем платить, давайте пообвиняем Совет Европы в политической мотивированности, давайте объясним, что Совет Европы все неправильно понял. И так далее — в рамках классической риторики, которая сейчас, конечно, на глазах обесценивается, но тем не менее нет никаких оснований полагать, что Кремль способен предложить здесь какой-то иной подход.

При самом худшем развитии событий встанет вопрос об исключении России из Совета Европы в связи с неисполнением ей решений Европейского суда по правам человека. Но это тоже не происходит автоматически. Поскольку ЕСПЧ является частью Конвенции о защите прав человека и основных свобод, соответственно также нужно решение об исключении России из этой Конвенции, и этот процесс может затянуться. Причем это не означает, что ЕСПЧ вдруг перестанет рассматривать дела по России — это будет происходить еще достаточно длительное время, примерно так же, как происходит сейчас.

Все те дела, которые были поданы ранее, а также дела, которые будут поданы вплоть до последнего дня членства России в Конвенции Европейский суд будет рассматривать. Когда Россия выйдет из Совета Европы, но ЕСПЧ еще будет продолжать выносить решения и назначать компенсации по уже имеющимся делам (этот период может растянуться на шесть-семь лет), при этом Россия безусловно уже не будет выплачивать эти компенсации — здесь может возникнуть отдельная, очень интересная для нас, юристов, сфера. Это будет большая сфера для юридической деятельности во всемирном масштабе, которая будет заключаться в поиске по всему миру имущества российского государства и обращении в местные суды с заявлениями об аресте этого имущества во исполнение решения ЕСПЧ.

Несомненно, Европейский суд последние годы так сильно тяготит российские власти, в том числе и судебную систему, что эти парни, на какое-то короткое время вздохнут свободно, когда наконец над ними больше не будет надсмотрщиков из Страсбурга, позволяющих себе не соглашаться с мнением российских судов.

Потеряют ли что-то от выхода из Совета Европы сами российские власти? Мне кажется, российские власти уже практически все потеряли. Но тут все зависит от оценки. Скажем так, СССР же не состоял ни в каких Советах Европы и ни в каких евроинтеграционных процессах не участвовал, и при этом успешно продавал энергоносители в ту же Европу. Наверное, есть идеологи, которые примерно так и будут объяснять это, и что хрен с ним, с Советом Европы.

Но в реальности все достаточно печально. Сейчас уже понятно, куда ведет нынешний внутриполитический курс, пока не ясно лишь то, насколько далеко и глубоко он нас заведет. И в том, что в итоге российские власти потеряют все, у меня никаких сомнений нет. Вопрос только во времени.






















ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Чиков: Россия может выйти из Совета Европы

О деле ЮКОСа и ЕСПЧ: ответы Павла Чикова на вопросы читателей Открытой России

util