17 Декабря 2014, 16:13

Сергей Гуриев: ​Россия устремляется в экономическую бурю без капитана

Сергей Гуриев. Фото: Cabinet Lounge / Facebook

Сбылись худшие страхи Москвы, сравнивать нынешний кризис с 2008–2009 годами — значит выдавать желаемое за действительное, говорит экс-ректор Российской экономической школы, профессор экономики парижской Школы политических наук Сергей Гуриев]

Во вторник вечером рубль стоил один евроцент, примерно на 30% меньше, чем в понедельник утром. Такой же провал пережили российские биржевые индексы. Последние несколько недель рубль и биржевые индексы падали вместе с ценами на нефть, но на этой неделе цены стабильно держались на уровне около $60 за баррель.

Что же привело к этим событиям и откуда такое несоответствие курсов валют, цен на нефть и биржевых котировок? По всей вероятности, хаос спровоцировала необычная сделка с облигациями крупнейшей российской нефтяной компании «Роснефть». В прошлом году, во времена трехзначных цен на нефть эта государственная компания набрала в ведущих иностранных и российских банках кредитов на общую сумму около $40 млрд для покупки своего бывшего конкурента, совместное предприятие ТНК-BP со штаб-квартирой в Москве. Но сейчас, с учетом низких цен на нефть и эффекта от западных санкций, наложенных на Россию в ответ на ее действия в Украине, не вполне ясно, как «Роснефть» собирается выплачивать или рефинансировать свой долг.

Вот почему в течение этого года «Роснефть» несколько раз обращалась к правительству с просьбой занять $40 млрд из Фонда национального благосостояния. Получить этих денег не удалось, и в конце прошлой недели «Роснефть» выпустила на $11 млрд рублевых облигаций. По некоторым сведениям, их скупили крупнейшие государственные банки. Процент, который инвесторы требуют с «Роснефти» по этим облигациям, существенно ниже даже процентов по государственному долгу России с теми же сроками погашения —беспрецедентные условия для компании, да еще для компании, которая находится под международными санкциями. По странному совпадению, Центробанк разрешил покупателям этих облигаций использовать их в качестве обеспечения для прямых заимствований у самого себя.

Эта сделка послала рынку отчетливый сигнал. Во-первых, она показала, что главное для Москвы не борьба с инфляцией и стабилизация рубля, а поддержка «Роснефти». Во-вторых, она показала, что Центробанк готов идти на очень сомнительные меры. Сделка с «Роснефтью» повысила риски в банковской системе. Государственные кредиторы нефтяной госкомпании уже рискуют значительной частью своего капитала, и покупка рублевых облигаций по завышенным ценам приведет к дальнейшему вымыванию их капитала.

Элвира Набиуллина, Владимир Путин и Игорь Сечин (слева направо). Фото: Сергей Карпухин / AFP

В-третьих, стало ясно, что ни у правительства, ни у Центробанка нет стратегии или хотя бы четкого понимания того, как искать выход из сложившейся ситуации, усугубленной плохим инвестиционным климатом и, как следствие, рекордным бегством капитала.

На рынках видят надвигающуюся бурю, но не видят капитана корабля. За последние недели худшие кошмары России стали реальностью: цены на нефть упали, азиатские рынки отказались спасать российские банки и компании, всё более иллюзорными делаются надежды снятие санкций.

В ответ Москва — осознанно или неосознанно — совершает одну политическую ошибку за другой.

Объявленный в отместку за акции запрет на импорт западных продуктов оказался контрпродуктивным и к тому же подорвал таможенный союз с Белоруссией, близким союзником, который до недавних пор обеспечивал транзит европейского продуктового импорта.

Москва и Центробанк не смогли прояснить, каким образом они собираются выплачивать громадную внешнюю задолженность российских банков и предприятий, а всего две недели назад президент России Владимир Путин подписал федеральный бюджет на 2015–17 годы, всё еще основанный на прогнозах 2,5-процентного годового прироста ВВП, 5,5-процентной инфляции и нефти по $96 за баррель. Тогда эти прогнозы были абсолютно нереалистичны, сейчас же они просто смешны.

Что будет дальше? Месяц назад Центробанк называл «маловероятным» сценарий, предсказывающий в 2015 году цену на нефть на уровне $60 за баррель и 4-процентное снижение роста ВВП. Но цены на нефть уже упали до $60, и мягкая рецессия представляется несбыточной мечтой. Финансовый обвал и повышение ключевой ставки в ночь на вторник свидетельствуют о настоящей экономической катастрофе. Сравнивать нынешний кризис с 2008–09 годами —значит выдавать желаемое за действительное. В начале 2009 года Центробанк остановил финансовый хаос, подняв ключевую ставку до 13% — и за этим последовало падение роста ВВП на 8%. Вчера Центробанк повысил ключевую ставку до 17%, но остановить обвал так и не смог.

Есть всего два обстоятельства, которые представляются несомненными. Первое: без отмены санкций и возвращения высоких цен на нефть российская экономика будет расти в 2015 году гораздо медленнее. Второе: можно с уверенностью предсказать, что реакция Москвы— и экономическая, и внешнеполитическая — будет непредсказуемой.

Оригинал статьи Сергея Гуриева опубликован в The Financial Times 16 декабря

util