17 Декабря 2014, 18:00

Психолог Сергей Ениколопов: «Об агрессии не стоит говорить — скорее о депрессии»

Сергей Ениколопов. Фото: Катя Абрамкина

Специалист по психологии агрессии Сергей Ениколопов рассказал Открытой России, как и на ком может отразиться происходящее с курсом валют, и почему кризис в неблагополучной стране вызовет не панику, а безысходность

— У некоторых сейчас — переживание стресса, у некоторых — никакого стресса, потому что их это мало волнует. Пока. Надо понимать, что большинство россиян живет совершенно по-другому (в отличие от тех, кто обеспокоен падением рубля. — Открытая Россия): во-первых, они живут в рублевой зоне, во-вторых, получают такие зарплаты, что их этот скачок вообще не волнует; их волнует только скачок цен. Вот когда поднимутся цены, тогда они начнут по-настоящему нервничать. У некоторых, особо тревожных, уже разговоры о росте цен вызывают тревогу, — но сказать, что россияне уже несколько дней как пребывают в панике, нельзя.

У некоторого количества людей могут возникнуть проблемы в связи с кредитами. И там можно ожидать чего угодно — например, того, что было в Испании, в Греции, то есть самоубийств. Вместе с тем рушится вся их система самоуважения, ценностей, того, как они себя ощущали. Но это не 90-е годы. Нужно все время помнить, что страна пережила 90-е, дефолт 98-го и прошлый кризис. Может быть, он не так сказался на экономике, как на людях, — на них он сказался довольно сильно. На этом фоне ожидать фантастического ощущения краха и кризиса у большинства не нужно.

Это не страна, которая жила предельно благополучно и вдруг получила то, что сейчас получила. Это страна, которая жила не очень благополучно, и ее реакция более спокойная.

Об агрессии, думаю, здесь вообще не стоит говорить — скорее о депрессии. Агрессия может проявиться в виде роста грабежей, нападений, но это уже вопрос к правоохранительным органам, если они будут нормально работать. Серьезно нужно относиться именно к депрессии, к депрессивному фону, к тревоге, к людям, которые это переживают. У них может появиться безысходность, бесперспективность. Это не такая прямая линия к суицидам, о которой я уже говорил — невозможность выплатить кредит и прочее, — а проблема ощущения полной безнадежности. Но я подозреваю, что эти люди уже отошли от прошлого: ведь у нас уже 20 лет такое.

Например, в Америке все жили счастливо, и вдруг обнаружилось, что башни-близнецы можно взорвать. Вот там была настоящая паника. А у нас... Люди, которые столько пережили, разве не могут еще пережить? Молодежь будет дергаться, но она и так дергается по любому поводу.

util