16 Декабря 2014, 21:38

Адвокат Андрей Шугаев: «Группировка Шутова выделялась жестокостью убийств»

Юрий Шутов, 90-е годы, Санкт-Петербург. Фото: Павел Маркин / East News

15 декабря Открытая Россия опубликовала воспоминания адвокатов Каринны Москаленко и Сергея Беляка о Юрии Шутове — бывшем депутате Законодательного собрания Санкт-Петербурга, приговоренном к пожизненному заключению за организацию нескольких убийств в 2006 году и умершем в колонии «Белый лебедь» 12 декабря. И Москаленко, и Беляк считают Шутова невиновным и отзываются об этой фигуре с глубоким уважением. Однако есть и другая точка зрения. Адвокат Андрей Шугаев, являвшийся представителем потерпевшей стороны в судебном процессе по делу Шутова, считает его лидером опасной банды.

—  В какой период вы принимали участие в суде над Шутовым и его группой?

— Я вошел в это уголовное дело на стадии завершения предварительного следствия. Ко мне обратились родственники убитого российского бизнесмена, известного общественного деятеля Дмитрия Филиппова. Филиппов был руководителем ряда крупнейших финансово-промышленных групп, председателем совета директоров Тобольского нефтехимического комбината, председателем Совета банкиров и промышленников Санкт-Петербурга, председателем совета директоров банка «Менатеп-Спб», членом совета директоров ООО «Кировский завод». Вдова Филиппова и его сын Иван попросили меня представлять их интересы как потерпевшей стороны.

С момента завершения предварительного следствия и передачи дела в начале 2001 года в Санкт-Петербургский городской суд я участвовал практически во всех судебных слушаниях вплоть до вынесения приговора в феврале 2006 года. Участвовал я в деле и на всех последующих стадиях, вплоть до рассмотрения жалобы в Верховном суде Российской Федерации.

В первой инстанции, в городском суде, дело рассматривалось под председательством федерального судьи Иванова с участием двух народных заседателей. Обвиняемых по делу было 18 человек, включая Шутова. Основная часть подсудимых неправомерно требовала рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей. Почему неправомерно? Дело в том, что к моменту поступления уголовного дела в суд в январе 2001 года нормы УПК РФ о рассмотрении определенной категории уголовных дел с участием присяжных заседателей на территории Санкт-Петербурга и Москвы вводились в действие лишь с 1 января 2004 года. Таким образом, в процессе по делу группы Шутова коллегия присяжных по закону не могла быть сформирована.

Следует отметить, что несколько подсудимых дали согласие на сотрудничество со следствием еще до рассмотрения дела в суде — это Минаков, Коржавин и Рогожников. Причем это были активные участники банды. В частности, Рогожников участвовал в убийстве общественно-опасным способом Дмитрия Филиппова, интересы семьи которого я представлял на процессе, а также в убийстве гражданина Здобина.

С 2001 года, с самого начала процесса, с предварительных слушаний, основная часть подсудимых, включая Шутова, и некоторые их защитники устраивали обструкцию суду. Адвокаты на протяжении трех лет срывали судебные заседания. На каждое судебное заседание один или двое адвокатов не являлись под различными предлогами — якобы из-за болезни, участия в другом судебном заседании. А дело в отношении подсудимых без адвокатов рассматриваться не может в силу закона. Поэтому суд вынужден был постоянно откладывать эти судебные заседания. Таким образом, обвиняемые и их защитники фактически торпедировали судебный процесс, не давали ему начаться.

Я уж не говорю о постоянных угрозах со стороны подсудимых. Я сам сидел недалеко от клетки, в которой находилась разъяренная толпа бандитов. Некоторые из них в нецензурной форме угрожали мне физической расправой и даже убийством.

В связи с попытками подсудимых блокировать начало судебного разбирательства судья Иванов и государственные обвинители обратились в адвокатскую палату Санкт-Петербурга с заявлением о том, что со стороны защитников подсудимых имеются постоянные попытки срыва судебных слушаний.

По итогам разбирательства в палате, в соответствии с решениями судебных органов Санкт-Петербурга четыре защитника подсудимых были лишены статуса адвокатов. Дошло до того, что на каждое заседание длительное время вынужден был ходить представитель руководства адвокатской палаты Санкт-Петербурга, чтобы проверять явку адвокатов.

И последующие доводы адвокатов, приступивших к защите Шутова уже после завершения рассмотрения дела в первой инстанции, о том, что якобы были затянуты сроки судебных слушаний, абсолютно несостоятельны. Значительная часть подсудимых и их защитники грубо, нагло, дерзко, цинично срывали заседания суда. Да, действительно, дело рассматривалось с 2001 по 2006 год. Но это не вина суда, не вина гособвинителей — это вина отдельных недобросовестных адвокатов и самих подсудимых.

—  Что можно сказать о группировке Шутова? Каковы были, на ваш взгляд, мотивы Шутова при совершении им преступлений?

— Мне известно, что Шутов еще до этого громкого уголовного дела дважды привлекался к уголовной ответственности, и на одном из этапов привлечения к уголовной ответственности познакомился с бывшим десантником, орденоносцем, кстати говоря, — Айратом Гимрановым. Группа Шутова — это организованное преступное сообщество. Там была строжайшая дисциплина, которая поддерживалась абсолютно репрессивными методами — в частности, один из членов банды был убит своими же. По приказу Шутова расправились с членом банды Владимиром Федоровым. Его увезли за город и зарубили топором, в назидание другим членам группировки, чтобы они были под влиянием Шутова. Это не мои измышления — это материалы уголовного дела, это показания того же Рогожникова, который участвовал в казни Федорова.

Группировка пользовалась изощренными методами конспирации. Так, при организации убийства адвоката Игоря Дубовика в 1998 году, член банды Лагуткин (в армии был снайпером, имел боевые награды) переоделся в женское платье, ему делали грим. Были в суде допрошены лица, которые накладывали ему грим, подбирали парик. Такие меры предпринимались, чтобы убийца мог приблизиться к Дубовику вплотную и расстрелять его в упор, что и было сделано. Это подтверждается и объективными доказательствами, и показаниями членов банды.

Были условные обозначения, псевдонимы. Шутов фигурировал под прозвищем Папа, Гимранов — Вован, или Вовик. Когда убивали Дмитрия Филиппова, бандиты долго изучали местность, изучали график его передвижений, вели наружное наблюдение. Филиппов был убит при помощи подрыва бомбы — ее заложили в плафон в подъезде. Когда Филиппов вместе с охранником зашел в подъезд, убийцы, находившиеся в машине неподалеку от подъезда, привели бомбу в действие при помощи дистанционного управления. При взрыве Филиппов получил несовместимые с жизнью ранения и через три дня скончался. Это произошло в октябре 1998 года.

Шутов отдавал приказы на все убийства, за исключением одного. Еще был убит некто Здобин. О нем практически нигде в СМИ не указывалось. Это был так называемый эксцесс исполнителя. Здобин был личным врагом одного из членов банды. Николаева, и Николаев подговорил нескольких человек, в том числе Рогожникова, пойти с ним «разобраться». Здобина вывезли в лесопосадки и убили. Тут уже Шутов указаний не давал, его просто поставили в известность об убийстве постфактум. Здобина убивали с особой жестокостью, всего истыкали отверткой, а потом перерезали горло «розочкой». Это делали Николаев и Рогожников.

Шутов не только руководил, но и распределял вознаграждения за преступления. Исполнители — тот же Лагуткин, Рогожников — получали по 200-300 долларов за каждое убийство. Столько стоила жизнь человека для Шутова. Но главари банды — Шутов, Денисов и Гимранов— имели, разумеется, куда большие суммы.

Андрей Шугаев. Фото: МКА «Клишин и Партнеры»

—  И все-таки, в мотивах Шутова первичны были экономика или, может быть, какие-то политические цели?

— Во-первых, Шутов стремился к уничтожению конкурентов. Например, Дубовик занимался одной сделкой, в которую хотел вклиниться Шутов. Но ему это не удалось, и Дубовик был устранен. Что касается убийства Филиппова — Шутов очень хотел вклиниться в бизнес, которым занимался Филиппов. По показаниям сына Филиппова, Ивана, отец говорил ему о том, что Шутов хочет войти «в долю». Филиппов категорически отвергал эти предложения, поскольку считал Шутова нечестным человеком, и был убежден, что с ним никакие дела вести нельзя.

Разумеется, владея определенными финансовыми ресурсами, можно думать и о политической карьере. Шутов о ней и думал. Даже находясь в СИЗО, он смог переизбраться депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

—  А в чем секрет успешности Шутова в политическом плане?

— У Шутова была определенная харизма, он был неплохим трибуном, неплохим публицистом. Он находил поддержку среди определенной части населения Санкт-Петербурга. Я помню, как на процесс (абсолютно открытый) приходили сторонники Шутова. Это были в основном пожилые люди. Его риторика была направлена на «униженных и оскорбленных», на людей среднего и низкого достатка, которые полагали, что он действительно борец с коррупцией, борец с богатыми, а значит, «он за нас». Люди держали плакаты и стоя под стенами суда, и стоя под стенами СИЗО «Кресты», где проходила часть судебных заседаний.

То есть Шутов имел определенную общественную поддержку, что не отменяет того, что он — организатор кровавой банды, на счету которой ряд заказных убийств.

—  Защитники Шутова часто говорили, что именно из-за его популярности рассмотрение уголовного дела перевели непосредственно в СИЗО...

— Сначала слушания проходили в горсуде. Но когда начали поступать угрозы в адрес судьи и народных заседателей (пожилых женщин), было принято решение о переносе заседаний в СИЗО «Кресты». Заседания проходили в клубе «Крестов». Но хочу отметить, что все граждане свободно могли приходить на заседания, в том числе и сторонники Шутова с плакатиками. Им выписывали пропуска и они сидели в зале суда. Процесс был абсолютно открытым.

—  Сколько всего доказанных убийств на счету банды?

— Из доказанных: это адвокат Игорь Дубовик (февраль 1998 года), это бизнесмен Алексеев (май 1998 года), это Дмитрий Филиппов (октябрь 1998 года), это член банды Владимир Федоров, гражданин Здобин. Следствием предпринимались попытки обвинить членов банды в еще нескольких убийствах, но эти обвинения в суде были сняты за недоказанностью, что подтверждает факт абсолютной объективности и непредвзятости суда. Членам шутовской банды в суде были также предъявлены обвинения в вымогательстве, похищениях людей, грабежах, уничтожении имущества, кражах. И все это нашло отражение в приговоре.

—  Группировка Шутова — это обычная банда эпохи 90-х или она является каким-то особенным явлением?

— Группировка Шутова выделялась жестокостью убийств, общественно-опасными способами совершения убийств. Вспомним взрывное устройство, заложенное в плафоне подъезда, при помощи которого был убит Филиппов. При взрыве тогда был тяжело ранен и получил контузию охранник Филиппова. Он-то тут причем? В этот момент в подъезде могли оказаться и другие абсолютно случайные люди. Хочу еще раз подчеркнуть, что в банде Шутова была глубокая конспирация, которая используются оперативными службами.

—  Почему группировку в конце концов обезвредили? У нее раньше была какая-то «крыша», которая потом «сползла», или это просто результат хорошей работы правоохранителей?

— Никакой крыши у них не было. Крыша была одна — «Папа», Юрий Шутов.

Я знаю этих оперативников хорошо. Они потом, на стадии судебного процесса, обеспечивали безопасность судьи и народных заседателей, так как им реально угрожала физическая расправа. И позднее, когда рассмотрение дела перевели в «Кресты», судью и заседателей даже возили в бронированных автомобилях, так как была реальная угроза их жизни. Была проделана отличная работа и оперативниками, и следователями, и прокурорами, которые довели дело до обвинительного приговора.

—  Как вы относитесь к доводам о том, что Шутов был неудобен властям, и его упрятали пожизненно за решетку именно из-за того, что он был неудобен?

— Я хорошо знаю, что такое административный ресурс, еще с тех пор, когда сам работал следователем, и знаю ситуации, когда тебе дают по шапке со словами «этого не делай, а это делай и быстрее». Я сталкивался с административным ресурсом и работая адвокатом. Так вот, если бы в деле Шутова был административный ресурс, его бы завершили за полгода, а не тянули бы шесть лет. Поэтому тут говорить об административном ресурсе смешно.

Вина Шутова и его подельников признана не только горсудом Петербурга, но и Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда, которая полностью признала приговор, вынесенный в суде первой инстанции законным и не подлежащим отмене.

Я полностью отрицаю политическую подоплеку этого дела. Это не политическое дело, а типичная " уголовка", хотя и из ряда вон выходящая, а Шутов — организатор этих жестоких преступлений.

Хочу подчеркнуть, что смерть человека — это всегда трагедия, но недопустимо, как мне представляется, эту трагедию превращать в акцию незаслуженной реабилитации человека, который был организатором целой серии убийств ни в чем не повинных людей.

util